~Loveless~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~Loveless~ » Принятые анкеты. » Тоширо Куроки


Тоширо Куроки

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1) Имя, фамилия. (Прозвище, если есть)
Тоширо Куроки (дико заводится, когда его имя сокращают или пытаются дать прозвище – считает себя слишком взрослым для этого)

2) Пол.
Мужской

3) Возраст, дата рождения.
21 год (19.07.92)

4) Национальность.
Полукровка: мать - ирландка, отец – японец

5) ВС или человек.
ВС, Боец

6) Внешность.
Наверное, единственное, что осталось у Тоширо от матери – это характер и густая копна рыжих, чуть волнистых волос. Последнее, впрочем, является не слишком завидным наследством, особенно если ты живёшь в Японии, и каждый ребёнок в толпе разевает рот, провожая тебя удивлённым взглядом. Впрочем, Куроки не жаловался. Он, вообще, уже давно вышел из того периода, когда по утрам с кислой миной разглядываешь своё отражение в зеркале и бредёшь на учёбу, недовольный собой и миром вокруг. Выглядел парень всегда старше своих лет. Да и вёл себя соответственно: всегда серьёзное лицо (на тон бледнее, чем у окружающих, отчего Тоширо выглядит словно бы чуть болезненно) ровная линия подобранных губ, внимательный взгляд светлых палевых глаз. Но, несмотря на серьёзность, лицо парня остаётся живым, а его движениям свойственна порой чисто юношеская свобода и порывистость. Но ведёт он себя, скорее, как взрослый, а не как мальчишка – иногда Тоширо даже будто бы окутан неким флёром таинственности, словно бы знает что-то такое, не ведомое остальным. Да и фигура уже давно сформировалась, как у взрослого мужчины: довольно-таки высокий рост (около 180),  стройное и наполненное юношеской энергией тело, сильные и очень аккуратные, словно бы холеные, руки с длинными пальцами. Да, свои уши парень утерял в возрасте 15-ти лет – скорее из любопытства, нежели по большой и чистой любви. О чём, впрочем, не слишком-то и жалеет.

7) Характер.
Жизнь Тоширо сложилась так, что ему пришлось слишком рано повзрослеть. В нём всё ещё бесятся детские чертенята, которые проявляются в юношеском максимализме наряду с обострённым чувством справедливости. Но в то же время он скован обязанностями оставаться взрослым, поэтому вынужден тщательно сдерживать свои порывы – но ровно до тех пор, пока его не заденут за живое.  И вот тогда Тоширо не стесняется ни в действиях, ни в выражениях. Его, наверное, стоит отнести к тому типу героев, которые переводят бабушек через дорогу, бьют морды насильниками и вытаскивают неудачников из помойного бака. Но вместе с тем юношеская задирчивость берёт своё – этот парень, может, и спасёт жизнь, но после этого изрядно потреплет нервы своими занудными нотациями. Но, несмотря на это, Тоширо всё же является практически образцом добродетели – спокойный и рассудительный, он мог бы стать примером для подражания. В нём соседствуют альтруизм и решительности, искренность и твёрдость воли. На фоне этих качеств чрезмерная поспешность в решении проблем силой (да-да, добро с кулаками) уходит на второй план.
Молодой Куроки очень ответственен. Можно сказать, комплекс «старшего брата» в нём цветёт махровым цветом: он готов прийти на помощь в любой момент, напоить чаем, согреть, приласкать – хотя проявления чувств он сторониться, чаще заменяя их невинными насмешками или скрывая своё смущение шутками. Тоширо, вообще, бывает очень остёр на язык, однако всё же старается не перегибать палку. Он неплохо разбирается в людях, вполне адекватен, однако больше любит общаться с детьми, отдавая предпочтения их законам: простота, невинность, открытость – всего этого так не хватает жестокому миру взрослых. Наверное, это описание лучше всего подходит парню: он прост, но вместе с тем вполне счастлив в этой простоте – прямо-таки по законам дао.

8) Ориентация.
Не определился

9) Краткая биография.

- Тоши, Тоши!..
Она божественна. Протягивает вперёд свои тонкие грациозные руки. Её улыбка словно подсвечивает всё вокруг, наполняя душу теплом и нежностью. Тонкие вьющиеся пряди ярко рыжих волос обрамляют аристократичное лицо, и, кажется, можно вспомнить её запах – уютный и такой родной запах: мёд, парное молоко, шоколад…
- Иди ко мне, Тоши!..
Ноги подрагивают. Крепко цепляешься пальцами за высокую столешницу и чуть смущённо улыбаешься.
- Давай же!..
Отпускаешь руки и замираешь на мгновение. Неуверенно подвигаешь вперёд правую ногу, покачиваешься. К ней приставляешь левую. Смотришь на свои ноги удивлённо и одновременно восхищённо – словно бы не веря в свои собственные способности. И – ещё один шаг.
- Молодец, малыш, иди ко мне!
Её голос словно бы окрыляет. Путаясь в собственных ногах, делаешь ещё несколько нелепых шажков и падаешь в её объятия. Она счастливо смеётся и гладит тебя по волосам.

