~Loveless~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~Loveless~ » †Главное здание Приюта (Школа)† » Кабинет Акадо Шона


Кабинет Акадо Шона

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

Просторное светлое помещение. На стенах золотистого цвета - красные панели. Большие, начинающиеся от самого пола, окна обрамляют тяжёлые шторы из красного бархата. Шторы всегда распахнуты, чтобы ничего не преграждало дорогу солнечным лучам. У стены напротив окон - большой книжный шкаф. Каких книг только нет на его полках: от классической восточной и западной литературы, до учебников по анатомии, философии, много книг о теории ВС, а также цветные папки с различными документами, заявлениями и другими важными бумагами. У стены напротив входа расположен стол Шона: довольно большой, из красного дерева с резными ножками, лакированный. На столе - ноутбук с колонками, пара ручек, стопка каких - то бумаг и горшок с орхидеями. Рядом со столом - три мягких, удобных стула, тоже из красного лакированного дерева, с высокими спинками и резными ножками. Один стул - для Акадо, два других - для посетителей или воспитанников. На одной из стен висит фотография в толстой рамке, на фото - Соби Агацума вместе с Рицкой. На рамке золотистыми буквами выгравирована надпись: "Вы вечны в наших сердцах". Также имеется несколько напольных ваз с живыми цветами. На полу - бордовый мягкий ковёр.
В присутвии Акадо кабинет никогда не запирался на ключ и войти туда мог любой, даже без стука.

0

2

Телефонный разговор Эйхе Никами и Акадо Шона

Эйхе Никами

В глаза бил яркий свет. Эйхе проснулась. Оглядевшись вокруг, она никого не увидела. Я провела здесь всю ночь? - в недоумении подумала она. С трудом прийдя в вертикальное положение, она вдруг увидела какую-то бумажку, лежавшую возле нее. Собираясь уже ее смахнуть, девушка обнаружила, что это не бумажка, а визитка! Заинтригованая Эйхе взяла ее в руки. Черная карточка с золотыми буквами гласила: Akado Sean. Приют "Мыс доброй надежды". Прочитав эту надпись, и все еще не веря своим глазам Эйхе вдруг осенило: Приют! Вот он, выход из затруднительного положения с поиском жилья!
Эйхе встала и пошла на поиски таксофона - к сожалению мобильника у нее не было. Найдя его, Эйхе стала рыться в сумке в надежде найти мелочь. Поиски окончились успешно и блондинка бросила монетки в скважину. Неуверенным движением сняв трубку, Эйхе набрала номер телефона указанный на визитке.
Звонок Акадо Шону
Томительные гудки...Вот, кто-то взял трубку. Эйхе робко спросила:
-Акадо Шон?Не могли бы вы взять меня в свой приют?

Акадо Шон

Шон мирно спал на рабочем месте, когда телефон, лежащий на столе, громко завибрировал. Не поняв сразу в чём дело и что вообще происходит, блондин аж подпрыгнул на стуле. Но ощутив, что находится в реальном мире и что источник шума - это вовсе не представляющий никакой опасности мобильник, он взял в руки трубку, и удивившись, что номер высветился какой-то непонятный, всё - таки решился ответить.
- Не могли бы вы взять меня в свой приют? - эхом пронеслось в голове у Шона. Такого конкретного вопроса он никак не ожидал поэтому, не сразу нашёл что ответить. Но в голове начали смутно проступать события вчерашнего дня: парень с девушкой, которых он встретил в парке, а потом ещё одна ВС, уснувшая прямо на лавочке.
- Скорее всего это она, ведь я оставил ей визитку, -сообразил Акадо.
- Да, я слушаю вас. Знаете, давайте мы встретимся с вами через полчаса в центре у ресторана "Ракито-До" и там всё обсудим, - серьёзным, спокойным голосом произнёс Шон и бросил трубку, не дождавшись ответа на "другом конце провода".
Но потом очень пожалел об этом: - Я же забыл спросить её имя. Кретин!.. Ну ничего, я же помню как она выглядит: блондинка с ушками, одета в чёрное, - успокоил себя Боец.
После чего, поднялся, привёл волосы в порядок, и захватив собой пальто, направился к стоянке, где была припаркована его машина.

По дороге он отправил сообщение Хаииро - сану.

>>>>>>>>>Ресторан "Ракито-До"

0

3

===>Пустырь

Занятия уже начались поэтому, в коридоре, ведущему к кабинету Шона, никого не было.
Зайдя в кабинет, в первую очередь - посмотреть в зеркало и ужаснуться своему виду.
Чёрт, нужно было сначала заехать домой и переодеться… Но оказавшись дома, он скорее всего просто завалился бы в постель и проспал до вечера, так что… Но ведь он, конечно же, что-то придумает, обязательно… Главное, чтобы как можно меньше людей увидело его в таком виде.
Снять запылённое пальто, не забыв при этом достать из кармана кольт и сотовый телефон, и швырнуть их в один из ящиков огромного письменно стола из красного дерева.
Брюки тоже выглядели не менее грязными, зато пиджак и рубашка – вполне прилично.
Усевшись на стул и облокотившись на высокую мягкую спинку, Акадо попытался связаться по внутренней связи с Аратой, но ему ответили, что того ещё нет на месте. Странно, ведь обычно исполнительный помощник приходил даже раньше, чем сам Акадо. Ну, типа начальство не опаздывает… и всё такое. А все остальные должны работать.
Следующей на очереди оказалась секретарша. Благо, она была на рабочем месте, да ещё и почти сразу подняла трубку.
- Доброе утро, Акадо – сан, - защебетала она своим приятным голоском.
- Да, доброе, - директор собрался с мыслями и решил подкатить как бы издалека...
– Мэрри-Энн, - да-да, секретарша была англичанкой, но, кажется, с детства жила в Японии, - У меня к Вам нестандартная просьба…
На конце провода послышался короткий вздох, наверное, девушка при этом ещё и театрально закатила глаза, мол, «ну давай уже, выкладывай». Но Шон этого, конечно же, не видел…
- Гхм, Акадо – сан, да у вас ко мне по три нестандартных просьбы на неделе, так что, я Вас внимательно слушаю…
Блондин закусил губу, а затем продолжил.
- В общем, мне нужен свежий чистый костюм, причём как можно быстрее, не могли бы Вы отправить кого-то в магазин, или ко мне домой?
Снова вздох.
- Господин Акадо, Вы что, забыли? – Шону показалось, что в голосе Кэтрин звучат нотки раздражения, но на самом деле это была всего лишь ирония, - Ещё на прошлой неделе Вы просили меня отдать в химчистку Ваш белый костюм, в котором Вы ездили на встречу со спонсорами, назвав это тоже нестандартной просьбой, ну впрочем, как и всегда. Так вот, я его уже забрала, и хотела Вам вернуть, но ведь Вас вчера не было целый день. Так что, я его сейчас принесу, - и бросила трубку.
Ну что тут скажешь? Вот и чудненько…
Через несколько минут секретарша вошла в кабинет, даже не постучавшись, хотя это было ей в принципе позволено. Да и как там постучаться, если руки заняты вешалкой с одеждой?
Шон попросил оставить костюм на одном из стульев, затем вежливо поблагодарил и сказал, что ждёт её возвращения через пять минут. Мэрри сразу поняла, о чём идёт речь, кивнула в ответ и вышла.
Как только дверь за девушкой захлопнулась, блондин начал переодеваться, и на это ему потребовалось ровно пять минут.
После чего, в кабинет вновь вернулась секретарша. В одной руке она держала расчёску, а в другой – что-то маленькое и блестящее, но Шон не смог рассмотреть что именно.
Она обошла письменный стол и вплотную приблизилась к Шону, сидящему на стуле. Приблизилась так, что он сумел почувствовать приятный аромат её  духов.
Слегка склонившись, она отделила одну прядь белоснежных волос директора и принялась аккуратно их расчесывать.
Вообще, Акадо терпеть не мог, когда кто-то посторонний осмеливался прикоснуться к его волосам, но она была исключением. За это он даже был готов прощать ей все ошибки, опоздания, прогулы, пятна от чашек с кофе и лака для ногтей на важных бумагах, всё, что угодно. Конечно, лучше было бы нанять девушку в качестве стилиста, а не секретарши, но Акадо и так всё устраивало, да и Мэрри-Энн, кажется, тоже не жаловалась. Или же ей просто ничего больше не оставалось.
Через десять минут она закончила, перекинув волосы Шона на его левое плечо и зафиксировав их золотой заколкой с резным узором – вот что блестело у неё в руках.
Пока секретарша колдовала над причёской, мужчина пару раз чуть не уснул, но смог вовремя себя остановить…
После её ухода, Акадо достал из ящика мобильник с намерением позвонить Арате. Только сейчас он заметил несколько пропущенных вызовов от помощника…
Несколько гудков… И вот, он уже слышит знакомый голос Нару.
- Доброе утро, Арата. Хотелось бы видеть тебя на рабочем месте… Не буду говорить, что срочно… Но лучше бы побыстрее. В общем, жду тебя в своём кабинете, - не дождавшись ответа, он нажал на красную кнопку, закончив тем самым короткий разговор. А что? Ведь он и так знал, что на другом конце провода ему ответят «да, конечно».

Ожидая своего помощника, директор опустил голову на стол, решив лишь немного вот так полежать. Он обещал себе, что, нет-нет, он не коем случае не уснёт. Но уже через пару минут это обещание было нарушено. Последние мысли, перед тем как он забылся во сне, были о Лоренсе, а ещё Шон искренне надеялся, что его Связь не станет в Приюте главной темой для обсуждения и сенсацией этой недели…

0

4

Улицы города.

Лениво откинувшись на спинку кресла и водя по рулю кончиками пальцев, словно размышляя, Измаэль сидел в машине и лениво смотрел на дорогу. Нет, он все-таки размышлял: куда и зачем ему дальше ехать. Конечно, хотелось быстрее отправиться домой и увидеть своего братика, который сидел дома.
Небось, уже все мультики с Бэтменом пересмотрел и перетер с Человеком-Пауком в ванной все про Женщину Кошку. Чудо. Скучающий взгляд скользил по разным вывескам и рекламам, как внезапно ассоциативный ряд от огромного плаката с грустным щенком и надписью «Забери меня скорей, из приюта в мир людей!» заставил его широко улыбнуться и пообещать подарить себе праздничную открытку за догадливость. А, да. Еще будет цветов, только вот каких именно потом можно решить. Сейчас – просто лень. Матушка-лень, совсем загоняла бедного мальчика. Пай-мальчика.
- Бинго, Май! – в салоне авто раздался звонкий смех, после чего испанец достал телефон и набрал номер знакомого, - Бен? Хай, amigo! Скажи мне, ты что-то говорил про приют для «одаренных»? Да-да-да, что у тебя любимый племянник туда пошел, чтобы его не загребли алчные руки «длани Господней», - в голосе явно слышалось презрение, когда Измаэль упоминал организацию «Дети Ада», - Ну так, я все помню. Да-да, скажи мне адрес, куда вы ребенка сдали. Ага. Ага. Отлично, я запомнил. Зачем мне? – звонкий смех снова разнесся по салону, - Я просто не даю себе заскучать. Adios, kiddo! – телефон улетел куда-то на соседнее сидение, и испанец вдавил газ в пол и рванул по адресу.
Здание его сильно не впечатлило, но ведь внутри, пожалуй, должно быть интереснее. Ушки и хвостики, милые и очаровательные детки так и должны кишить в этом здании, не так ли? Воплощение чистоты и невинности, ах! От таких мыслей начинают подрагивать руки, а глаза непроизвольно загораются каким-то странным – вот уж чушь! И полная неправда! – желанием. Но! Он же идет не просто так погулять и подцепить кавайную детку, а в целый рассадник. Так. Стоп. Никто не должен сразу понять, зачем он пришел именно. И поэтому… Да. Спокойное лицо, максимально спокойное. И ни слова об «Этом». Ушках, то бишь.
Глянув на себя еще раз в зеркало, Измаэль спокойно улыбнулся своему отражению и поправил ворот рубашки, просто из какого-то свербящего желания казаться более представительным. А ладно, где наша не пропадала.
Забрав с собой документы, мобильник и ключи, Май покинул машину, теперь уже – назло всяким вороватым ушастикам-стриптизерам – точно проверил, что закрыл ее. Не только на ключ, но и на сигнализацию. Итак, пункт первый: пост охраны. Здесь все было не так уж и трудно, достаточно было сообщить охраннику, что он пришел устраиваться на работу, хочет поговорить с самым главным в этой… В этом заведении. Шон Акадо, так? Просмотрев удостоверение личности и выписав временный пропуск, шкафчик проводил хмурым взглядом улыбающегося и лучезарного Кастанеду, не забыв объяснить ему, как добраться до кабинета их директора.
Поплутав по коридорам, делая вид, что просто заблудился, испанец ради интереса поизучал планировку и здание. Но, впрочем, встретив уже раз пять одного и того же работника, который как-то натянуто сообщил ему, что тот уже несколько раз прошел мимо нужного кабинета, Измаэль все-таки решил поиметь совесть и направится к своему работодателю. Легонько постучав, он вошел внутрь, тут же находя взглядом хозяина кабинета.
- Акадо Шон? – легкая улыбка и чуть склоненная на бок голова, - Я к вам по делу. Разрешите?

