~Loveless~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~Loveless~ » Центр » Koban (полицейский участок)


Koban (полицейский участок)

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Это часто посещаемой место. Нет-нет, вовсе не из-за преступлений и преступников. В Японии вообще преступлений не очень много, гораздо меньше, чем в странах гайдзинов.
Полиция тут действительно - помощь, опора и патруль. Мечта всех стран, так сказать.

Полицейский участок представляет собой крошечный пост (кобан), где сидит парочка дружелюбных блюстителей закона, всегда готовых объяснить, как пройти в нужное вам место (даже если они этого и не знают), и присмотреть за потерявшимися детьми и заблудившимися стариками. Хотя их способность справиться с серьезными преступлениями крайне редко подвергается реальной проверке, преступления все же раскрываются. Мера наказания практически за каждый вид преступления весьма высока, возможно из-за того, что тесно связанные общества не терпят нарушителей общепринятых правил, и частично потому, что японская полиция весьма умело вынуждает признаваться тех, кого все-таки арестовывает.

Отредактировано Мика (2008-12-30 13:43:27)

0

2

Роял Хост

В полицейском участе, не смотря ни на что, Мика бывала редко. Всего пару раз, и каким-то чудом умудрялась выйти оттуда без особых проблем. То ли обаяние девчонки действовало, то ли просто везение...
Сейчас Мика понимала, что везение ей не поможет, как и обаяние. Да вообще теперь уже не на что рассчитывать.
Нуар увели куда-то в другую комнату, а перед малышкой поставили стакан с водой, бумажные салфетки, напротив встал дядя-полицейский. Мика тихо плакала, теперь уже совсем не притворяясь.
- Ну-ну, малышка, хватит плакать, сейчас мы во всем разберемся. Как тебя зовут?
- Мика, - всхлип, - Тоши.
- Где твои родители?
Этот вопрос Воробушек ненавидела.
- Они уехали в гости к бабушке в Киото... Я вышла за покупками, хотела съесть булочек, - максимум правды, - вышла на набережную, села на скамейку, там еще была одна моя подружка... Мы с ней вместе в магазин ходили... И тут на скамейку рядом упала эта... - всхлип, - Нуар-сан. Она сказала, что ей плохо, и попросила вызвать такси и отвезти ее в гостиницу... - высморкалась, хлебнула воды, - сказала, что заплатит. Но это не главное... Она была такая бедная, несчастная... Мне стало ее так жалко... Надо же помогать людям, даже таким взрослым... Я нашла такси, отвезла ее, привела даже в номер... А она захлопнула дверь и... и... - тонкий писк, после чего Мика схватилась за свои уши.
- Ну-ну, тише... Пойдем, посидишь пока немного, мы разберемся.
Мика с ненавистью сжала в тонких лапках стакан. Она расчитывала, что ее отпустят... Ксо.
Ее отвели в какую-то комнату (хорошо хоть без решеток), отдали сумку с игрушкой (хорошо, что Мика забрала ее из гостиницы) и оставили, заперев дверь.
Воробушек прижала руку с губам, чтобы не застонать от отчаяния. Она опустилась на стул, положила голову на руки и захныкала - тонко и жалобно. Все тело после драки с разноглазой болело. Но еще больше...
Птичка вскочила, задрала гольф, оттянула штаны...
ЧТО ЭТО?
На животе виднелась тонкая изящная вязь букв. Мика даже прочитать это не смогла. Надпись была слабо видна, но что-то подсказывало - это связано с Нуар. И если та стерва будет рядом, и прикоснется... к... этому... то... это... что же такое... станет лучше видно... Зачем?

Я душа твоя. Я боль твоя. Я разделю душу на двоих. Я подарю тебе... свое Имя. Cuisant - Обжигающие...
Что за бред??? - Что это было... Я помню эти слова, хотя никто мне их не говорил!
Малышка заметалась по комнате, сжимая в отчаянии руки. Ей было... плохо. Откровенно плохо. И страшно...
- Нуар... Нуар... Помоги мне...