(6 сентября 2009 года, полдень)
  - Я помню тот день…
Низкий благозвучный голос отца испугал Тоширо. Его палец невольно уткнулся в кнопку «стоп» и картинка в телевизоре замерла, отображая молодую женщину, стоящую на коленках и прижимающую к груди малыша с ярко рыжей головой.
- Она была такой красивой… Светилась счастьем…
Высокий и уже совсем седой мужчина прошёл через комнату, опустился на диван, к спинке которого прислонился парень, сидящий на полу с пультом в руках, и потрепал его по волнистым рыжим волосам. Тоширо чуть дёрнулся, словно бы сторонясь ласки, но так и остался сидеть, задумчиво глядя на экран телевизора.
- Она очень любила тебя… - Мужчина вздохнул.
- Я знаю… Помню.
- Ты ведь был совсем маленьким, когда она ушла от нас…
- Шесть лет – не так уж мало, отец. – Парень бросил мимолётный, но будто бы чуть смущённый взгляд на мужчину. – Жаль, что она не дожила до того дня, когда смогла создать лекарство…
- Жаль… - Эхом отозвался отец.
- Мне не хватает её. – Тихо-тихо проговорил парень, всё также грустно глядя на экран.
- Она была бы счастлива, увидев нас сейчас.
- Думаешь? – Парень дёрнул плечом, обернулся и посмотрел в серьёзные глаза отца. Он хотел, кажется, сказать ещё что-то, но его прервала пара ребятишек, вбежавших в комнату.
- Папа-папа, Юки опять дерётся! – Сорванец  лет семи, обладатель тёмных волос и насыщенно голубых глаз, потирал красный нос.
- Неправда! Он первый начал, он первый! – Второй – помладше, как видно, но вовсе не похожий на первого – ткнул его в плечо.
- Не слушай его, папа! Он всегда начинает!
- Но он назвал Пикачу слабаком! Он ведь не прав!
- Прав, ещё как прав! Пикачу - слабак, слабак, слабак!..
- А ну, сейчас получишь ещё!.. – Второй рванул на голубоглазого, но был остановлен сильной рукой отца, поймавшего его за капюшон спортивной кофты.
- Юки, и кто научил тебя драться?.. – Спокойный, но строгий тон отца заставил замолчать обоих. Дети переглянулись и откровенно уставились на старшего брата.
- Чёрт… стукачи… - Тот бросил на них осуждающий взгляд.
- Тоши, но ты ведь сам говорил, что нужно отстаивать свою честь! – Крикнул тот, что поменьше, вырываясь из хватки отца.
- Тоширо! Меня зовут Тоширо!..
- Конечно, Тоширо-сэмпай! – Передразнил его голубоглазый.
Парень закусил губу, хватая его за край одежды в желании наподдать, но не успел, остановленный крепкой рукой отца.
- Юки, Кацу, бегите поиграйте, нам с Тоши нужно поговорить.
Сын бросил на него ещё один недовольный взгляд, но промолчал. Дети же переглянулись, словно бы сговорившись, и рванули во двор. На несколько секунд в комнате воцарилась тишина, прерываемая лишь редкими криками с улицы.
- Они выглядят такими беззаботными… А ведь Юки совсем недавно был похож на тростинку, а Кацу до сих пор не помнит ничего о своём прошлом. – Тихо сказал отец и вздохнул. – Это была её затея – подбирать таких потерянных мылашей со способностями ВС, помогать им. Она была святой женщиной и идеальным Бойцом. Терпеливой, нежной, внимательной… Она была бы счастлива видеть, что её мечта осуществилась. И ты очень помогаешь мне, сын.
- Да прекрати, пап. – Тоширо смущённо запустил пальцы в волосы и потрепал свою чёлку. - Они мне младшие братья и сёстры, как я могу не заботиться о них?.. Что с того что их шестеро, а не один-два, как в большинстве семей? Мы можем позволить себе помогать им. А когда я закончу Школу, смогу и сам обучать малышей. Им нужно это.
Куроки-старший грустно улыбнулся и потёр своё больное колено. Помолчал ещё некоторое время.
- Ты уверен в своём решении?
- Да, отец. Семь Лун – это мой шанс. Ты ведь Агнец, и не сможешь обучить меня нужным умениям. А там работают профессионалы. Я хочу углубить свои знания касательно ВС, это же моя сущность, и я хочу знать о ней.
Отец лишь хмуро кивнул. Он прекрасно знал о драчливом характере Тоширо, и ему было неспокойно отправлять сына в другой город, чтобы тот мог стать полноценным Бойцом. Куроки-старшему казалось, что получив настоящую Силу и умения применить её, парень совершенно сорвётся с цепи и наломает дров. Всё ещё слишком жива была память о боли и волнении за жену-Бойца, которая всё время стремилась нарваться на драку… С другой стороны Тоши был прав – от своей сущности не уйти.
- Хорошо. – Отец твёрдо посмотрел в глаза сыну, словно бы только сейчас принял решение. Хотя оно обсуждалось вот уже не один месяц, и определено всё было ещё несколько недель назад.
Спустя два часа Тоширо закинул за спину небольшой спортивный рюкзак, чуть сухо, стараясь скрыть свою горечь, попрощался с пятью братьями, сестрой и отцом, да вышел на улицу. Оглянулся в сентиментальном порыве на вывеску семейного магазина «Сладости Куроки» и направился к станции. Ровно через сутки своим шумом и бесконечным числом огней его встретил непокорный Токио…
Тоширо повезло. Он был легко, без лишней волокиты, принят в Семь Лун, начал учёбу, в которой очень преуспевал – он всегда был прилежным и серьёзным парнем. Теорию Тоши знал на зубок, а на практических занятиях выкладывался по полной. Зачёты же юный Куроки всегда сдавал досрочно и раз в месяц-два старался выезжать в родной город. Так случилось и в ту памятную апрельскую субботу, когда произошло убийство президента. Отец настоял, чтобы Тоширо не возвращался в школу. И не прогадал – через пару месяцев началось массовое гонение ВС, практически все ученики Семи Лун были убиты. Однако чувство справедливости не позволило Тоши оставаться в городе. Не посоветовавшись в отцом, он рванул обратно в Токио. Скитался несколько месяцев, пытаясь разобраться в происходящем, едва не попался в руки Клеймора во время одной из зачисток, перебивался временными заработками.
Ошарашенный происходящим, Тоширо искал врага в каждом встречном. Поэтому однажды, когда в парке к нему подошёл дорого одетый мужчина, в котором легко виделся весьма сильный Боец, парень запаниковал и раскрыл Систему, предлагая сразиться. Мужчина лишь улыбнулся – будто бы ничему не удивившись - изящно отразил скомканное нападение Куроки и предложил «подлатать дыры в обучении». Так Тоши познакомился с Акадо Шоном. Впоследствии тот стал его сенсеем, и Куроки попал в Приют, где и обитает по сей день. Жизнь стала восстанавливаться. Тоши наконец нашёл работу, общался с другими учениками, старался, как мог, помогать Акадо во текущих. Теперь наконец он смог разобраться в происходящем, вникнуть в суть политики «Клэймора» и «Детей Ада» и определить, кто для него является настоящим  врагом. В крови закипало желание мстить, однако парень тщательно сдерживал его, понимая, что его время ещё придёт.