0

5

Да, директор спал прямо на рабочем месте, уложив голову на стол, пренебрегая стараниями своей секретарши, которая ещё недавно так усердно колдовала над его хоть и роскошными, длинными, но всё же, успевшими сильно растрепаться и запутаться за вчерашний безумный день и такую же ночь, волосами…
Спал он не крепко - ну ещё бы, в такой-то неудобной позе - поэтому, сразу же услышал стук в дверь и чей-то резкий голос. Арата? Нет… Кто-то чужой.
Он нехотя отлепил голову от стола и заставил себя открыть глаза, дабы рассмотреть незваного гостя. Из-за резкого движения в висках стрельнуло, словно разбивающаяся о берег волна боль нахлынула, а затем отступила и растворилась. Вот тебе и последствия «Апокалипсиса» - странного коктейля, выпитого сразу после стакана ирландского виски.
Апокалипсис теперь в моей голове….
Но виду Шон, конечно же, не подал. Ведь как-то уж совсем не престижно получается: мало того, что посторонний человек увидел тебя дрыхнущим на работе, так ещё и показать, что тебе плохо? Облажаться дважды? Ну нет, никогда!
Мгновение… и плечи Шона вновь расправлены, идеальная осанка, уверенный, строгий взгляд. Сна уже ни в одном глазу, впрочем, как и усталости…
Что он там говорил? По делу? – приподнять и изогнуть левую бровь, бросив вопросительный, но в то же время недоверчивый взгляд на брюнета. Не стесняясь, придирчиво осмотреть незнакомца с ног до головы. Его красные глаза сразу же привлекают внимание. Может это и всего лишь способ самовыражения через вызывающий внешний вид, - подумал директор, - Но человек, прячущий взгляд под линзами, не очень-то внушает доверие… Однако, всё-таки, интересно…
Да, весьма интересно, ибо, несмотря на столь необычную внешность, перед ним стоял Боец высокого ранга, ведь не так уж часто доводится встретить ВС с такой аурой. Вероятно, его аура была почти такой же, как и аура самого Акадо. Это настораживало Шона, но и одновременно вызывало что-то вроде уважения.
Но пока что волноваться не о чём, для начала нужно выслушать чего хочет этот парень.
Если он - Владеющий Силой, то понятно, что он в курсе чем на самом деле является их Приют и каких детей здесь воспитывают.
- Да Вы присаживайтесь для начала, - кивнуть в сторону свободного стула, слегка постучать кончиками длинных пальцев по лакированной поверхности стола, покуда гость пройдёт и сядет.
Затем нажать на кнопку устройства внутренней связи и попросить секретаршу принести чаю.
- Так по какому вопросу Вы здесь? – голос спокойный, но какой-то холодный и даже безразличный – просто сегодня Акадо не в настроении быть приветливым и вежливым. Лимит улыбок исчерпан; встреча заранее назначена не была… Так что, оркестра и салютов в честь внезапного посетителя можно не ожидать.
Плюс ко всему, Шона сейчас больше волновало, сколько времени прошло с тех пор, как он позвонил помощнику, и почему того до сих пор нет. И в первую очередь, прежде чем принимать гостей, ему бы хотелось услышать доклад о последних событиях, произошедших в «Мысе» во время его отсутствия. Ведь здесь ни дня без приключений…

0

6

Директор Приюта спал за своим рабочим столом, как младенец, что заставило Измаэля улыбнуться, подавив искреннее желание быть зло-насмешливым, каким он был почти все свое свободное от работы время – когда он мог не быть собранно-серьезным во время своих гонок. Хотя, пожалуй, это и работой не назовешь: так, просто времяпрепровождение, любимое занятие. Или спорт – это тоже работа? Наверное, выкладываться необходимо еще больше. И постоянные тренировки, чтобы поддерживать свой уровень, все-таки Чемпиона Мира за красивые глаза не дают, как бы там не бился и не старался. Лишь свой упорный и долгий труд, никак иначе.
- Благодарю, - легко кивнуть и присесть напротив на свободный стул, откидываясь на его спинку и рассеянно-ленивым взглядом окидывая кабинет, подмечая разные мелочи и детальки, которые могут быть для него в дальнейшем интересны. А могут и не быть. Но это только потом можно узнать, а сейчас надо быть внимательным и осторожным.
У-уш… Так. Молчок, нос по ветру, господа!
Акадо оказался холодным и равнодушно спокойным, хотя, впрочем, Измаэль все же ожидал какого-нибудь седовласого старца с милой улыбкой и очаровательными лучиками-морщинками из уголков добрых глаза. Ага. Щаз. Гарри Поттера насмотрелся вместе с братцем, Дамблдора ему тут, видишь ли, подавай. Испанец прищурился, с интересом оглядывая мужчину и склоняя голову на бок, чтобы почувствовать в нем очень даже сильного Владеющего Силой. Все правильно, все логично. Он пришел по адресу. «Мыс Доброй Надежды», так все и должно быть. Все-таки… Это же должен был быть однокурсник Агатсумы, или как там этого Бойца звали. Да, история ВС и их мира прошла ровным строем мимо меня, что уж тут говорить.
- Я слышал, что в вашем приюте для _одаренных_ детей, - он сделал небольшую паузу, улыбаясь и глядя в глаза директору, скрывая за длинными ресницами основную пронзительность и серьезность этого взгляда, - Не хватает некоторых… работников. Потому я решил, что вполне могу предложить вам свои услуги в качестве… учителя, - широкая улыбка, обнажающая белоснежные клыки. Измаэль изящным жестом зачесал назад темную челку, убирая ее с лица, словно красуясь. Вздор, это был просто его обычный жест. Вот Лео… вот этот засранец бы сейчас искрутился бы, показывая себя со всех сторон, красуясь и выпендриваясь. Вот почему это создание не стоит пускать в публичные места. Ах, да. Еще бы Лео очень громко возмутился тем, что его никто не узнает. Почему возмутился бы? Потому что он же «великий гонщик Кастанеда»!
Боец тихо хмыкнул, складывая руки в замок и удобно пристраивая их на подлокотниках. Все должно быть с удобством!
- Меня зовут Диего. Диего Гарсия, - он не врал, почему же. Все-таки Диего – это его второе имя, а потому никаких вопросов возникнуть не должно. Все равно блондин его не узнал, как масштабную личность, а потому и представляться этим именем не имело особого смысла. Хотя, конечно, вполне вероятно, что именно по имени его могли бы и узнать – внешность, порой и самая эксцентричная, нечасто задерживается в памяти, а известное имя всегда на слуху и может породить некоторые ассоциации.

0

7

Дверь в кабинет Шона беззвучно отворилась и в помещение прошла Мэри-Энн с подносом в руках. В помещении сразу воцарился аромат жасмина. Проследовав к столу, молодая девушка поставила одну из чашек с ароматным чаем перед гостем, не забыв мило и приветливо ему улыбнуться, мол, «гостям у нас всегда рады» (чего не скажешь по выражению лица Шона, ага); вторая чашка сию же минуту оказалась перед директором. Каждое её движение было лёгким и едва слышимым, дабы не отвлекать мужчин от разговора. Однако в её присутствии блондин всё равно не собирался продолжать беседу.
Дождавшись, пока она закончит с выполнением своих обязанностей, Акадо кивнул ей в знак благодарности. Откланявшись, секретарша поспешила покинуть кабинет. Через несколько секунд дверь за нею захлопнулась.
- Учителем? – переспросил Шон. На широкую улыбку собеседника Акадо не ответил ровным счётом ничего. Разговор, кажется, принимал действительно серьёзные обороты и улыбки в таком деле явно ни к чему. Редко кто приходил к ним просто с улицы и изъявлял желание работать на такой должности. Обычно на данную кандидатуру они с Хаииро заранее кого-то выбирали, проверяя биографию по всем пунктам, а затем Акадо предстояло проявить весь свой талант ведения переговоров и убедить «жертву» работать на них. Но сейчас перед ним сидел совершенно незнакомый ВС и уверенно заявлял, что он желает быть учителем. Что это? Невероятная удача или в чём-то кроется подвох?
И где гарантии, что ты не шпион? – сначала Шон хотел напрямую задать этот вопрос Диего, но решил, что это абсолютно бессмысленно. Какие гарантии может предоставить этот человек? Это же просто смешно… Кем бы он ни был, в его интересах всё отрицать…
Открыв один из ящиков своего письменного стола, блондин достал оттуда несколько бланков и положил их перед будущим учителем.
- Заполните это, господин Гарсия.
Обычные бумажки, являющие собою лишь формальность… Одна - что-то вроде анкеты со стандартным набором вопросов и полями для заполнения, вторая – заявление о приёме на работу.
- Опыта преподавательской деятельности, я так понимаю, Вы не имеете никакого… Вы, должно быть, слишком молоды для этого… Или я ошибаюсь? Но с Вашими способностями это не должно быть для Вас большой проблемой. Все мы когда-то учились в Школах для Владеющих Силой, и хорошо помним своих Учителей… Сейчас мало кто остался из них в живых… Обучать будущее поколение практически некому. Поэтому, мне интересен каждый, кто может передавать опыт прошлых поколений нашим детям. Иначе, у ВС нет будущего…
М… С чего это тебя понесло на такие громкие фразы, Шон? Он и так уже согласен у нас работать, его вербовать незачем.
Конечно же, внезапно свалившийся на голову учитель сильно настораживал Акадо. Он отчётливо чувствовал, что не с проста всё это… Ох, как не с проста… Но упустить такого сильного Бойца он не мог себе позволить. Приюту нужны были люди… И пусть этот парень выглядел слишком странно, да ещё и был гайдзином, его аура говорила сама за себя, и только поэтому директор был готов дать ему шанс.

0

8

Очаровательная секретарша заглянула на огонек и, приветливо улыбнувшись гостю – в отличие от ледяного директора, который даже вежливой улыбочки не соизволил из себя выдавить! – поставила перед ними чашечки с одуряюще пахнущим чаем. Очаровательно улыбнувшись и подмигнув симпатичной девушке, испанец чуть передернул плечами, стреляя глазками из-под черной челки. Нет, ну не мог он ничего поделать, когда рядом были прекрасные сеньориты, это уже просто на уровне инстинктов и неосознанного – выпрямиться, покрасоваться, показать себя.
- Mucho gracias, belleza! – еще одна милая улыбка девушке, после чего снова вернуть все свое внимание ледяному мужчине, сидящему напротив. Они говорили о работе, да. Теперь, когда очаровательное создание покинуло кабинет, можно было сосредоточиться, собственно, на том, за чем он сюда пришел. Нет-нет-нет, не ушки. Хотя, конечно, это была его первоначальная и главная цель. Пока что поверхностная, видимая – работа. С другой стороны, ведь обучать очаровательных ушастиков это так приятно: мягкие, почти шелковые ушки, милые большие глаза, внимательные взгляды, подрагивающие хвостики… Нет-нет! Стоп. Не надо столько мыслей о них, а то сейчас вся маскировка полетит ко всем чертям с таким подходом! Озабоченный придурок!
- Sí, señor, - кивок, и Измаэль склонился к столу, придвигая к себе бумаги и заполняя необходимые данные широким и размашистым почерком. Все данные про него верные, только в Имя-Фамилия указаны «Диего Гарсия» с опущенными первым именем и второй фамилией. Ему не обязательно знать полное имя. Хотя, конечно, если ему потребуются документы, то Май спокойно представит ему и паспорт, и загран, и права – все, что только будет необходимо. И Диего Гарсия там присутствует. В середине его имени. Размашистая и красивая подпись в конце – уже приобретенная с годами привычка. Хорошо, что еще не написал «Акадо Шону на память от Измаэля».
- Sí, señor, опытом преподавания я, действительно, обделен. Хотя в детстве я обучал брата – пожалуй, весьма толково обучал. Школу окончил лет шесть назад, - он лениво потянулся, приставляя палец к губам и задумчиво возводя ясны очи к потолку, - Но, я так полагаю, я много чего помню, а потому могу делиться опытом с подрастающим поколением, - испанец сначала почесал затылок, лохматя там волосы, после чего, улыбнувшись, потер ключицу, где располагалось Имя. Чем там занимается Лео? Мне… странно. Молодой человек немножко нахмурился. Неужели опять кого-то привел в дом? Вернусь – надеру ему задницу.
- Значит, вы меня принимаете на работу? – снова совершенно спокойное и невозмутимое выражение лица. Он склонился вперед, опираясь локтями о стол и устраивая подбородок на сцепленных в замок руках, отчего взгляд получился как-то снизу вверх, - Тугие времена для Приюта, верно? – странная и какая-то «знающая» улыбка.

0

9

Шон хмыкнул и театрально закатил глаза.
- Тугие времена? Да сейчас всем нелегко. Хотя по вашему виду - не скажешь. И всё-таки, что же подвигло Вас сюда прийти? – прямой несокрушимый взгляд из-под длинной светлой чёлки. О нынешних проблемах ему не очень хотелось говорить с пока ещё посторонним человеком поэтому, Акадо резко перевёл тему на самого Диего. Вскоре тот и сам узнает, что здесь творится.
Конечно, испанец был прав, не смотря на щедрые спонсорские взносы и пожертвования, для Приюта сейчас были не лучшие времена. Ещё и Хаииро ушёл. Не с кем теперь даже посоветоваться.
Вот как сейчас быть? Принять этого…-  подходящего слова или сравнения Шон не смог подобрать, так как ещё не знал, что собой представляет этот человек - … Или вежливо отказаться от его услуг? Вот так-то, всё дорогой, теперь решения придётся принимать самому, а не полагаться на кого-то… Ты теперь один, директор Акадо…
Блондин протянул руку, забрав заполненные бумаги. Взял тонкую серебряную ручку… Момент – и рядом с размашистым автографом испанца стоит аккуратная подпись Акадо. Не иероглифами, а латинскими буквами изящно выведено: «Akado Sean»… Мол, ознакомлен и согласен. После чего, документы вместе с ручкой были убраны в один из ящиков стола. Выдержав короткую паузу, директор вновь заговорил:
- Не обольщайтесь, distinguido signore García, я беру Вас на испытательный срок. Ведь Вы не можете дать мне никаких гарантий, что будете отличным учителем, соответственно, я тоже не могу дать Вам гарантий, что не выкину Вас, если мне что-то будет не по нраву, не так ли?
Испанский Шона звучал с резким японским акцентом: да, будучи подростком, он уйму времени уделял изучению иностранных языков, вместо того, чтобы веселиться с одноклассниками или нарываться на глупые перепалки в Системе; и к своим почти тридцати годам владел пятью языками. Но ведь он никогда не жил в солнечной Испании, и этот язык не был для него родным, так что, нечего было и ожидать блестящего чистого произношения.
- Можете начинать работу с завтрашнего дня. Программу обучения желательно… – на самом деле, обязательно - …изначально согласовать со мной. А ещё мне будет намного приятней видеть Вас завтра в деловом костюме, ведь Вы всё-таки учитель и должны выделяться на фоне взбалмошных подростков. Уверен, в таком виде Вы будете неотразимы, - немного наглой лести с привкусом язвительности вовсе не помешает.
- Ах, да, должен предупредить Вас, что не стоит уделять излишнее внимание персоналу Приюта, да и к воспитанникам это тоже относится, - впервые за их недолгую беседу Акадо вроде бы улыбнулся, вернее, он просто приподнял один из уголков своих выразительных губ, и в итоге у него вышла хитрая дьявольская ухмылка, мол, знаем мы, что такое испанский темперамент. Одновременно с этим в холодных серебряно – голубых глазах директора блеснули яркие огоньки. Ведь всё-таки, не приятно, когда кто-то пытается посягнуть на то, что предназначено радовать именно твой глаз, или на то, что ты пытаешься защищать.

0

10

- Конечно, не видно. Я не влезаю ни в какие разборки – это, поверьте, очаровательное умение, - испанец снова выпрямился, серьезно и спокойно глядя в глаза директору, - Я в курсе событий, что происходят в мире, а потому и стараюсь избегать рубежей. Хотя, конечно, иногда это получается не слишком легко. Все-таки быть на виду и не попасть под огонь – это бывает трудно, - он улыбнулся, но уже как-то совершенно спокойно, без той неопределенной дурости, что еще какое-то время назад перла из него. Теперь здесь сидел собранный и сосредоточенный молодой человек, на которого можно положиться.
Иногда бывает трудно жить вместе с братом, про которого ты про себя ругаешься, что он полный идиот и кретин, который без старшего брата не сможет и шагу ступить, а потом сидишь на коленях у его ног и – не надо даже слов! – понимаешь, что будешь защищать его до последней капли крови и до последнего вздоха.
Наверное, Май мог дать урок Бойцам, хороший урок о том, как _надо_ вести себя с Жертвами. Защита, беспокойство, желание оберегать. Иногда утрированное, почти маниакальное желание быть все время рядом, сдувать несуществующие пылинки. Но даже от такого… Даже от такого на душе становится спокойнее и радостнее. Измаэль точно знал: едва лишь кто-то захочет обидеть Лео – пускай это не так уж и легко, но все-таки… - этот несчастный будет иметь дело с разъяренным Бойцом, который, впрочем, редко – но метко, черт подери! – теряет голову. Хотя, конечно, это лишь дело времени.
- Sí, señor, - Май улыбнулся и кивнул в ответ на забавную попытку выразить свои мысли на испанском, - Увы, у меня нет никаких гарантий, которые я мог бы предоставить, чтобы вы поверили в мои способности. Я не знаю, интересно ли вам, или нет – лучшая Пара за всю историю «Perla del Diablo» - весьма известная испанская школа, - скучающим тоном, словно он говорил не про себя, а про, например, погоду завтрашним вечером в маленьком городке близ Лондона, - Хотя, конечно, я полагаю, что лучшей гарантией вам сейчас будет _мое_ слово, - серьезный взгляд нашел глаза Шона, а потом Измаэль откинулся на спинку снова, теперь уже беря в тонкие пальцы чашечку с чаем и вдыхая приятный аромат, - М-м-м-м, у вас очаровательная секретарша и шикарный чай. В этом есть свои плюсы, - непосредственная улыбка, и взгляд снова скользит по комнате, оглядывая ее.
Было забавно находиться в этом кабинете, пробовать себя на работу именно в этой области – ему все же были ближе машины, дороги. А тут – управляться с оравой вопящих маленьких… детей. Именно детей. И никак иначе. Хотя, он еще ни разу не пробовал, потому не стоило говорить что-то заранее. Но… С другой стороны, жизнь с Лео, который был порой хуже, чем стая мелких хулиганов, могла быть хорошим подспорьем. Это интересно.
- С завтрашнего дня? Хорошо, - кивнул, делая пару глотков уже несколько остывшего, но еще очень вкусного чая, - Я сегодня на каникулах, потому и в таком виде. Тем более мое хобби вряд ли подразумевает под собой деловые костюмы. Но на работу – святое, -улыбнулся, склоняя голову на бок и делая еще несколько глотков. Если мой братец, конечно, не перепортил и не перемазал мои костюмы. Наивный, он полагает, что я не знаю, как он танцевал пять раз румбу на столе в разных моих костюмах, - Я думаю, что так как я только пробую себя в этой области, я смогу заручиться вашей поддержкой и помощью, по крайней мере, пока я буду делать свои первые шаги, - очаровательная улыбка и профессиональная стрельба глазками, после чего улыбка как-то криво сползла на бок. Испанец кивнул, подтверждая, что все правила понял.
Ну, это мы еще посмотрим про ваше внимание. Это ведь у вас так теперь называется? Поживем-увидим. Но поначалу никаких резких шагов и мыслей вслух. Рот на замке.

0

11

Не влезаешь в разборки? Что ж, разумно. Акадо и сам никогда не имел привычки нарываться и чуть что, открывать Систему, тратить Силу почём зря… Почему-то сразу нахлынули вспоминания и мысли о Тоширо. Да, Тоши, с его несдержанностью и чрезмерным чувством справедливости, которое слишком часто приводит его к неприятностям. Но это ничего, это всего лишь издержки юного темперамента. Повзрослеет – успокоится…
Поняв, что уходит от основной темы, Шон заставил себя вновь переключиться на разговор с Диего. Сейчас не время погружаться в собственные мысли…
- Лучшая боевая Пара? Весьма похвально, господин Гарсия. Это, безусловно, заслуживает уважения.
Да, Акадо прекрасно знал, что значит быть лучшим. Окружающие начинают гордиться тобой или завидовать, требовать большего, непосильного, но даже невозможное оказывается для тебя осуществимым.
Но все рекорды уже в прошлом, сейчас уже можно насладиться спокойствием, но, даже не смотря на это, стремиться всё ещё есть к чему…
- Вы говорили о своём брате, о том, что обучали его… Он и есть Ваша Пара? – чисто из любопытства поинтересовался блондин. Надо ведь как-то поддерживать разговор. Можно позволить себе быть чуточку не таким холодным и безразличным.
Весьма любопытно было знать, как же это: когда сближает не только родственная связь, но ещё и Связь Владеющих Силой. Это чувство, должно быть, наверняка даже сильнее чем любовь…
Сраться из-за каждой глупой мелочи, но всё же быть горой друг за друга, что бы не случилось… Или как-то так?
«Perla del Diablo» - весьма известная испанская школа… Да, которой уже не существует более… Как и всех остальных…
- Да, видимо, это потому, что я слишком требователен к комфорту, - было произнесено с лёгкой улыбкой в ответ на лестное замечание брюнета о хорошем чае и смазливой секретарше.
Ну, или потому, что я слишком избалован…
Сам же Акадо к чаю не притронулся. Просто не хотелось. То, что ему сейчас было нужно – это полноценный завтрак, а не чай…
- Итак, кажется, мы с Вами договорились… Думаю, Вы можете быть свободны…до завтра. Может быть, у Вас имеются какие-нибудь вопросы ко мне, господин Гарсия? - открытый взгляд на собеседника, в котором, вроде бы, появляются отблески доверия...

0

12

Легкий кивок, принимающий намек на комплимент, после чего спокойная и уверенная улыбка – впрочем, не без самоуверенности, - говорящая о том, что это все чистая правда. Они ведь, действительно, были лучшей Парой за всю историю школы. Они были синхронизированы настолько, что даже простая Связь не могла бы помочь им настолько четко и остро чувствовать друг друга. Братья-близнецы – одна душа, волею судьбы разделенная на два совершенно одинаковых тела. Они еще в детстве ловили мысли друг друга, им было достаточно одного взгляда, чтобы понять. А когда у них в одиннадцать лет проявилось общее Имя – это лишь подарило им возможность почти полностью понять себя, увидеть с чужой-своей точки зрения. Стать, действительно, единой душой. Обрести завершенность.
Пожалуй, самое страшное, что могло быть в таких Парах, самое до отвращения предсказуемое и являющееся главное проблемой… это самое единение. Полное слияние до потери себя, до растворения в своей второй половине. Это смертельная боевая единица, совершенная машина – Боец и Жертва в двух телах, но с одной душой, что позволяет им быть идеально синхронными. Не надо пытаться прочитать чужие мысли, не надо тратить силы на бессмысленное желание полностью почувствовать свою Пару. Потому что это все есть. Потому что вы едины.
Несмотря на подсознательное желание – да и сознательное, впрочем, тоже – быть всегда вместе с братом, испанец не горел желанием потерять себя, полностью растворившись в своей Паре. Наверное, именно поэтому он все-таки оставлял между ними некоторую еле заметную дистанцию, о которой догадывался лишь он сам – не физическую, но моральную.
- О брате? Я говорил о брате? – вскинул брови, словно в недоумении, а потом расплылся в полуулыбке-полуусмешке, - А, да. О брате. Sí, señor, мы были любимой темой для нашей школы – родные братья в столь ранней природной Паре. Люди любят все необычное и… запретное, - язык скользнул по губам, а мысли как-то быстро метнулись в сторону младшенького маньяка, который, кажется, занимался там чем-то не самым приличным.
Заррррраза.
Внезапный звонок на мобильник заставил Измаэля поморщиться и, извинившись, отойти к окну и взять трубку:
- Да, слушаю, - он ответил по-английски, закатывая глаза, - Стефано, Стефано Доменикали. Какие люди, - насмешливый голос, но серьезный взгляд в окно, - Зачем ты мне звонишь? Я же сказал, что взял тайм-аут. Что Измаэль? Вот что, Измаэль?! Я уже двадцать три года Измаэль – и ничего. Живу как-то. Вы справитесь, - он хмыкнул, потом задумчиво почесал подбородок, - Кими молодец, он хорошо справляется. А на второго пилота верните себе Фелипе – он тоже был весьма неплох, - испанец рассеянно почесал затылок, потом зло зарычал, - Стефано, прекрати истерить! Год тайм-аута, потом решу, вернусь или нет. Все, извини, я не могу больше разговаривать. Adios! – он повесил трубку и вернулся к Шону, улыбнувшись, - ¡Perdón! señor Акадо.
Задумчиво почесал затылок и кивнул, вновь переходя на японский:
- Значит, завтра. К скольким? И да, скажите мне, как я буду работать – групповые занятия, индивидуальные, тренинги-курсы-кружки? – вскинул брови, чуть склонив голову на бок, - И… я думаю, что мне нужен от вас каркас обучения – стратегия, если так проще. Чему именно я должен буду их научить в процессе, а я уже вам предоставлю тактику, т.е. как именно я это сделаю, - задумчивая полуулыбка и внимательный взгляд на директора.