10) Симпатии/антипатии.
Тоши любит общаться с детьми. Очень любит животных и неравнодушен к всевозможным вредным для здоровья вкусностям. Его увлекают компьютерные игры и приключенческие книги. Проще говоря,он страдает увлечениями обычного японского парня его лет. Девушки Куроки привлекают не слишком – он ищет каких-то возвышенных чувств, но в то же время сторонится их, отчего все его ухаживания больше напоминают дружеские встречи, а его объектам симпатии это быстро надоедает. Обжегшись пару раз, Тоширо решил оставить это дело. К парням же он в большинстве своём равнодушен – в отличии от них самих по отношению к нему. Однако, придерживаясь всё того же желания найти что-то настоящее, он также перестаёт быть интересным в их глазах.
Лёгкое увлечение фотографией постепенно превратилось в способ заработать на жизнь. Впрочем, всё это пока слишком несерьёзно, хотя у парня с собой практически всегда есть фотоаппарат - он любит запечатлевать кусочки своей жизни на камеру, дарить нестандартные фотокарточки знакомым.
Чего не воспринимает Тоширо – так это лжи. Его просто выворачивает от лицемерия и фальши. Любая несправедливость в его глазах также должна быть наказана – что он обычно и делает, не слишком-то задумываясь о последствиях. Однако благодарный взгляд спасённого способен вдохновить его на новые подвиги.

11) Организация
Приют "Мыс Доброй Надежды"

12) Пожелание о месте работы вне одной из организаций.
Начинающий фотограф-фрилансер, нерегулярно подрабатывает в газете "Никкэй".

13) Личный статус.
(обдумываю)

14) Связь с вами.
ЛС

15) Ранг, Уровень.
Положусь на мнение Администрации.

Принят.

Отредактировано Тоширо (2008-12-11 01:25:17)

0

2

Время: вечер.
Погода: ясно и безветренно.
Место: небольшая улочка в центре города.
Ситуация:

Еще есть пару часов перед новой встречей. Великолепно. Пожалуй, можно пойти перекусить, а так же еще раз прикинуть, что и как говорить. Наша задача – внедрить своих людей в одну из крупнейших телевизионных корпораций, желательно, в редакторский состав. Нам необходимо не пропускать в эфир ничего, связанного с ВС-разборками, а так же охотой на нас. Чем меньше людей знает о сложившейся ситуации – тем будет лучше и проще, иначе начнется просто хаос и паника. Люди боятся того, что не понимают, как и будут бояться тех, у кого есть «выдающиеся способности». Мы должны действовать разумно, а потому не светиться раньше времени.
Данте шел по улице, скользя прищуренным взглядом по сторонам. Ноутбук он оставил в машине, к которой он и направлялся после одной из встреч. У него выдалась пара свободных часов, которыми он мог распоряжаться так, как ему хотелось бы, а потому норвежец считал, что вполне может позволить себе где-нибудь хорошо пообедать.
Он понял, что ему это не суждено уже тогда, когда на краю его зрения появился рыжий ВС, молоденький Боец. Сосредоточенный и серьезный, он выглядел, по крайней мере, так, словно ему предстояло спасти мир через пару минут. Но, впрочем, не это заставило Данте насторожиться, а нечто иное: следом за этим юношей, который, кажется, за своими мыслями ничего не замечал, направлялись пара субъектов в черном в сопровождении достаточно слабенькой Жертвы.
Это было понятно, правительственные люди из департамента ликвидации Владеющих Силой. Для распознания этих «отродий» им необходим свой человек, знакомый с миром ВС, причастный к нему. А потому они и набирают шавок, которых используют в своих «черных делах» - слежке и определении аур.
Данте нахмурился. Все обстоятельства говорили о том, что этому рыжему очень крупно не повезло, не везет и не будет везти в будущем, если сейчас он ничего не предпримет. Враги Клеймора – наши друзья. Или, как минимум, не враги. Потому Норхейм, не меняя шага, свернул куда-то влево, в переулок, чтобы там перейти на легкий бег, проверяя кобуру с не подводившей его ранее береттой. Нет ничего лучше небольшой пробежки перед едой, ага. Данте остановился уже у следующего поворота, который выводил обратно на улицу, после чего отметил парковку рядом, под прикрытие которой можно было бы добраться за секунд десять. Наметанный взгляд отмечает отсутствие свидетелей на этой улице, после чего сверкнувший на мгновение пистолет, извлекаемый из кобуры.
Три. Два. Один.
Прыжок, который сбивает с ног рыжего, зато пули свистят выше. Это плюс. Аккуратно подхватить его и за несколько секунд добраться до прикрытия машин на парковке, чтобы прижать собой Бойца к земле в каком-то несколько интимном жесте.
- Я как раз вовремя, - по идее, должна зазвучать ирландская народная, но нет. Есть немного другая музыка: пули бьют стекло в стоящем рядом ниссане, и осколки осыпаются на них. Это минус. Взгляд же оценивающе скользит по улице, а рука к кобуре, извлекая из нее пистолет. Можно чуть привстать, чтобы одним выстрелом уложить департаментскую шавку, которая вывела их на след. Но он уже успел рассказать, что Данте не просто так решил спасать рыжего, а тоже принадлежит к этим «отродьям».
Не переставая прижимать парня к земле, норвежец снова нырнул вниз, а над головой что-то зазвенело – департаментских ЛВЧ не волновала сохранность чужих авто. Еще пара выстрелов – и можно направиться по своим делам. Главное, не подставиться под пули и не подставить этого мальчишку.