0

13

Арата Нару Пентхаус

Дорога заняла всего пол часа. Но парень судорожно размышлял, что может сказать ему Шон на опоздание. Мало того, что парня не было на рабочем месте, когда директор туда пришел, так еще и опаздывает, когда Акадо ему позвонил. И все из-за отвратительного Лео. Впрочем... не такого уж и отвратительного, если честно. Нару видел в своей жизни много... много мужчин. Хотя бы побыв рядом с главой китайской Триады - Ксаном Ши, в клане которого и был Нару когда-то... так вот побыв с ним рядом и увидев вереницу молодых людей, ушастых и не очень, которые побывали у него в постели... Нару постепенно начинал разбираться и в людях, и в красоте. Свалив из клана под уважительным предлогом - надо следить за территорией клана в Японии - Нару подумал, что теперь все будет иначе. К слову... Ксан звонил и сообщил, что в Токио находится один из конкурентов, помощник другой Триады. Вроде бы его звали Фей. Фамилию сходу Арата припомнить не смог... и решил, что займется этим позже. Когда разберется с делами Приюта. Разберется - это значит перекинет их на плечи Шона, а сам, довольный, пойдет спать. Даааа... спать. Даже стальным помощникам пора баиньки. После двух суток работы и этого... Лео. Радовало одно - ушки были на месте. Нару вдруг проникся какой-то особой нежностью по отношению к этим милейшим пушистостям... тем более... Тем более...
Парень никогда и никому не признавался, что влюблен. Страстно, безумно влюблен в одного человека. Это... это было дико. Но все равно... при встречах с этим человеком сердце замирало и пропускало пару ударов. И ведь все это было совершенно идиотски.
Когда-то... давно...
Нару почесал лоб, невольно погружаясь в воспоминания...

В чем заключается работа помощника директора приюта для Владеющих Силой? Копаются в бумажках, приносят кофе своему шефу, помогают в делах, следят за детишками, решают какие-то вопросы по приюту…
Нужное подчеркнуть?
Тогда – копаются в бумажках.
Вот как Нару сейчас. Парень сидел в архиве, за неудобным столом, на стуле с жесткой спинкой…
Ну вот почему всегда в библиотеках, в архивах или еще там где, почему всегда делают такие вот жесткие стулья и неудобные столы? Чтобы никто не задерживался? Или во имя великой письменности… чтобы уважали труд древних, которым было еще хуже.
Блин, да что за бред лезет в голову посреди ночи.
О, да, была ночь. Все мелкие ушастые должны спать. А Нару торчал в архиве, как проклятый. И все потому, что появляться в своей комнате – это означает рухнуть на постель, не раздеваясь, заснуть глубоким сном с кучей кошмаров… А наутро с дикой головной болью тащиться в кабинет Шона и спрашивать – чего изволите, господ… тьфу… какие будут указания, шеф?
Ну или как-то так. Подобострастие удавалось Арате плохо, но подчинение – мастерски. Сказывались годы в клане и работа менеджером в гостинице. Только там еще постоянно надо было кланяться, улыбаться и извиняться. Типичный подчиненный.
Помотав головой, отгоняя дурацкие мысли, Нару вновь сосредоточился на лежащих перед ним бумажках.
Счета… какие-то планы… хм… они что, перестраивали здание? Этого коридора я не помню что-то… О…
Рука наткнулась на толстую папочку. На ней красивым почерком было написано «Клеймор». В желудке неприятно кольнуло. Нет, не от страха. Просто Нару весь день ничего не ел. Ну… ну и от страха немного тоже.
Открыл папку, с каким-то смешанным чувством стал просматривать бумаги. Общая характеристика организации, история возникновения… Когда дело дошло до досье, Нару закрыл папку и отложил ее. Страх отчетливым клубком свернулся в душе, запуская ядовитые клыки.
Блин.
Арата закидал папку другими бумагами, но тут же взгляд перебежал на следующую папку…
Ксооо…
«Дети Ада».
Нару сглотнул. Пальцы чуть дрожали, когда он открывал папку. Все то же… история, характеристика… досье. Арата чуть слышно захныкал, совсем по-детски, захлопнул папку и брезгливо ее кинул куда-то в сторону. Папка поехала по столу, зацепилась краешком за лампу, рухнула на пол, раскрывшись. Лампа покачнулась, Арата еле успел схватить ее, обжег руку, вскрикнул. Потом споткнулся о что-то, рухнул на пол.
- Твою мать… - парень тряхнул головой, вздохнул, на коленях подполз к папке, стал собирать рассыпавшиеся листочки. Машинально принялся их просматривать… да так и застыл на полу.
Потом прислонился к стене спиной, разложил вокруг себя досье сотрудников и стал читать. Не сказать, чтобы это было очень увлекательное занятие… но затягивало. Еще как. Как ни странно – волосы на голове от ужаса не шевелились… удивительно. Люди там работали… ну почти нормальные. Почти – потому, что они перестали быть нормальными, когда пошли туда работать.
Правда, читая досье верхушки организации, волосы таки зашевелились. А еще пересохло в горле.
Блииииин…
Так как бумаги слегка перемешались, читал их парень не по порядку, поэтому, взяв следующее досье, вначале наткнулся на краткие выдержки из биографии. Пробежался глазами… и замер. Прочитал еще раз. И еще. Потом стал лихорадочно рыться в документах, выискивая начало… найдя, поднялся, подошел ближе к столу. Закрыв рот рукой, стал читать. Потом медленно достал фотографию…
- Ксо…
Парень на всякий случай закрыл глаза, потом открыл их и уставился на фотку. Еще раз ругнулся.
Данте Норхейм. Охренеть можно. Каким ветром… впрочем, я прочитал, каким именно ветром тебя занесло в эту организацию.
Да, парень был удивлен. Он знал этого человека. Они встречались когда-то… вернее… парень видел Данте.
Есть такая отвратительная штука, как Тотализатор – система Теневых Боев, в котором ВС, бывало, убивали друг друга.
Однажды Нару, сопровождающий Ксана, главу мафиозного клана Китая, отправился в Японию. Кто-то там Ксану было нужно… а потом кто-то посоветовал им посетить Тотализатор. Мнения Араты, конечно же, никто и не подумал спросить… Поэтому пришлось плестись вслед за Ксаном, который удерживал парня за руку. Идиотизм полный.
Тотализатор оказался страшнее, чем Арата думал. Прямо на глазах у Нару кто-то кого-то убил. Да, бой был хорош, дико красив, но тот, кто убил, этот Боец, был какой-то… странный. Слишком… он двигался не как человек. Он был… каким-то другим. Не обычным. И Нару навсегда запомнил его взгляд, который он кинул на зрителей, чуть презрительно откинув назад голову. Взгляд уверенного в себе Зверя, пронзительный, холодный взгляд льдистых глаз.
Потом Ксану кто-то рассказывал об _этом_ Бойце, пара фраз о том, откуда он… Нару не вслушивался, он лишь искал в толпе силуэт Зверя. Искал и не находил, хотя ему все казалось, что Зверь рядом, затаился, ждет, выжидает, подкрадывается… безумная сила. Сила. Ксан был в диком восторге, долго уговаривал Нару попытаться познакомиться с _этим_ Бойцом, может быть соблазнить, уговорить служить клану… Арата тогда чуть с ума не сошел. Он лишь краем сознания начал представлять, как соблазняет Бойца-Зверя, как тот… собственно соблазняется… ведь после Битвы ему нужна будет Жертва… И парню мгновенно стало плохо. Нару привык к постоянному лапанью от главы клана, но едва представив, как _те_ руки будут касаться его… Парень побоялся признаваться Ксану, что Тотализатор оказал на него…мммм…возбуждающее действие. А особенно – Зверь.
Но после Боя Ксан был не адекватен и заставил Нару найти Бойца. Нашел… Ксо, что было потом, в комнате Зверя…. Но об этом как-то потом, сейчас главное то, что…
Нару удалось как-то потом увезти Ксана в Китай, хотя тот вырывался и орал, что он хочет обратно к Зверю, а потом быстро запудрить мозги и выкинуть из головы главы образ Зверя.
Да и сам потом подзабыл это…
Вот до сегодняшнего дня. Пока не наткнулся в досье на упоминание Норвегии. И в груди тот час что-то шевельнулось. Поэтому и побежал искать начало досье… поэтому и фотографию нашел… А когда увидел…
Нару аккуратно сложил все это обратно в папку, кинул ее на стол, а сам стал мерить небольшое пространство комнаты шагами.
Данте Норхейм. Данте. Зверь. Ранее – Тотализатор. Сейчас – личный секретарь Куроя Тенши. Который, в свою очередь, заместитель директора «Детей Ада». Какой чистый, откровенный бред. Ну и как ты попал туда, Зверь?
Впрочем, методы вербовки были, хоть и смутно, но все же известны Нару. Да и представлялось легко. Тотализатор… там хоть и просто все с виду… и вроде как никакой особой организации нет… Но… но уж найти там нужного человека, ну или ВС, если знать, кого и как искать – проще простого.
Нару выключил свет, запер дверь, спрятал ключ в карман и отправился в свою комнату. Долго слонялся уже по ней, все так же меряя шагами то ли комнату, то ли свои мысли. И под конец понял, что окончательно рехнулся. Сдвинулся на желании вновь встретиться с Данте. Зачем? А черт его знает.
Рехнулся, одним словом.
С кем не бывает.

С кем не бывает, ага. И Нару приперся в дом Данте. Тот его впустил... зачем? Спросите у Данте. И понеслось... Ссоры, крики, истерики - со стороны Нару. Почему? Потому, что Данте сводил с ума. Спокойствие, злость и раздражение - Данте. Почему? Потому, что Нару был никем, а вдобавок Жертвой. Доставучей, наглой... Арата поселился в доме норвежца, начисто игнорируя всяческие приличия. Данте было все равно, дома он появлялся редко. А потом Нару постепенно стал терять голову. Данте называл его котенком и смеялся, выкуривая сигарету за сигаретой. А парень смущался, сидя у него на коленях, прижимая ушки к голове и целуя мужчину в губы. Это было нечто. Нару настолько открыто предлагал себя Данте, что это точно уже было безумие. И норвежец... хотел. Хотел, но упрямо держался, не трогая ушастую Жертву. Почему? Почему-то...
А потом Нару ушел жить к себе домой. А вернее - в комнату в Приюте. Не смог больше быть рядом с Данте. Полюбил его. Сильно, безумно. Хотел его так, что ум за разум заходил постоянно. И любил... любил. Хотел быть с ним рядом. Поэтому ушел. Данте ведь было все равно. Он ничего к ушастому не чувствовал. В общем... странная история, о которой, как надеялся Нару, никто и никогда не узнает.

Секретарша Шона хотела что-то сказать парню, но тот влетел в кабинет, игнорируя её.
- Извините, шеф, что задержался... Долго не мог поймать такси. И... и... - взгляд метнулся к посетителю Шона.
Арата замер, хватая воздух ртом, как рыба на суше. Потом всхлипнул, истерически и как-то совсем... не по-взрослому. Схватился за ушки и рухнул в кресло, начиная хохотать. Покачиваясь в кресле и все еще держась за ушки руками, словно Лео вот-вот бросится и начнет яростно их отбирать прямо тут, на столе у Шона. Нару все же... да, впал в истерику. И парень не соображал, что _этот_ парень слегка отличается от Лео. Все равно - перед глазами все еще маячил образ испанца. "Благородного испанца".
Нару застонал, продолжая ржать.
- Ты... Тут... Лео... ты как успел... раньше меня... Ты следил... за мной... а как же... тот милый ушастик... что заглянул к тебе....
Легенда о такси полетела к черту. Но парень даже не понимал, что вообще-то находится в кабинете у директора, что ведет себя недостойно. Сейчас перед ним был Лео.
АААА!!!!

0

14

Шон внимательно слушал краткий рассказ Диего об их популярности с братом в школе для ВС, делая вид, будто ему это интересно. Хотя сказать, что Шону было уж совсем на всё плевать тоже нельзя, ведь, перед тем, как допускать кого-то к делам Приюта, нужно же было узнать об этом человеке хоть что-то, хоть какой-то минимум информации.
Внезапно раздалась незнакомая мелодия чужого мобильника. Испанец прервал разговор и отошёл к окну, чтобы ответить на звонок. Но, даже не смотря на принесённые извинения, директор счёл это за невежество и грубость по отношению к нему, ведь он привык, что разговор с ним должен быть важнее каких бы то ни было звонков. Ибо если Вы не спонсор, то приготовьте свой запас комплиментов и талант пресмыкаться.
Дожидаясь, пока господин Гарсия соизволит закончить телефонный разговор и вернётся к обсуждению его будущей работы, Шон откинулся на мягкую спинку своего стула, взял в руки чашку с чаем и сделал пару глотков остывшего напитка. Он делал вид, будто вовсе не слушает, о чём говорит испанец по телефону. Но не слышать, находясь в одном, пусть и довольно большом, помещении было не так то и просто. А затыкать уши руками было бы уж совсем глупо. Вот так и выходит, что непроизвольно подслушиваешь чужие разговоры.
В целом, английская болтовня брюнета, действительно, не представляла никакого интереса. Ничего подозрительно Шон в разговоре не заметил. Лишь то, что Диаего назвал себя другим именем, заставило директора слегка насторожиться.
Как он сказал? Я уже двадцать три года Измаэль – и ничего…
Но и этому странному явлению Акадо смог быстро найти логичное объяснение.
А что, у человека не может быть второго имени? Или прозвища? Ничего подозрительного.
Шон оставался спокойным, как и прежде.
- No se preocupe, todo está bien, - кивнуть и принять извинения.
Ну что поделаешь, видимо, человек никогда не знал раньше что такое начальство и как себя с ним вести… Да и не начальство я ему пока.
- Приходите завтра к восьми. Занятия начинаются в девять. Но, я предполагаю, Вам нужно будет сначала ознакомиться с территорией Приюта, обстановкой… Не так ли? Если меня к этому времени не будет на месте, значит Вас встретит мой помощник или кто-нибудь из учителей и покажет Вам аудиторию, в которой будут проходить Ваши занятия, – блондин отставил чашку с уже окончательно остывшим и ставшим слишком крепким чаем.
Директор не стал предлагать испанцу комнату в общежитии – по внешнему виду, ухоженным волосам и дорогому телефону не сложно было догадаться, что с жильём у этого человека нет никаких проблем.
- Каркас обучения… - на несколько секунд Акадо задумался, - Пока что, я не прошу обучать их чему-то сверхсложному. Многие, попадая сюда, даже не понимают, кто они и какой Силой владеют. У нас нет разделений по возрастной категории. Учеников не так уж и много и классы разделяются по уровню знаний и умений. Класс, в котором Вы будете работать – начальный, так сказать. Так что, приготовьтесь объяснять теорию Жертвам и учить Бойцов элементарным заклинаниям атаки и защиты. Не думаю, что Вам доведётся давать уроки Боевым Парам… Пар с Природной Связью у нас единицы и с ними работают самые опытные учителя. Принципы Приюта таковы, что здесь никому не навязывают тренировочных Бойцов или Жертв, как это делалось в Школах. Только если кто-то из учеников сам этого желает…
Такое правило было введено из-за личной неприязни директора к Неприродным Жертвам. В детстве у него не раз возникали конфликты с навязанными ему учителями тренировочными Агнцами, которых он всё-таки научился мастерски отшивать, выставляя Щиты, и в итоге, учителям всё же пришлось обучать его по особой программе, без Пары, в Авторежимах…
- Затем через некоторое время Вам нужно будет составить список самых одарённых воспитанников, которые в итоге пойдут на обучение в мой класс. Таких будет не много, да и если учесть, что я обучаю только Бойцов с проявившимся Именем, то вообще - всего несколько человек, - на этом Шон закончил свои объяснения. Вдаваться в подробности своей программы он не собирался.
- В общем, signore García, не вижу ничего сложного в Ваших обязанностях, - блондин взял один из небольших листочков, стопкой лежащих на письменном столе, ручку и что-то там написал, а затем протянул бумажку испанцу. Аккуратным почерком на листке были выведены цифры, представляющие из себя приличную сумму в долларах.
- Таков будет размер Вашего жалованья, господин Гарсия, - и он улыбнулся своей тонкой, мягкой, деликатной улыбкой.

Акадо уже было хотел распрощаться с испанцем до завтрашнего дня, но дверь его кабинета отворилась, и внутрь влетел долгожданный помощник. Но теперь уже нельзя сказать, что его появление оказалось кстати.
- Да, к слову (к тому слову, что если Шона завтра не окажется на работе, то показывать местность новому учителю придётся именно Нару), Господин Гарсия, это мой помощник… Арата… - кивок в сторону ушастого паренька.
Абсолютный игнор на фразу о такси и полная уверенность в том, что сейчас помощник будет вести себя адекватно, собранно, в общем, так же, как и всегда…
Но, с парнем начинают твориться весьма странные вещи, заставляющие директора чуть ли не округлить глаза от удивления.
Какого чёрта он творит? И почему вдруг называет испанца Лео?
Диего… Измаэль… Теперь ещё и Лео…
Они знакомы? Что вообще за бред несёт Арата? – Шон бросает на ушастика взгляд полный недоумения и одновременно сильнейшего недовольства…
Прекрати немедленно, иначе я тебя вышвырну… - вот, что можно было прочесть в его серебряно – голубых глазах, зрачки которых начинали сужаться от злости.

0

15

- Bien, señor Акадо, - испанец улыбнулся, внимательно выслушав то, что ему только что сообщили. Было ощущение, что директор так привык объяснять по сто раз своим драгоценным ученикам, что теперь невольно стал читать лекцию и вполне себе взрослому и состоявшемуся человеку. Так что введение в его новую должность сейчас было похоже на «вводный курс молодого бойца или как справиться со страхом большой аудитории». Все поняли, все намотали на ус, завтра как штык-матушка будем тут, не переживайте. А там уже разберемся, не так ли? Уха-ха!
- Muсho gracias, señor Акадо, рад с вами был познакомиться. Но раз уж у нас уже завершены все дела и формальности, то позвольте… - Твою мать, что это?! Испанец округлил глаза, глядя на истеричного ушастого мальчика-не мальчика, который вроде сначала был спокоен и адекватен, но, кинув взгляд на Измаэля, внезапно как-то весь посерел и закатил целую истерику. Хорошо, что еще посуду не били, а то весь кабинет точно оказался бы разгромлен, да еще как. Первая мысль, которая мелькнула в голове у испанца – неужели эти чертовы фанаты добрались и до этого Богом забытого места. А потом еще немного пораскинул мозгами и понял: фанаты обычно ведут себя не так, а потому вряд это именно они. Тогда…Именно. Дальнейшие слова представленного личного помощника директора пролили свет на эту покрытую глубоким мраком тайну. Одно только слово заставило испанца начать как-то неприлично ржать, запрокинув голову и придерживаясь рукой о стол. Лео. Нет, кто бы мог подумать! Кто бы мог только подумать! Какая ирония судьбы! Где же это ушастое создание умудрилось отрыть Леонардо?!
- Успокойся, ты перепутал. Я вижу тебя в первый раз, - наконец отсмеявшись, сообщил Измаэль, откидывая волосы назад и скрещивая руки на груди, после чего обернулся к Шону, - Видите ли, собственно… Вашему помощнику посчастливилось повстречать где-то моего брата. Леонардо. Вот уж не знаю, что и как, но… - насмешливое хмыканье, - …встречи с моим братом незабываемы, - махнул рукой, после чего добавил, - Мы с ним близнецы – идеальные внешние близнецы, за исключением, пожалуй, радикальных различий в одежде и моих глазах, - пожал плечами, улыбнувшись.
Внезапно Измаэль нахмурился и сделал шаг к Арате, заглядывая в его глаза:
- Погоди. Ты что-то сказал про ушастых? – достаточно тихо, но внутри раздался салют и фанфары, рассказавшие Маю о том, что он кретин и идиот, - Что ты делал у Лео? Таким, как вы, надо обходить его за пять километров, - выпрямился, склонив голову на бок и ожидая ответа от помощника директора.
Ну он идиот, он точно беспросветный идиот – и это не обсуждается. Оставил своего братца на так долго одного, зная про его характер и повадки. Это чертовски плохо. Значит, значит… Черт. Он как сказал? У него там ушастый? Кто-то ушастый?! У Лео?! Паршивый фетишист, чертов придурок! ¡Maricon de mierda, joder! ¡Y una polla! Внутри все сразу взвилось, поднимая злость и ярость, хотя внешне он все еще оставался спокойным. До поры до времени, пока он может держать это в себе.

0

16

Звонок от Тоширо директору Приюта.

- Акадо-сенсей? - Голос рыжего звучал немного неуверенно. Ему не хотелось отвлекать директора от дел, да и вообще он всегда немного нервничал перед Шоном, с тех пор, как тот принял его в ученики. Обычно этого напряжения он не показывал, скрывая его за обычным почтением, но сейчас отчего-то оно просквозило в голове. Тоши выдохнул, приказывая себе успокоиться, продолжил. - Это Тоширо. Прошу прощение за беспокойство, но у меня есть некоторые вести... - Рыжий потупил взгляд в пол, оценивая, как преподнести информацию. - Я встретил своего Природного Агнца. - Наконец выпалил он. Тут же продолжил, чтобы не слушать комментариев. - И очень прошу Вас встретиться с ним. Здесь такая ситуация... Мм... Мы ведь можем подъехать в Приют сегодня?..

0

17

Нару вслушивался в слова... и не понимал их смысл. Пока не заставил себя сесть прямо и, пусть и впиваясь пальцами в свои же колени, _понять_ - это не Лео.
Красные глаза, одежда... такая смутная брутальность...
Нару встал, церемонно поклонился.
- Прошу простить мою несдержанность, Гарсия-сан. - Шефу он ничего говорить не стал - знал, что тот если и решит устроить ему выволочку за ненормальное поведение (хотя вряд ли, скорее тут же забудет, занявшись делами, тем более у Араты были просто мега-важные новости для своего шефа), то не при посетителе.
Конечно, парню было интересно, что в кабинете у директора приюта делает братишка милого-милого маньяка Леонардо. Впрочем - если это важно и нужно знать Нару - Шон неприменно расскажет. Иначе и быть не может.
А сейчас...
Было бы здорово, если бы мы остались одни, шеф... у меня есть _важные_ новости!
Нару мило и обаятельно улыбнулся испанцу, дергая ушками. Он старался понравиться мужчине, чтобы тот как можно быстрее свалил отсюда - к брату, к черту, хоть к Нару домой - только оставил бы их с Шоном одних.
Да... новости и правда были важными. То, почему Арата не сообщил их Шону раньше, было лишь упущением - не больше, но и не меньше. Нару звонил... один раз. Акадо трубку не поднял. Японец никогда не звонил больше одного раза, справедливо полагая, что если бы его хотели услышать - услышали бы. Тем более уж кому-кому, а Шону должно быть понятно, его помощник звонит или ошиблись номером. И если Нару звонит Шону, то это не по причине - трубу в туалете прорвало, дети залили водой пол этажа, пускают в лужах кораблики, а ковер в библиотеке снизу уже почти всплыл. С такими делами Арата способен был справиться сам. Шефу он лишь отчитывался о проделанной работе вечером или утром следующего дня. Теперь же все было иначе.
- Извините меня, Гарсия-сан, Вы и правда копия Леонардо. Было глупо с моей стороны спутать вас. Надеюсь, вы не сильно на меня обижены.
Излишняя, наверное, подобострастность... но...
Уберись отсюда, испанец! Мне _нужно_ остаться с шефом наедине...