Внешний вид

0

3

Свободный вечер, приятная погода. Прекрасные условия для небольшой прогулки, не правда ли? Когда нечего делать, даже суета города влияет как-то умиротворяюще – постепенно темнеет небо, зажигаются огни, люди вокруг куда-то спешат… А ты можешь остановиться посреди улицы и предаться размышлениям о вечном или о какой-нибудь ерунде – лишь бы на душе стало тепло и уютно…
Похоже, Тоширо относился к категории людей-парусов, которым «покой лишь снится». Он старался, как мог, разгрузить голову от забот, что ворохом свалились на него за последнюю неделю, но всё казалось тщетным. И, наверное, среди спешащих вокруг людей он, несмотря на внешнюю расслабленность, лицом был чересчур хмур и напряжён, отчего даже потерял ощущение реальности.
Незаметно для самого себя парень вышел на одну из центральных улочек города. Затем, неспешно шлёпая чуть потёртыми кедами по мостовой, свернул куда-то ещё, даже начиная насвистывать себе под нос какую-то известную «ирландскую народную».
Как водится, неприятности пришли из неоткуда. Вернее даже не пришли, а практически свалились на голову. Сильные руки хватают за плечи, заставляя пригнуться, а над головой свистит что-то звонко – Куроки отказывался принимать факт того, что это всё-таки пули, но инстинкт подсказывал, что незнакомцу следует подчиниться.
Ёлки-палки, что происходит?.. Стрельба?.. По мне?!..
Тоширо не успел закончить мысль. Мужчина уронил его, прижимая к асфальту всем телом – настойчиво и излишне сильно, пожалуй.
По спине пробежался целый табун отрезвляющих мурашек. Боец! Ещё один Боец! Что ему  от меня надо?..
В руке незнакомца блеснул пистолет, отчего к мурашкам прибавилось ещё и неприятное сосание под ложечкой. Одно дело биться в Системе, где весь мир выворачивается наизнанку, где всё слишком фантастично и даже как-то не задумываешься о реальности происходяшего, а другое – вот так уткнуться носом в эту самую реальность, где в тебя летят пули, сверху сыпятся осколки стекла, а какой-то левый мужик валяется на тебе, как на своём дорогом и холостяцком, вне сомнений, диване и крутит в руках пи-сто-лет!..
Да что я здесь делаю в конце концов?.. Дурдом, сумасшествие! Кому я сдался?.. Может, он меня в заложники хочет взять, а они спасают?.. Чёрт, ну и вляпался... Акадо-сенсей за такие приключения точно по головке не погладит!
Тоширо повернул голову, разглядывая из-под автомобиля ноги стреляющих. Классические чёрные ботинки и аккуратные розовые туфельки-лодочки…
Что?!.. Там женщина?..
И не важно, что она Жертва, и скорее всего именно она помогла узнать в нём ВС среди тысячи прохожих… Она женщина! В голове у Тоши что-то щёлкнуло, переключаясь из режима «я испуганный придурок» в  режим «спасти, не жалея башки своей дурной». Он заметил, как прищурился незнакомец, целясь куда-то в сторону обидчиков, резко дёрнулся и влепил ему по запястью ребром ладони. Рука дрогнула, палец мужчины дёрнулся и пуля взметнулась куда-то в небо.
- Ты сдурел?! Там женщина!.. – Крикнул Тоширо в порыве эмоций, столкнул с себя незнакомца и привстал – видимо, зря, потому что над головой снова засвистели пули - упал рядом и вцепился обеими руками в пистолет. – Ты ведь можешь кого-нибудь ранить!..
Инстинкт самосохранения пропал как-то сам собой. Как и мозги, похоже.
- Уйдём в систему! Подождём, когда они уйдут и вернёмся! – Светлые глаза Тоширо бесстрашно встретились с глубоким взглядом мужчины, с юношеской настойчивостью стремясь проделать в его черепе дырку. – Иначе кто-то может пострадать!

0

4

По руке бьют, и точный прицел сбивается, потому выстрел потрачен впустую: пуля уходит куда-то вверх и бьет лампочку, осыпая их снопом искр. Возмущенный вопль и толчок – Данте преобразует энергию толчка в возможность удержать равновесие и опуститься на колени. Он не дурак, чтобы вставать так неосмотрительно, а раз этот мальчишка не боится за свою шкуру – это его проблемы.
- Это не мои проблемы, - норвежец ответил спокойно, взводя пистолет по новой. У него есть цель, которая может запросто лишить их жизни. И, если быть откровенным, то ему его жизнь важнее, чем жизнь того, кто собрался его ее лишить. Путано, но зато правда.
Свист пуль, и мальчишка испуганно падает как подкошенный, цепляясь руками за беретту, чтобы не дать ему выстрелить, - Успокойся. Он не стоит на предохранителе, потому не надо так с ним обращаться, - он не любит, когда на него кричат и наезжают. Кричать и наезжать в ответ? Глупо и банально.
Данте, не раздумывая, одним движением кладет парня на асфальт животом вниз, чтобы потом аккуратненько упереть колено ему в спину, заведя руки назад и блокируя любые попытки сопротивляться.
- Когда ты что-то делаешь, думай. Я не собираюсь их убивать, - вторая рука свободна, а потому можно опять прицелиться, но так и не выстрелить, потому как приходится пригнуться: над головой свистит целая стая стальных птиц, готовых разорвать на мелкие кусочки, - Уйти в Систему не решение вопроса. Их пока только трое, но только… слушай.
- Да, Мимото-сан. Двое. Бойцы. Точно, эти отродья. Нам Кейт сказала, да, - мужской голос раздается достаточно резко, он говорит по телефону, - Подстрахуйте нас, один из них вооружен. Может, и важная птица. Его не убивать? Так точно, - он несколько секунд слушает своего невидимого собеседника, - Мальчишка не нужен? Ликвидировать, так точно, - он потом назвал адрес и как-то глухо рассмеялся. И отчего-то создалось впечатление, что должно было случиться что-то нехорошее.
Данте поднял взгляд пронзительно голубых глаз, после чего резко привстал и вытянул руку, выпуская пулю. Попадание прямо в цель, в руку. Ранение не смертельно, хотя норвежец бы с большим энтузиазмом прикончил его, чуть вскинув руку и пуская пулю прямо в голову. Пистолет звенит по асфальту.
- Тише, милый, тише. И не брыкайся, - он склонился еще ниже, обжигая своим дыханием шею парня, пропуская выстрелы над головой. Взгляд же его не отрывался от окружавшего их городского пейзажа. Он пытался продумать, как им уйти отсюда живыми, но пока что один из парней в черном, все еще продолжавший палить по машинам, был этому самой главной помехой.
- Они вас найдут, Бойцы, и вы ничего не сможете поделать. Смиритесь, и вам, может, оставят жизнь, - раздался звонкий и полный презрения женский голос, - Иначе вы так и будете крысами, что побираются по улицам! Не будьте идиотами, господа! Выходите! – в последнее слово она вложила Силу, а мужчина на время прекратил пальбу, собираясь стрелять тогда, когда чья-то голова появится над капотом авто.
В голове у норвежца немного потемнело, а по телу прошлись искры боли от неподчинения. Слабенькие, они быстро сошли на нет. А вот про способности Бойца под ним Данте ничего не знал, а потому прижал его, не давая встать, когда он попытался это сделать, подчиняясь.
- Сопротивляйся. Она слаба. Приказ можно преодолеть, - тихо, в ухо, но никто и не услышит и так.