0

18

В кабинете все как-то неприлично громко ржали. Кроме Шона. Он один спокойно (ну это, на самом, деле так только казалась) сидел и переводил раздражённо-недоумённый взгляд то на Арату, то на испанца. Он ни капли не вникал в суть разведённого здесь цирка, покуда Диего не начал всё объяснять…
У Диего есть брат-близнец Лео, с которым Арата как-то умудрился где-то встретиться. Причём эта встреча, судя по истерическим воплям, ржанию и судорожным попыткам зачем-то спрятать собственные ушки, оказалась весьма экстремальной.
Дальше он понял, что таких, как Лео, таким, как Арата, то есть ушастым, нужно обходить стороной… Выводы стали напрашиваться сами собой: А не нужно ли таким, как Арата, то есть ушастым, обходить за пять километров и таких, как Диего? Всё-таки, братья-близнецы…
Но директор быстро отогнал эти мысли. Да, внешне они идентичны, но по характеру могут быть абсолютными противоположностями. И всё же, глаз с тебя не спущу, signore García!
Отвлечься от всего этого балагана Шона заставил звонок его мобильника. Он прекрасно понимал, что ответить на звонок будет немного невежливым по отношению к «гостям», но в счёт того, что сейчас творилось в его кабинете, можно было сделать исключение, особенно учитывая, что дисплей показывал, что звонит не очередная любовница, и не домработница, а Тоширо!
Акадо без лишних раздумий поднял трубку.
- Акадо-сенсей? – голос парня как всегда звучал немного робко, что даже чем-то умиляло Шона. Так и хотелось сказать: «Да, называй меня папочкой», и состроить при этом доброе лицо… Тем не менее, по голосу было ясно, что рыжий хочет сообщить что-то крайне важное поэтому, шутки пришлось отложить в строну.
- Да, я тебя внимательно слушаю, - ответил Акадо.
Новость оказалась очень интригующей. Природная Жертва Тоширо… Ах…
Шон вспомнил, что этой ночью он тоже встретил своего Агнца, и ему на секунду стало даже стыдно, что он позволил себе забыть о таком важном событии. Но простить себе такое было не сложно, обосновав это тем, что ещё не успел привыкнуть к недавно установленной Связи…
Прям удивительное совпадение, что и директор и его ученик обрели свои Природные Пары в один день…
Своей радостью делиться с учеником Шон не стал, считая это лишней информацией, не относящейся к сути дела.
- Хорошо, я буду ждать вас сегодня, - на этом разговор окончился.
Отложив телефон, блондин вновь переключился на двух клоунов, находящихся в его кабинете. Но представление, кажется, уже окончилось: помощник, наконец, взял себя в руки и теперь весьма старательно, но слишком напыщенно извинялся. И по его лицу было видно, что парню нетерпится поскорее выдворить отсюда испанца.
- Извините, господин Гарсия, за причинённые неудобства, - вежливо извиниться за то, в чём сам и не виноват вовсе, но правила приличия вынуждали быть обходительным.
- Теперь мы, кажется, всё обсудили, не так ли? Поэтому, мне необходимо вернуться к своим делам… Жду Вас завтра у себя в кабинете. Крайне рад знакомству и надеюсь, что мы с Вами отлично сработаемся,
- доброжелательная улыбка, одновременно недвусмысленно намекающая, что испанцу пора на выход…

0

19

Измаэль с напускным интересом выслушал сбивчивые извинения взявшего себя в руки ушастика и спокойно кивнул. Хотя, конечно, больше всего ему сейчас хотелось схватить его за шкирку, прижать к стене и допросить на тему ушек и Лео. Что этот парень делал у Лео? А если не у Лео, то где он его встретил? Причем, допрос бы велся не в самых веселых и непринужденных тонах, ведь дело касалось самого дорогого, что было у Мая. Его брата. И если кто-то или что-то ему угрожало – да и, черт подери, если это похотливое существо с фетишем на ушки к кому-то приставало – то это было для него, как красная тряпка для быка. Он и так во всех вопросах, что касаются братика, на постоянном взводе, готовый взорваться в любую секунду. Этакая бомба замедленного действия.
- Я как раз уже собирался уходить, - испанец очаровательно улыбнулся ушастому, словно надеялся своей вежливостью и очарованием добить его и разозлить. И да, возникало желание позлить его, посмотреть, как он ругается. А может быть даже посмотреть, насколько он силен. Как Жертва. Хотя, конечно, от таких игр потом достанется дома от Лео, но ведь не измена – что вы? Хотя… отличная Жертва, этот Арата. Он даже не смог заметить, что Измаэль Боец, в то время как Лео Жертва. И где его только учили, этого невнимательного ушастика. Но… этот страх в глазах. Почти ужас – это просто интересно и притягивает. Испанец любил видеть страх в чужих глазах. Это очень приятно и… даже заводит. Но не сейчас, конечно. Может, при другой нашей встрече…
- Mucho gracias, señor Акадо, - он пробежался по своим волосам кончиками пальцев, приглаживая их, после чего искренне пожалел – а потом и покорил директора кабинета – что в этой комнате нет зеркала. Хотя он и так знал, что отлично выглядит. Ну а как он еще мог выглядеть? Он всегда за собой следил, всегда старался одеваться стильно и даже зачастую изысканно – не то что его драгоценный братец. Вот уж у кого было отсутствие хоть какого-то вкуса подчистую. Эти его шмотки… Май давно мечтал как-нибудь собрать их и далеко упрятать. А еще лучше, сжечь. Чтобы никто больше никогда не достал их. А еще научить братика нормально одеваться, чтобы его можно было хоть в приличное общество выпустить. Но, конечно, под присмотром. Соответствующим надзором, даже можно сказать.
- Значит, мы обо всем договорились, - Измаэль тряхнул головой, засунув одну руку в карман, а второй неопределенно помахал в воздухе, - Значит, завтра я буду здесь, - хотелось закатить глаза и громко фыркнуть. Неужели они думают, что он не заметил, как старательно и синхронно они пытаются его выдворить. Это немножко злило, но он ведь пообещал быть ангельски терпеливым, потому испанец лишь кивнул, пряча на дне красных глаз опасные искры. В этом был еще один плюс этих линз, ведь обычно его черные, как ночь, глаза выдавали с потрохами его гнев. Он был красивый. Красивый и опасный, что так нравилось Лео.
- Adios, señor Акадо. Señor Арата, - еще один кивок, и Измаэль, не оглядываясь, вышел из кабинета. Надо было теперь решить, куда он направится. Хотя, нет… он уже точно знал, куда направится. Испанец прищурился, прислушиваясь к Связи, после чего определил, что его братишка дома. И… Черт, Лео! Ты бы хоть закрылся от меня! Он чуть зарычал, сжимая кулаки, после чего быстрым и широким шагом направился по коридорам, по памяти воспроизводя, где находится выход.

Потом напишу, куда.

0

20

Некоторое время молча смотрел вслед испанцу, переваривая информацию.
- Значит, завтра я буду здесь.
Забавно. Очень даже. У Шона с ним дела? Ладно, дела так дела. Сейчас есть информация поважнее, чем красноглазый маньяк, ну, вернее - брат маньяка, помешанного на ушках, находится в стенах приюта для детей. С ушками которые. Епрст. Меня клинит... немного.
В голове возникла четкая мысль, что он давно не видел Данте. И губы стали расползаться в какой-то чуть идиотской влюбленной улыбке. При этом Арата уже смотрел на своего шефа. Потом опомнился, чуть поклонился.
- Прошу прощения. Я был выбит из колеи... его братом. Шеф, у меня очень... важные новости. Гаки мертв. И в ДА - новый глава. Зовут Нуар Сантье, направлена из Франции, вроде бы как. Приехала... то ли вчера, то ли позавчера, я не проверял еще пока рейсы, если хотите - я сделаю это сейчас.
Нару выдал это и выжидающе посмотрел на шефа.

Отредактировано Arata Naru (2009-02-28 17:50:22)

0

21

Гаки умер… Эта часть новости вызывала хоть какие-то эмоции… странные эмоции…
Хм, допрыгался?- вслух бы это прозвучало весьма жестоко, но именно такова была реакция Шона, хотя он и понятия не имел, при каких обстоятельствах произошла смерть главы Детей Ада…
- Знаешь, Арата, его смерть и появление нового главы… - Шон слегка призадумался, дабы как можно яснее выразить свою мысль… - Это лишь в очередной раз доказывает, что нет всему этому конца: на месте одного сразу появляется другой… И нет смысла бороться со всем этим. Мы просто должны научиться жить, защищая самих себя…
Когда Приют только создавался, Акадо считал, что нужно бороться, отстаивать своё право на существование силой. Ему казалась, уничтожь верхушку Клэймора и ДА, и тогда всё станет на свои места. Но Соби быстро смог угомонить рвущегося в бой Шона: всех перебить – нереально, а на место одного главы придёт другой и ни черта не изменится.
И его правота была доказана именно сейчас: единственное изменение во всей этой ситуации – лишь приписка в досье Агутагавы «мёртв»! Да, пусть уж лучше они истребят себя сами в погоне за власть…
- Нуар Сантье, значит… Нет, каким рейсом она прилетела, меня не интересует. Мне нужно досье… Займись этим, хорошо? Ах да, ещё мне нужна информация об одном ВС… Ромуэль Лоренс. Принадлежит ли к какой-либо организации? Кто родители? Где учился?.. В общем, всё, что удастся найти…
Да, любопытство – не порок. Воспользоваться положением и разузнать всё о своей Жертве… Почему бы и нет?
Назови бы Тоширо имя своей Жертвы, Шон бы сию минуту приказал разузнать всё и о нём… Но, всему своё время. А пока нужно ждать их появления...
- Это все новости на сегодня? – на самом деле директора больше интересовало, каким ветром Нару занесло к брату Диего…
- Так что у вас там произошло? – спросить как бы невзначай, будто просто для поддержания беседы… - Я впервые вижу тебя таким, Арата…О чём ты думаешь? – нет-нет, это вовсе не упрёк, это скорее переживание за важного для него человека.

0

22

- Вы философ, шеф, - Арата пожал плечами, - меня не волнует, кто за кем приходит. Я выполняю приказы. Сейчас - ваши, Шон. Ранее - приказы главы Триады. Я привык подчиняться, не вникая в суть вещей. - парень помолчал, потом кивнул, - Ромуэль Лоренс. ВС. Жертва? Боец?
Парень даже не удивился. Шон достаточно часто поручал ему подобное. Найти, узнать, разобраться - доложить. Такова суть работы Нару. Ну, конкретной работы. Еще ушастый преподавал теорию для мелких ВС, пару раз участвовал в показательных Боях... Большую часть времени Арата просто возился с детьми, получая от этого истинное наслаждение. Хулиганы, непоседы, вечно чем-то недовольны или обижены... Дети.
Нару относительно спокойно относился к детям, но вот после прихода в Приют... Ему даже захотелось завести себе парочку таких вот... мелких ушастых кавайчиков.
Но...
Нару вздохнул, мысленно рисуя перед собой фигуру Данте. Где он сейчас? Что делает?
Как помощник Шона может быть влюблен в цепного пса ДА?
- Еще не все новости. Из Приюта сбежала Араши, Ницке пошел ее искать, но я пока не могу с ним связаться. Надеюсь, что он найдет способ вернуть девчонку и позвонить мне. Или вам, шеф. - вообще с этой Араши было куча и маленький вагончик проблем. Вроде и тихая... вроде и спокойная... А тут бац - вот такой вот выкидон. Шикарно. - Еще слишком долго отсутствует Тоширо. Не скажу, что поводы для волнений есть... Но хотелось бы знать, где он. - это лишь мысли вслух. Нару уже не столько докладывает, сколько делится переживаниями с шефом.
Нару встал, прошелся по кабинету, чтобы не заснуть случайно в кресле у директора. Остановился рядом с Шоном, совершенно машинально поправил прядку его волос, которая запуталась в воротнике. Парень подержал в ладони мягкую прядь, погладил пальцами, в который раз удивляясь мягкости и шикарности волос Шона. Потом отпустил прядку, поправил ее, чтобы не цеплялась больше, но остался стоять рядом. С Шоном было спокойно и хорошо... И еще Нару сейчас просто бесознательно искал поддержки и какого-то подобия защиты. Акадо Шон - почти идеальный представитель такого вот поиска ушастого.
- Вы в курсе, шеф, что у нас не спортзал, а... - проглотил слово, - в общем, недавно кто-то из детей заявил мне, что им нужна груша. Я решил, что лучше пусть лупят по ней, чем устраивают потасовки в спальнях. Ну или на площадке. Или Бои эти на каждом углу... Не успеваю всех их контролировать. Я каким-то чудом наткнулся в газете на объвление о продаже груши... Район достаточно приличный, цена тоже. Поэтому я и поехал туда. - вздох, Арата оперся рукой о стол, прислонился к нему бедром, - Там был брат господина Гарсия. Шон... - Нару начал волноваться, ушки прижались к голове, а хвост хлестнул по ноге, - это нечто. Его эти трусы с Человеком-Пауком, синие ногти, наглые жесты... Приставал ко мне, хотел споить... мммм... мммм... - щеки стали предательски краснеть, ушки и хвост нервно подрагивали, - когда вы позвонили, он хотя бы слез с меня. А тут и еще пришел... какой-то ушастый ребенок. Я, признаться, догадывался, что мелкий явно не по адресу... И, скорее всего, если судить по реакции господина Гарсия... то ушки ребенка уже следует искать где-то на подушке Лео. Я не должен был уходить... Но... - взгляд стал совсем уже несчастным, - я оказался совсем выбит из колеи. Я.. мне... ко мне... меня так давно открыто не домогались, что я просто... и одежду там забыл, ксо. Прошу прощения за недостойное поведение.

Отредактировано Arata Naru (2009-03-06 00:02:30)

+2

23

- М…да, Жертва, - в мыслях резко промчались события прошлой ночи, - Моя… -абсолютно спокойный и даже вроде бы равнодушный голос, будто ничего и не случилось. Как всегда.
Просто Шон решил сразу поставить своего помощника в известность, дабы избежать потом кучи ненужных вопросов. Да и, собственно, особого смысла держать всё в секрете он не видел, но и обсуждать эту тему желанием не горел.
Араши… Жертва, практически не имеющая опыта, да ещё и отвергавшая свою сущность, свою Силу… Ну, не удивительно, что она решила сбежать. Однако, безрассудно.
- Я думаю, нам не о чём волноваться. Как-никак, Ницке - её Боец. Вряд ли он позволит, чтобы с ней случилось что-то плохое, – да, с того момента, когда девушка попала в медпункт после очередной глупой перепалки между учениками (ну дети…вспыльчивы, безрассудны… что с них взять?), Шон, случайно увидев её с Ницке рядом, сразу всё понял. Будут ли они вместе? Да будут… Это всего лишь дело времени.
- А вот Тоширо как раз - таки звонил недавно, - успокоил он Арату. - Он скоро приедет. И не один. Со своей Жертвой…
Кажется, в Приюте намечались две новые Природные Пары, которые нужно будет обучать.
Покуда Акадо размышлял что да как, он и не заметил, как ушастый оказался совсем рядом. Нельзя сказать, что его это смутило, но столь близкое нахождение мужчины, к которому в глубине своей души Шон был не равнодушен, заставляло испытывать напряжение. На мгновение блондину показалось, будто даже воздух вокруг стал каким-то плотным, наэлектризованным. В такие моменты сложно нормально соображать. Весьма смело со стороны Араты было касаться волос Шона. Блондин удивлённо поднял брови, вопросительно глядя на ушастого. Но желания разозлиться почему-то не возникло. Акадо просто понял, что действия помощника заключались лишь в простом желании поправить его волосы. Ничего особенного.
Конечно, мужчине нравилось, что его помощник так старается о нём заботиться, но забота даже о таких мелочах, как выбившаяся прядь волос… вызывала у него странные ощущения и мысли. Он даже потрудился выставить щиты, дабы его недавно обретённый Агнец не смог случайно уловить его волнение.
- Вы в курсе, шеф, что у нас не спортзал, а... – и дальше начался рассказ о том, как Арата наткнулся на брата Диего Гарсии. Напряжение блондина сразу куда-то улетучилось, он быстро опомнился от своих мыслей и стал вновь таким же спокойным и сдержанным, как и раньше.
- Боксёрская груша – не такая уж и дорогая вещь. Намного удобнее и надёжнее было бы просто заказать её в спортивном магазине. К чему столько ненужной суеты, Арата-сан? Хотя, насколько я знаю, стремление экономить на каждой мелочи  – черта, присущая почти каждому японцу…Может быть, это объясняет ваши действия?… Вы ведь так же, как и я, наполовину японец…– Шон бы и дальше продолжал корить ушастика в содеянном… Но, увидев прижатые ушки помощника, что свидетельствовало о волнении парня, директор перестал его отчитывать. И перестал обращаться к нему на "Вы".
- В следующий раз будь осторожнее… и жестче. В конце концов, ты ведь ВС, мог бы и попытаться дать отпор...
Его наставления оборвал звонок по внутренней связи. Охранник докладывал, что на территории «Мыса» только что появился незнакомый юноша, и, скорее всего, следует ожидать его у себя в кабинете.
Странно, почему же охрана не доложила Шону о появлении испанца? Ответ на этот вопрос возник моментально: наверняка служащие звонили, но директор в это время спал.
Акадо предположил, что их заявление о постороннем парне вполне могло быть лишь недоразумением. Скорее всего, это просто кто-то из учеников вернулся в Приют, ведь воспитанникам, достигшим совершеннолетия, разрешалось покидать территорию в любое время. Блондин сомневался, что охранники могли запомнить каждого воспитанника в лицо, чтобы точно знать: чужак он или нет.
Может быть, это просто вернулся Тоширо? Ведь голос в трубке что-то там упомянул о рыжем цвете волос…

0

24

Жертвы... Бойцы... Ницке. Тоширо. Шон. Все Пары.
Парень закусил на мгновение губу, провел рукой по волосам, с неудовольствием отмечая прижатые ушки. Истерить перед шефом не хотелось. Но... но все равно...
Арата вздохнул, пытаясь быстро прийти в себя.
Нет, Нару, никаких истерик в кабинете у начальника. Вот придешь к себе - можешь делать что хочешь. А так... ну...
Было очень... больно. Нару не стремился искать своего Бойца, но постоянно находиться рядом с Шоном... Данте... Бойцы. Сильные. И дико самостоятельные. Теперь вот Шон... с Агнцем.
Нет, Арата был рад за шефа, Ницке и Тоширо. Безусловно. Нару по жизни был достаточно добрым и мягким человеком, он искренне переживал за дорогих ему людей. И сразу все трое образовали Пары...
Не обидно. Просто... досадно. И смутная боль где-то в области души. Или сердца... Странно все это. Нару когда-то жил в клане, в доме главы. И был с ним в подобии учебной Пары. Но когда у главы появился Агнец - сразу же свалил в Японию. Вопрос... Арата что, проклят? Почему всегда, стоит ему к кому-то привязаться - он вынужден наблюдать все то же - Пары. Парень мягкий, нежный, ушастый и очень верный своим идеалам. Он нуждается в том, чтобы его защищали! С Шоном... с Акадо было так спокойно.... так хорошо...
А Данте... Данте - это северный ветер. Обледенелые губы. Холодное стальное сердце. Любовь Нару просто обречена. Никакого отклика от Данте он не дождется. Никогда. Парень это даже знал. Но все равно... так тянуло.
Наверное, узнай Шон о том, что его помощник влюблен в мужчину, более того - в Данте, он бы... ну а что он бы? Ничего. Может, разозлился бы. Все же Норхейм - слуга Детей Ада.
Но я ведь не предатель! Я за Акадо... и Приют.. я...
Нару потер лоб рукой.
- Да... я.. да. ВС. Мне.. пистолет нужен. Не могли бы вы помочь мне с выбором оружия, шеф? И с лицензией. В Китае у меня был пистолет, но пользовался я им не очень часто. Да и... лицензии у меня не было. Все же.. мафия...
Нару говорил, а в голове молоточком по колоколу стучала боль, отзываясь угрожающим сознанию набатом по всему телу, разрывая хрупкое сознание на части.
Арата никому не говорил, что начал ходить в тренажерный зал. Давно уже начал ходить. И хрупкость и некая мягкость парня постепенно сменялась... ну не таким шиком, как у Данте, но... нечто хоть на мужчину похожее становилось. Впрочем, Арата все равно оставался мелким. И тщательно драпировался в вечные костюмчики, галстуки, перчатки... Поэтому никто и никогда не замечал его изменений. Ушастый. Вот его определение.
Нару поморщился, чуть задрожав. Осознал, что у него трясутся руки. От эмоций, недосыпания...
Ну и почему я такой дурак? Никто же не заставляет меня работать сутками...
А больше просто ничего нет, кроме работы. Нару так часто хотелось вернуться в дом Данте... Но он понимал... его могут не пустить. Пускали раньше... и теперь могут не пустить. Почему? Потому, что Данте... нет. Не Данте. Мало ли кто. Вдруг этот... Тенши. Ну, тот, который жил в доме Норхейма... он ведь может туда вернуться. Приходит, когда захочет. Уходит...
Дантееее.... ты так порой смотрел на меня... вернее... в мои глаза... и ты... думал... не обо мне... Данте...
Нару потер ладонью лицо, чтобы не дай боги не расплакаться. Не хватало еще... дибилизма такого. Вся эта ситуация просто выносила мозг. Арата посмотрел на Шона.
Шеф выглядел очень уставшим... и ведь целый день работать придется, наверное... Тоже не спал.
Что же он делал ночью... Встретился с Жертвой... ну могли бы уже домой пойти и хоть поспать немного...
В сердце опять кольнуло завистью.
Ксоооо.
Нару внезапно, явно не отдавая себе отчет в том, что вообще творит, шагнул к Шону ближе, наклонился, проведя мимолетно пальцами по его щеке, а большим пальцем по нижней губе, после чего закрыл глаза и прижался губами к губам. Странно, но поцелуй ушастого парня был.... ну не невинным! Целоваться Нару умел, черт знает откуда - то ли приставания главы клана научили... то ли Норхейм...
Другой рукой Арата скользнул по шее Шона, убирая волосы назад, сжал пальцами затылок мужчины. И застыл так, с пальцами в волосах и другой рукой на щеке Акадо, целуя, чуть прикусывая мягкие губы.

Отредактировано Arata Naru (2009-03-12 03:14:49)

0

25

<<<<Главный вход

  Путь Дайчи лежал через восхитительный сад, который, судя по всему, занимал большую часть территории приюта. От ворот к главному корпусу шла широкая аллея, усыпанная розоватым ракушечником. Все вокруг вызывало ощущение какой-то сказочной стерильности...идеально подстриженные кустики, ухоженные деревья и словно по линейке подстриженные газоны. Все это место дышало чистотой и свежестью. Но Сину было явно не до всего этого. Ему нужна была помощь. Помощь в поиске кабинета директора этого райского местечка.
  Чем ближе рыжий подходил к главному зданию, тем все отчетливее становился шум, нарушавший общую тишину сада. Приблизившись еще немного, Дайчи увидел его источник. Прямо у входа кучковалась небольшая группа подростков-ушастиков... все ВС. Они о чем-то увлеченно спорили, иногда даже срываясь на крик. Того и гляди, дело могло дойти до драки. Вмешиваться Дайчи не собирался. Это было их дело. Но знать, где этот проклятый кабинет, они должны были наверняка. Хм...как бы их так поделикатнее спросить...а, к черту, все равно они дети. Ушастые явно не обращали внимания на подошедшего почти в плотную юношу. Недолго думая, Син приступил к действиям.
  -Эй, малышня! - Ушастые как-то сразу притихли, видимо, шокированные такой наглостью, а рыжий постепенно понимал, что это было несколько опрометчиво, так как ребята были отнюдь не "малышами". Главное теперь было действовать быстро и решительно. - Мне абсолютно плевать, чем вы тут занимаетесь, но мне нужно выяснить у вас одну вещь. Думаю, никакой секретности в ней нет, так что вы выдадите мне все и сразу, и особо мучить мне вас не придется. - естественно, это все было не всерьез, но, если уж начал разговор в такой манере, в такой и продолжай...
  - Итак, где находится кабинет вашего директора? Мне нужно срочно повидаться с ним. - в кучке постепенно росло напряжение.
  - Я два раза повторять не собираюсь! Где кабинет вашего директора?! - голос Сина немного подрагивал, так как он потихоньку понимал, что немножко вляпался, и сейчас настроил против себя минимум человек двенадцать, всех пересчитать он не успел.
  Откуда-то из задних рядов чей-то тихий и монотонный голос произнес:
  - Второй этаж, дверь в конце коридора.
  - Премного благодарен! - Дай двинулся вперед, ушастые разошлись перед ним... Он только сейчас заметил, что некоторые юноши были даже повыше его. Его спину сейчас сверлило около дюжины пар глаз настороженных и озлобленных ушастиков, и без того распаленных до этого каким-то глупым спором. И как только Син вошел в здание, он пулей рванул к лестнице, стараясь побыстрее скрыться от этих ледяных взглядов, как будто бы кромсающих его изнутри.
  Внутри приют ничем не уступал тому, что было снаружи. Столько же роскоши и пафоса, столько же ненужных украшательств и мелочей. Дверь в кабинет директора он нашел быстро. На позолоченой табличке было большими буквами, латиницей, выгравировано: "Директор приюта Акадо Шон". Дай постучался и открыл дверь... Почему-то от увиденного у него перед глазами поплыли уже успевшие примелькаться в саду розовые кустики... И он чуть не произнес это в слух, но вместо этого с трудом выдавил из себя :
  - П-п-простите... я наверное помешал - и поспешил закрыть за собою дверь.