0

5

Придурок… Тоширо сжал зубы.
Размахивать пистолетом, стрелять в живых людей - да ещё и с таким лицом, будто переключает с канала на канал телевизор, безразлично взирая на надоевшую рекламу. Нестерпимо захотелось дать в эту спокойную морду, чтобы вернуть незнакомца в чувства. Или это его естественное состояние?..Бррр!..
И снова – точные выверенные движения, сковывающие руки. Тоши уткнулся лицом в асфальт и ощутил, как вспарывает кожу на щеке неровный кусок стекла, валяющиеся на асфальте. На душе стало ну очень неприятно. Ему сейчас фактически спасали жизнь – но таким способом, что желание угробить чёртового спасителя росло просто в геометрической прогрессии.
- Слушай.
Куроки дёрнулся для приличия ещё раз, но всё-таки навострил уши. Странный, но спокойный диалог…
Что?! Что значит «ликвидировать»?! Убить меня?.. За что?..
Горечь обиды наполнила горло и встало там тяжёлым комком. Сколько он уже видел смертей? Скольких друзей из Семи Лун потерял, когда начались первые зачистки?.. И всё из-за того, что кучке идиотов не жилось спокойно, и они решили заявить о себе миру!..
Убить меня просто за то, что я не такой, как все?.. Мы не такие, как все… - Поправил себя Тоши, ощущая, как давление на спину постепенно становится болезненным. Но что же я сделал им?..
- Тише, милый, тише. И не брыкайся.
От этого голоса, ласкового тона и боли в спине и на щеке стало как-то совершенно противно. Судя по всему, этот мужчина не был простым свободным ВС. Дети Ада или Клеймор?.. Впрочем, это очевидно. Клеймор – вот, стреляет по авто, не жалея ни патронов, ни противников. Вполне себе в его стиле… Значит, Дети Ада? Но они ведь тоже не слишком славятся человеколюбием… Тогда зачем он меня спасает? Втянуть к себе в организацию ценой собственной жизни?.. Не нравится он мне, очень… Однако пришлось подчиниться – выхода ведь особого не было. Тоширо распластался по асфальту – и в ответ незнакомец уменьшил давление. Неплохое начало. Если бы всё пошло так и дальше…
А потом заговорила девушка, Жертва. Заговорила так, что по телу Тоширо в очередной раз пробежалась толпа мурашек. Не нравился ему этот тон, ох как не нравился. Крысы, идиоты… Да сами вы идиоты!.. Если бы вы знали, с кем связались!.. Вы даже не люди!..
- Выходите.
Зарррраза!
Зрачки расширились до величины радужки, затуманились, и внутри что-то сжалось в угол под натиском Силы.
Выйти…
Тоширо дёрнулся, но, ощутив резкую боль в спине, снова припал в асфальту. Однако боль неподчинения была сильнее, значительно сильнее. Куроки не знал, как удалось с ней справиться Данте – тот словно бы и не заметил Приказа – но вот у него, кажется, не было способности противиться. Да и, если говорить откровенно, приходилось ему этим заниматься всего несколько раз – в Семи Лунах, во время тренировок – результаты были неплохие, но ведь и Жертвы там были совсем слабенькие.
Встать и выйти!
Наспех Тоширо выставлял защитные барьеры - они тут же рассыпались прахом, но всё же не позволяли коснуться крошечного горящего комочка внутри, который уже бесновался от боли и страха. А тело его тем временем жило своей жизнью – дёргалось под держащим его незнакомцем, выгибалось и, кажется, даже шипело что-то жестокое и некультурное.
Выйти!!!
Тело свело судорогой, и парень даже тихо застонал. На его лбу появились крошечные капельки пота – словно результат внутренней борьбы. Он соорудил что-то, похожее на катапульту и со всей дури отослал Силу, вложенную в приказ, в обратном направлении.
Получи, тварь!
Он резко выдохнул, ощущая на прикушенных губах острые осколки стекла, которые он невольно подхватил с асфальта, и вкус крови. Закашлялся. Сила отступила, тёплый комочек, расслабившись, расплывался по телу, наполняя его былой уверенностью и здравомыслием.
- Да пошла ты к чертям! - Провопил он на всю улицу хрипло. И требовательно, но уже шёпотом добавил своему спутнику. – Пусти.