+1

26

Прижатые ушки, поникший печальный взгляд полный досады… Нет-нет, Шон - не совсем дуб-дерево, чтобы всего этого не заметить и не понять причины…
Ему вдруг стало как-то неловко. Ведь действительно получалось, что все вдруг обрели свои Природные Пары, кроме Араты. Директору стало чертовски жаль своего помощника. Он прекрасно понимал все его чувства, ведь и сам знал как это: ждать так долго…
Шон искренне считал, что из ушастика, благодаря его покладистому характеру, выйдет отличная Жертва.
Но, несмотря на все эти переживания, Акадо не проронил ни единого слова. Он решил, что будет лучше переключиться на тему оружия. Хотя и с этим ему на данный момент, откровенно говоря, возиться не хотелось.
- Пистолет? – слегка удивлённо переспросил блондин. Достал из нижнего ящика стола связку ключей и положил перед Аратой. Это были ключи от кабинета для занятий стрельбой. Помимо полу-игрушечных тренировочных пистолетов там имелось и настоящее оружие, конечно, в сейфах.
-  Выбери что-нибудь полегче и поменьше. И прошу тебя, осторожнее! Не оставляй пистолет где попало, здесь дети кругом, - попросил директор, надеясь, что Нару осознаёт всю ответственность.
– А вот с лицензией придётся подождать, - Акадо начал объяснять все подробности, но Арата, погружённый в свои мысли, похоже, его вовсе не слышал.
Всегда бодрый и улыбчивый паренёк сейчас выглядел подавленным и уставшим.
- Ты не болен? – взволнованно спросил директор. Сейчас он был готов даже отпустить помощника домой… даже на пару дней. Поправить здоровье и привести мысли в порядок. Правда, он не представлял, что будет делать без Араты – за несколько месяцев парень стал для него одним из самых необходимых людей, но Шон был уверен, что как-нибудь справится.
Боец и моргнуть не успел, как лицо Араты оказалось так близко… На мгновение он смог заглянуть в изумрудно-зелёные глаза, полные безумия, отчаяниья, решительности, нежности… и каких чувств там только не было… Почувствовать лёгкие, нежные прикосновения к своей похолодевшей от волнения щеке… Ощутить сбивчивое дыхание парня на своих губах… Казалось бы, всего мгновение, а сколько мыслей пронеслось в голове Шона…
Безумец! Безумец! Безумец! Зачем? Что ещё за детские выходки?
Акадо уже был готов оттолкнуть паренька, оттолкнуть сильно, причинив боль, чтоб неповадно было, а затем разразиться злобной тирадой, но оказалось поздно – их губы внезапно встретились. Блондин широко распахнул глаза, плохо соображая, что происходит, и как поступать дальше. Он даже не успел усилить щиты… Но, разве мог он сейчас об этом думать?
Мужчина просто закрыл глаза и смирённо поддался. Его целовали, а он просто отвечал на поцелуй. Чувства? Вряд ли… Но нежные губы так манили своей сладостью…Ах…
Но минутная слабость стоила ему… Чего? Ну, уж точно не жизни… и не карьеры, но, скорее всего репутации? Ибо в дверь внезапно постучались, и, не дождавшись ответа, вошли. Кто это был, Шон не смог увидеть из-за того, что весь обзор ему закрывал помощник. Предположение было лишь одно: это кто-то из учеников.
Оттолкнув парня, директор резко встал. Сейчас он чётко осознавал, что случилось. Их застукали! Прямо на рабочем месте…
В такие ситуации Акадо ещё никогда не попадал. Он был в ярости. Злился ни сколько на Арату, сколько на самого себя. Такие ошибки не прощаются. От одной мысли, что слух о их отношениях с Нару разнесётся по всему Приюту со скоростью света, ему становилось не по себе. Да, такая новость будет обсуждаться даже более активно, чем появление у Шона Природной Связи.
Слегка успокоившись и с трудом заставив себя собраться, мужчина поправил пиджак, волосы и вышел в коридор посмотреть, кто же такой умный заходит, не дождавшись разрешения.
Как оказалось, это был не один из воспитанников. Перед Шоном стоял совершенно незнакомый парень. В какой-то мере это облегчало ситуацию… Хотя, всё зависит от того, кем является этот рыжеволосый незнакомец.

+1

27

По спине рыжего пробежал неприятный холодок. Его словно из ведра окатили. И это был директор приюта? Нет, этого просто не может быть... Как его могли вообще допустить до педагогической деятельности? Невозможно... Или у этих японцев это в порядке вещей?...В голове Сина опять роилась туча мыслей, он подошел к окну, находившемуся недалеко от двери в кабинет, и прислонился к подоконнику. В конце концов, кем бы он ни был, им не стоило мешать. Неожиданно дверь кабинета открылась, и из дверного проема появился высокий худой мужчина. Его волосы были белыми, как снег, глаза серыми и словно остекленевшими, на его лице явно читалось напряжение. Белый костюм отлично дополнял этот образ холодной скалы. С его появлением в коридоре как будто действительно похолодало. Дайчи тут же выпрямился, и, не давая сказать мужчине ни слова, сбивчиво и неуверенно заговорил, при этом стараясь делать вид, что абсолютно ничего не произошло:
  - Вы, видимо, Акадо Шон, директор этого заведения? Мое имя Дайчи Син. Я прибыл сюда... как бы это сказать... по личному делу. Конкретно к вам. - не давая мужчине опомнится, Син продолжил - Видите ли, в чем проблема... - Дай полез в карман брюк, доставая фотографию - Вот. Человек на этой фотографии является моим биологическим отцом... и я полагаю, вы знаете, о ком идет речь.
  С этими словами рыжий протянул пожелтевший снимок Акадо.

0

28

Акадо придирчиво и пристально рассматривал незнакомца: дешёвый костюм, растрепанные волосы неестественно яркого оранжевого цвета… ВС, Боец!
Блондин ухмыльнулся и одним ловким движением выдернул фотокарточку из рук рыжего.
- Пройдите, - директор кивком пригласил парня войти в его кабинет. Он не смог толком понять, о чём вообще говорит этот Боец, единственное, что очень чётко и хорошо впечаталось в рамки понимания – это фраза «по личному делу».
Ну, раз по личному делу, значит лучше обсуждать это в кабинете, а не в коридоре, привлекая лишнее внимание, лишние глаза и уши. Отобрав у паренька фотографию, Шон и не думал на неё смотреть, покуда тот не пойдёт в его кабинет и ещё раз доходчиво не объяснит цель своего визита.
Чей-то там отец… Человек, которого Шон вроде бы должен знать… Надо разбираться.

Как только они оказались в кабинете, директор усадил гостя на тот же стул, где недавно сидел испанец. Как-то так было здесь заведено, что все незнакомые посетители оказывались на этом стуле. Этакий стул для незнакомцев…
И только после этого Акадо глянул на карточку и… замер. На снимке был его отец… А рядом – белобрысый мальчишка лет десяти с серьёзным лицом – сам Шон.
Сразу же нахлынули воспоминания о том, как фотограф тогда долго упрашивал его улыбнуться, но в итоге фотографию со счастливыми лицами сделать так и не удалось.
А ещё, эта фотография всегда стояла в рамке у отца в кабинете в их загородном доме.
Директор и подумать не мог, что ему доведётся увидеть этот снимок у кого-то другого.
Он быстро перевёл удивлённый взгляд на своего помощника, что было весьма глупо. Чем Арата может ему сейчас помочь?.. Явно ничем.
Блондин перевернул фотокарточку. На обратной стороне корявым почерком был написан адрес Приюта, а выше – уже аккуратный почерк, почти такой же, как и у Шона. Акадо сразу узнал почерк своего отца.
Дорогой Дайчи…
Мужчина перечитал снова… Дорогой Дайчи… Само это слово «дорогой» вызывало странное чувство ревности и раздражения. Неужели отец мог обратиться так к кому-то ещё, кроме своей жены и сына?
Я и твой братик поздравляем тебя с Днём рождения! – это ещё больше разозлило Шона.
Как отец только посмел такое написать? ПоздравляЕМ? И как я мог его поздравлять, если я и понятия не имел о его существовании…
Поступок отца показался ему низким и нечестным, а мысль о том, что его отец, возможно, был не таким уж благочестивым человеком, каким Шон его считал считал, удручала.
Акадо небрежно помахал фотокарточкой перед носом паренька, а затем бросил её на стол.
- То есть, ты намекаешь на то, что мы братья? – блондин рассмеялся, но смех этот не предвещал ничего хорошего.

0

29

- Пройдите - прозвучало как приказ... из уст человека, явно привыкшего это делать. Из уст Бойца, и Бойца очень сильного. Дайчи не потребовалось много времени на то, чтобы это понять, так как от мужчины прямо таки веяло Силой... и холодом, странным, очень неестественным и крайне неприятным морозцем веяло, скажу я вам... Акадо резко выдернул фотокарточку из рук Сина, при этом, даже не взглянул на нее. Какой-то он странный... Напряженный... явно переживает из-за того, что я их застукал...
  Как только они вошли в кабинет, весьма безвкусно обставленный, по мнению Дая, директор усадил юношу на один из трех удобных гостевых стульев. Должно быть, сидящему в них человеку так было проще расслабиться, и разговор далее мог проходить в более непринужденной обстановке, но не сейчас, когда Акадо чуть ли не испускал молнии во все стороны, а Дай чувствовал себя зажато как никогда. Ему чертовски хотелось выпить сейчас. Син заметил невысокого парнишку, которого целовал Шон...или который целовал Шона... на вид совсем ребенок! Дал бы ему от силы лет 17...И даже уши еще есть... о господи, куда я попал... Юноша был словно в какой-то прострации, его ушки были плотно прижаты к голове, и смотрел он словно не в окно, а просто в пустоту, словно выпал из этого мира. Ну да ладно, пора было возвращаться к сути дела... Отведя глаза от странного ушастого парня, Дайчи перевел взгляд на директора... Тот, словно парализованный, вперился в оборотную сторону фотографии. Его лицо стало еще более холодным и непроницаемым, и теперь больше напоминало какую-то маску, словно у манекена. От неожиданного и резкого движения Шона, Дай чуть не рухнул на спину вместе со стулом, но быстро восстановил равновесие. Резкая фраза, смех... смех... Над ним смеялись... Как же он этого не переносил, как же он ненавидел это презрение, это ощущение того, что тебя считают чем-то низшим, словно ты вовсе не человек, а его подобие... Слишком знакомый смех... В памяти всплывали все школы, в которых он учился, и все те ублюдки, что насмехались над ним... Но то было в прошлом... И они поплатились, но Шон... Ему так хотелось сейчас ударить его, но он не должен был, нет. Это было бы неправильно, дядя бы этого не одобрил точно.
  Ну что же, как вы с нами, так и я с вами...Дайчи намеренно развалился на стуле, распахнул пошире ворот рубахи, закинул ногу на ногу, и, скрестив руки на груди, коротко, и как можно более презрительным тоном вымолвил:
  - Именно!

Отредактировано Daichi Sin (2009-03-13 23:17:49)

0

30

Теперь уже было не до смеху. Мужчина резко схватил паренька за руку, и, заставив его подорваться со стула, потащил к окну. Солнце как раз зашло за серые тучи, надвигающиеся откуда-то с запада, и в стекле можно было хорошо разглядеть отражение.
Для Шона слово «братья» означало хоть какую-нибудь схожесть, хотя бы во внешности, например. Но в стекле отражались два совершенно разных человека. Он: высокий, статный, светловолосый, с непробиваемым строгим ледяным взглядом серо-голубых глаз… И этот тощий коротышка с зачем-то выкрашенными в неестественно яркий оранжевый цвет волосами. Акадо крепко удерживал Сина за руку, не причиняя боли, но не позволяя вырваться. Он хотел наглядно показать этому наглецу, что никакой родственной связи между ними  быть не может.
- Хм, братья говоришь...
Единственное, что было общего между ними так это то, что они оба были Бойцами, но разве это могло быть достаточным предлогом, чтобы считать их братьями? Вряд ли.
Шона забавляло рассматривать ауру этого Бойца… такую тусклую по сравнению с его, всю в пробоинах. Было видно, что Дайчи никогда не получал Силу через Жертву, а только через Подсистему, и то, наверное, редко, будто бы он особо и не волновался по этому поводу.
Версия о том, что парень – какой-нибудь шпион отметалась сразу: ну кому вздумается отправить на задание такого слабого Бойца, да ещё и с такой глупой тактикой, заключающейся в изображении из себя брата Акадо? Прекрасно понимая это, директор всё равно никак не мог поверить словам рыжего. Фотография? Но ведь если очень постараться всё можно разузнать и подделать, не так ли?
Шон не видел никакого выхода из сложившейся ситуации, кроме как…
- Арата, - рявкнул он в сторону своего помощника, тот, кажется, был в полном шоке от всего происходящего. – Прикажи ему говорить правду… Силой.
За всё не такое уж и долгое время совместной работы, помощник ни разу не проявлял себя как Жертва. Главными его достоинствами были исполнительность, верность, ответственность – всё это качества человеческие, не относящиеся к ВС. То ли Нару просто боялся показывать свою сущность Жертвы при Шоне, зная его неприязнь ко всяким выходкам подобного рода, то ли просто не было подходящего случая… Но сейчас Акадо сам предоставлял парню такую возможность…
Директор не видел ничего сложного в своём только что отданном распоряжении: принудительно установить некрепкую временную Связь и приказать… Вряд ли рыжему удастся сопротивляться: изголодавшееся по Энергии тело наоборот инстинктивно примет Жертву пусть и чужую, неприродную.
Другого способа узнать правду он не видел, а просто поверить на слово никак не мог.

http://s61.radikal.ru/i173/0903/0c/b0759b44251f.jpg

+2


Вы здесь » ~Loveless~ » †Главное здание Приюта (Школа)† » Кабинет Акадо Шона