0

6

Тело под ним изгибается в какой-то невероятной дуге, но Данте держит крепко, не давая парню вырваться. Он чуть сдвинулся, садясь на бедра и обхватывая Бойца руками за талию, фиксируя его руки, но в то же время не давая ему удариться об асфальт во время судорог. Он уже и забыл, насколько это может быть болезненно и страшно, это неподчинение приказу. Пожалуй, он слишком часто занимался этим, а потому уже привык. К боли, к ломке сознания, к подкатывающему к горлу комку отвращения к самому себе. Привычка – вторая натура.
Рыжая голова запрокидывается, и губы цедят какие-то ругательства, распознавать которые нет смысла и времени – тратить драгоценные секунды на столь бесполезное занятие не входит в планы норвежца. Сейчас важнее четко и рационально мыслить, прикидывая, как можно отсюда выбраться. Цепочка мыслеобразов сменяются в голове, отвергаясь один за другим. Рыжий сейчас близко, его тело опять выгибается дугой, а пальцы хватают воздух, на висках проступают капельки пота. На щеке же – тонкий порез, на краю которого собирается кровь.
Кровь. Дыхание на мгновение сбивается, а зрачки расширяются. *Создание* глухо ворчит и бросается вперед, резко останавливаясь, когда натягивается толстая цепь, стягивая на шее ошейник. Глухой и тоскливый вой режет по барабанным перепонкам, а сердце пропускает один удар, чтобы потом продолжить медленно и размеренно биться. Губы пересохли, потому Данте непроизвольно их облизал, чувствуя, как дыхание начало хрипеть. Нехорошо, нехорошо. На дне его глаз мелькает присущее Зверю безумие, чтобы тут же быть затопленным арктическим льдом.
- Тише, тише, - теперь он уже не говорит это парню, который находится под ним, он говорит это самому себе. Надо успокоиться, надо. Накатывает волна горячего желания, но норвежец лишь чуть прикусывает губу и медленно вдыхает и выдыхает, чтобы успокоиться, чтобы начать снова разумно и рационально думать. Где-то в стороне что-то темное и безумное сверкает алыми глазами, а здесь же арктический лед и ледяное спокойствие, невозмутимость.
И вовремя: мальчишка перестает дергаться и расслабляется, чтобы тут же выкрикнуть какие-то ругательства в адрес департаментской Жертвы, после чего уже спокойно обращается к Данте с просьбой отпустить.
- Никаких больше безумных выходок? – вопрос, скорее, риторический, зато дает время подумать и успокоиться, теперь уже точно справляясь с *созданием* и аккуратно отпуская рыжего Бойца из своей воистину медвежьей хватки. Большой палец скользнул по щеке, стирая кровь, после чего ледяной взгляд уже был направлен в сторону господ в черном.
- Ты можешь бежать? – лишь в конце добавлена пара вопросительных ноток, в остальном же эта фраза похожа на приказ. А это и был приказ, Данте вводил парня в курс дела, - Я их отвлеку, а ты на счет три беги, не оглядываясь, в тот переулок. Лучше будь послушным, через минуты четыре здесь будет их подкрепление. Это нам не на руку, - он присел на корточки, спиной к машине, прислушиваясь и снова взводя свой пистолет.
После чего резкий рывок в сторону, и норвежец стреляет в еще одного парня в черном, не забыв прорычать рыжему:
- Три, - без предисловий, без отсчета времени. Теперь, следя за тем, как мальчишка припустил в указанном ему направлении, можно расслабиться и позволить Зверю, до сих пор находящемуся в несколько возбужденном состоянии, завладеть сознанием, поднимаясь в полный рост и стреляя по цели. Вокруг сразу повисает мертвая тишина, словно в уши натолкали вату, а, кажется, Жертва – крашеная блондинка с ярким макияжем – что-то кричит, пронзительно и визгливо. Но он не слышит этого. Это не люди сейчас, живые мишени. А потому меткий выстрел в плечо, не смертельный. Нет. Жить Жертва будет, вот только сейчас ее крик вязнет в глухой алой вате, а рука судорожно цепляется за кровоточащее плечо.
Зря норвежец первой снял девчонку, надо было мужчину, ведь тот времени не терял: в руку с пистолетом одна за другой впиваются, больно кусая, две пули. Но Данте даже не замечает, поднимает беретту и, найдя ледяным взглядом глаза стрелявшего и видя в них ужас, выпускает всего одну пулю, которая заставляет департаментского пса рухнуть, как подкошенного. Но живого.
Поднимая левую руку и прикладывая ее к правому предплечью, норвежец видит, как сквозь пальцы сочится кровь, однако мысли его, ленивые, неспешные, бредут совсем не в тему. Например, о том, что костюм безнадежно испорчен и что его придется выкидывать.
Мотнув головой, Данте развернулся и направился в сторону переулка, в котором скрылся рыжий. Присев на корточки и опершись спиной о стену, норвежец закрыл глаза, запрокинув голову и мягко отпуская пистолет, что тот с тихим звоном встретился с асфальтом.
- Ты в порядке?

0

7

Наконец-то свобода. Прохладная рука касается горящей щеки, стирая что-то, и Тоширо невольно вздрагивает. Кончиками пальцев нащупывает на коже тонкую полоску пореза и видит их окрашенными в алый цвет, морщится. Стирает с губ налипшие осколки стекла и кровь, сплёвывает слюну с привкусом меди на землю и смотрит на своего спасителя. Глаза мужчины напротив как всегда непроницаемы. Смотрят совершенно бездушно. Едва ли различим какой-то странный и даже пугающий блеск… Ах, нет, показалась. Ни капли эмоций. С таким же взглядом он, наверное, убивает людей, чистит зубы, сидя на краю ванной, и занимается любовью. Железный дровосек.
Во всём теле какая-то болезненная усталость  – будто несколько часов таскал на себе доски. Слабость. И какая-то толика гордости – смог, справился, отбился. Конечно, не без помощи этого потерянного Кая – но всё же… Тоширо вздохнул, глядя на осколки стекла под ногами, и подобрался. Слишком рано расслабился. Сражение выиграно, но их жизни всё ещё в опасности. А если быть вернее – его собственная жизнь. Незнакомец бы справился при любом раскладе. Остаётся один вопрос: зачем он тащит с собой рыжего?..
Бежать?.. Как металлическая белка в тире?.. Неужели прикроешь?
Хотелось возразить что-то в тон этому наглецу, да только разум подсказывал, что его сейчас стоит послушать. Он-то бывал в подобных передряг не раз – не спроста же таскает с собой пистолет – и в отличии от Куроки знает, что делать и как его использовать. Тоши бросил взгляд на переулок, куда указывал мужчина. Не так уж далеко. Если бы ещё ноги держали – вообще замечательно было бы. А так – не особенно-то побегаешь. Но деваться некуда, тон незнакомца не терпит возражений. Да и редкие выстрелы в их сторону – бодрят.
- Три. – Ледяной голос мужчины даёт неплохого пинка, и ноги, разогнувшись пружиной, сами несут Тоширо в нужном направлении.
Чёрт, предупреждать же надо!
Он слышит за спиной выстрелы и оглядывается. Взгляд упирается в тёмную фигуру, стоящую во весь рост.
Самоубийца!..
Куроки едва не махнул назад, споткнулся, роняя тело на выставленные вперёд руки, но всё-таки рванул дальше, скрываясь за поворотом. Выглянул, непростительно сверкая своей ярко рыжей чёлкой из-за угла. Держась подранными об асфальт руками за выпуклые бока кирпичей.
Его пристрелят!
Словно подтверждая мысли Тоширо, незнакомец дёрнулся два раза, принимая в себя пули. Но не упал. Глаза рыжего расширились, и он с ужасом пронаблюдал, как незнакомец с тем же ледяным лицом поднимает руку с пистолетом и единственной пулей сбивает противника с ног. Как он смотрит на свою руку, обагрённую кровью, как движется в его сторону и устало опускается на корточки.
Желедный дровосек. Ну ведь точно…
- Ты в порядке? - Слова обжигают спину ледяным спокойствием.
Тоширо резко опускается на асфальт, встаёт на колени и заглядывает в непроницаемое лицо незнакомца. Его глаза закрыты. И очень не хочется, чтобы он их открывал. Они слишком спокойны, слишком неадекватны ситуации. И тот огонь, что родился в них тогда - он скорее похож на отблеск фонарей в мутном стекле – лишь пугает.
Ты спас мне жизнь. Спасибо.
Но для слов нет ни сил, ни времени. Сам он, Тоширо, выглядит сейчас не лучше. Тонкая струйка крови, скорее похожая на слезу, делит лицо на две части. Волосы взлохмачены пуще прежнего. Лоб покрыт испариной. И глаза – словно бы наперекор незнакомцу – горят эмоциями: волнением, благодарностью, решительностью… Однако, парень не ранен. А Дровосек, насколько бы «железным» он не был, сможет ли он двигаться дальше?.. Всё не так серьёзно, но у страха глаза велики. Тоширо смотрел на пятно, расплывающееся по ткани пиджака глазами, полными боли и сочувствия. Эмпатия - не самая лучшая черта в такой ситуации. Сердце рвалось из клетки грудины так, что хотелось повторить сейчас действия спасителя – прикрыть глаза и притвориться камнем. Однако нельзя, совсем нельзя.
Чёрт-чёрт, только не умирай здесь. Ты вытащил меня, а я помогу тебе. Не смей истекать кровью!
Чувствуется, как безнадёжно бьётся о грани защиты девушка-Жертва. Ранненая, похоже, а потому обозлённая, раздражённая – острая, как игла. Однако её борьба теперь бесполезна. Один раз он отбил её удар, теперь он знает её тактику, предопределяет каждое её движение. Более того – он уверен, что может. Сейчас есть другие дела – поважнее маленькой обозлённой на весь мир девчонки.
Пистолет, валяющийся на асфальте, приятной прохладой скользнул в руку. Тоширо неловко покрутил его, силясь найти предохранитель, щёлкнул чем-то и сунул в карман своей спортивной куртки.
Так будет надёжнее. Всё равно стрелять ты больше не сможешь… Чёрт, надеюсь, ты не потерял сознание?
Парень закусил губу и коснулся здорового плеча незнакомца. Совершенно по-мальчишески дёрнул ресницами, встретившись с его тяжёлым холодным взглядом. Наигранная взрослость и уверенность в себе пропали. Толи из-за пережитого стресса, толи из-за этой нереальной внутренней (кажется – скрытой) силы незнакомца… Однако Тоширо на несколько мгновений вдруг превратился в растерянного мальчишку. Совсем не надолго, но этого, кажется, хватило, чтобы его волнение и неуверенность в собственных силах стали заметны незнакомцу.
- Пойдём. – Максимально твёрдо сказал он, всеми силами стараясь выдержать взгляд ледяных глаз, пугающих и одновременно затягивающих, будто омуты. - Нам нужно уходить, ты сам говорил.
Больше всего было страшно, что мужчина постратил все свои силы на выстрел с раненной руки, и теперь останется лишь тащить его на себе. Куроки твёрдо знал, что не сможет бросить своего спасителя, но у него самого сил не было, чтобы нести на себе взрослого мужчину.
Чёрт... Что же с ним?..
Тоши аккуратно протянул руку, подхватывая незнакомца за талию в желании помочь ему встать.
Надеюсь, больница недалеко.

Отредактировано Тоширо (2008-12-15 17:51:36)

0

8

Темная картина перед глазами, все нечетко и одновременно очень резко. Слишком яркие, какие-то неестественные цвета, но приглушенный свет. И полное отсутствие звука. В голове идеальная пустота, лишь где-то на грани сознания алое покрывало застилает глаза, окрашивая этот игрушечный мир в красный цвет. Кровавый цвет.
Внутри злость, гнев, безумие – заполняет до краев и плещется, обжигая. Но Зверь еще не полностью на свободе, что-то сковывает *его*, Данте не собирается выпускать Зверя на волю. Слишком *оно* засиделось, давно не было выхода, разрядки. Но сейчас не то время, чтобы позволить себе такую слабость, а потому даже сквозь красную пелену все видно четко, да и разум холодно и спокойно соображает.
Черты лица стали еще резче, а скулы острее: он сжал зубы, борясь сам с собой, чтобы к одной пуле в плечо Жертве не пустить еще одну в голову, чтобы насладиться ее смертью, почувствовать тепло остывающего тела, поймать последний выдох и последний удар сердца.
А потом пуля жалит в руку, а за ней и вторая – мир вспыхивает болью, но где-то далеко, не здесь. Можно словно со стороны посмотреть, как тело чуть дергается, принимая в себя выстрелы, а потом – срабатывает защитная функция. Рука, не чувствуя боли, поднимается, и звучит выстрел. Один выстрел на грани слышимости, и мужчина оседает. Живой, но рана серьезная. Он будет жить, но останется инвалидом. Данте еще рука нужна, это было неосмотрительно. *Создание* возбуждено чужим страхом и скулит, просит прикончить этого жалкого человека, но норвежец не позволяет, а потому холодная собранность мгновенно затапливает разгоряченную голову.
И тут, словно по мановению волшебной палочки, накатывают звуки. Волной, они оглушают и заставляют дезориентироваться в пространстве, не позволяя понять, куда идти дальше и зачем. А потому можно постоять несколько секунд, и уже тогда отправиться вслед за рыжим. Сесть на корточки и закрыть глаза, прогоняя туман, дыша глубоко и тяжело, словно только что был забег километров на двадцать, как минимум.
Мальчик жив, и это сейчас главное. Рука пульсирует внутри, оттуда расходятся кругами волны горячей и липкой боли, но Данте сосредотачивается: рана не смертельная, пустяковая. Осторожное прикосновение чужих пальцев к плечу заставляет молодого человека вспомнить о присутствии здесь Бойца, а потому он открывает глаза, практически не контролируя свой взгляд: пронзительный, кристально чистый и тяжелый. В глазах мальчика неуверенность и робость, это позабавило норвежца. Однако нельзя было не принять во внимание, что тот старался быть взрослым, действовать как взрослый, быть уверенным. А потому его уже за это можно было уважать.
- Сейчас, погоди секунду, - голос немного хрипит, но это, скорее, из-за Зверя, которого пришлось сдерживать. Норвежец скидывает пиджак, чтобы остаться в одной рубашке, после чего легко поднимает раненую руку, чтобы помочь себе оторвать кусок тонкой ткани – достаточно всего одного прикосновения острых зубов. Теперь можно порвать ее на одну длинную полоску и закрепить на предплечье, затягивая зубами. Он не первый раз получает ранения, а потому знает, как вести себя дальше.
- Теперь можно, - Данте чувствует руку, приобнимающую его за талию в попытке помочь встать, отчего на его губах появляется усмешка, но помощь он принимает и встает, - Благодарю, - легкий взгляд на часы, и норвежец накидывает на плечи пиджак, и теперь почти оторванный рукав рубашки уже не видно, - Не волнуйся, рыжий, это не первый раз. Но все равно спасибо за беспокойство, - где-то в глубине (очень-очень глубине) он польщен, что за него кто-то волнуется, но внешние мысли ничего подобного не говорят.
- Моя машина стоит в следующем переулке, - он чуть прищурился, глядя в глаза Бойцу и смягчая свой ледяной взгляд шоколадными ресницами, - Я подкину тебя, а потом мне надо по делам. Будь аккуратнее, парень, в другой раз я могу и не оказаться рядом, - усмешка на губах, а здоровая рука взъерошивает короткие каштановые волосы, - И да, верни мне пистолет, он мне еще может пригодиться. Кстати, это был не предохранитель, - Данте чуть склонил голову на бок, продолжая опираться на парня и ожидая от него ответа.
Ему было все равно, докинуть рыжего до его дома, проследив за безопасностью, или же все-таки дойти до ресторанчика, где он сможет покушать перед важной встречей.

0

9

Куроки двинулся было, чтобы помочь незнакомцу с повязкой, но его движения такие уверенные и умелые, что парень ощутил себя лишним, да так и замер, заворожено наблюдая за умелыми руками.
- Не волнуйся, рыжий, это не первый раз. Но все равно спасибо за беспокойство.
Рыжий… Он чуть слышно хмыкнул и обиженно выдал привычное:
- Меня зовут Тоширо. – Но взгляд светлых глаз мягок и тёпел, словно парень смотрит на старого друга. Внутри всё искрится благодарностью, но что-то не даёт озвучить её. Неужели гордость?.. Как низко.
- И да, верни мне пистолет, он мне еще может пригодиться. Кстати, это был не предохранитель.
Ч-чёрт… Облажался.
Тоширо скользнул рукой в карман и вынул оружие. На мгновение разочарованно задержал на нём взгляд, как на дорогой, но недоступной пока игрушке, и протянул незнакомцу с извиняющейся полуулыбкой. Мол, да, такой уж вот я дурак, но что поделать. Однако растерянный взгляд быстро наполняется серьёзностью. Словно пропустив мимо ушей все предыдущие слова, парень говорит тоном, не допускающим возражений:
- Мы едем в больницу. Я поведу. – Глаза вдруг словно бы наполняется саркастичным огоньком, однако лицо остаётся всё таким же сосредоточенным. – Не хочу оставаться в долгу.

Отыгрыш завершён.

Отредактировано Тоширо (2008-12-15 23:07:09)

0

10

Ну как бы голосование и всё такое...
Я За.)

0


Вы здесь » ~Loveless~ » Принятые анкеты. » Тоширо Куроки