Отредактировано Мика (2009-02-12 12:43:24)

0

3

Роял Хост

Нуар напряжённо прошлась по комнате и испытующе поглядела на полицейского. Хмыкнула сама себе. Кажется, слова Данте касательно мужчин в форме оказались пророческими… Diable! Этот норвежец, эта девчонка… Не стоило казать носа, к чему тебе сдались эти злополучные «Дети Ада»? Пора на покой, старушка. Завести семью, нарожать детей. Ну, для начала хотя бы жениться… Тьфу! Замуж выйти. Француженка чуть потрясла головой, словно это могло помочь привести мысли в порядок, и уныло посмотрела на пейзаж за окном сквозь закрывающую его решётку.
На столе перед полицейским лежали её документы: паспорт, загранпаспорт, права - выковоренные, видно, уполномоченными из тумбочки - и злополучная визитница.
- Госпожа Сантье, Вы не желаете присесть наконец?.. – Нетерпеливо произнёс полицейский, исподлобья глядя на женщину. Он всё ещё был вежлив, хотя уже полчаса пытался добиться от задержанной внятного рассказала или хотя бы адекватного поведения. Наглая француженка в свою очередь наотрез отказывалась сидеть на стуле, и вместо этого металась туда-обратно по кабинету, словно лев в клетке, да бросала на мужчину такие взгляды, словно сама была стражем закона и намеревалась его осудить как минимум за жестокое убийство десяти человек. Сантье же на самом деле держала себя в руках, можно сказать по-ангельски: не хамила, не язвила слишком много, не приказывала и даже не расплескала бокал с минералкой на красивый костюм полицейского. Лишь молчала и метала суровые взгляды. Ну да, ещё бродила кабинету, нарушая всю дисциплину. Но с другой стороны – всё-таки дама она обеспеченная, да ещё и иностранка – может она позволить себе такую вольность? Да и что может сделать кукольного вида женщина с запоминающимися, но чуть неуклюжими движениями да с закованными в наручники руками? Разве что – доводить своим безразличием…
Хотя на самом деле у Нуар в голове творился настоящий бедлам. Происходящее в последние пятнадцать часов настолько доводило и было настолько неожиданным… Но больше всего угнетал вчерашний вечер, о котором практически ничего не помнилось.
- Госпожа Сантье, может, вы всё-таки расскажете что-нибудь о том, как попала к Вам эта девочка?
Француженка обернулась, торопливо подошла к столу и со всей дури хлопнула по нему обеими руками (хотела одной, да наручники мешали).
- Я сказала всё, что хотела, ещё в номере. Если меня не слушали, это ваша проблема. – Строго, остро.
- Боюсь, это уже ваша проблема. – Вкрадчиво, без лишнего давления.
- Правда? – Светлая бровь стремительно ползёт вверх. Голос так жёсток, что, кажется, способен резать металл. Чеканит слова. – Я имею право на один телефонный звонок.
- Телефон занят. – Лицо не меняет выражения. Этим напоминает всё того же Данте, а потом раздражает вдвойне. – Пока расскажете, как раз освободится. – Ледяная ухмылка.
Va-t'en au diable!
Нуар сжимает зубы, и тихо цедит, глядя в глаза полицейскому.
- Что вас интересует?
- Нуу… Скажем… Вы в курсе, что обвиняетесь в попытке изнасилования?..
Она с секунду изучает умные тёмные глаза, а потом вдруг плюхается на стул напротив, привычно подтягивая к себе правую ноги, и звонко смеётся.
- Дану?.. Интересно… Като-сан,  будьте так любезны, просветите… Каким местом я могла бы совершить насилие? – Она удивлённо вскидывает руки и смотрит поочерёдно на них. – Вы не думаете, что это чересчур?.. Меня не интересуют дети, Като-сан, поверьте. Педофилия  - прерогатива мужчин.
- Госпожа Сантье, я хотел бы напомнить обстоятельства вашего задержания…
Женщина шумно закашляла, заглушая его голос:
- В мой номер ворвалась воровка, Като-сан! – Голос гремит, а взгляд напряжённо буравит полицейского. – Вы видите, что я не выделаюсь особой физической подготовкой и размерами. В отличии от этой девчонки… - Невольно женщина коснулась кончиками пальцев горящей полосы на щеке. Не то чтобы она болела – просто ей было непривычно и очень неприятно получать ранения где-то, кроме Боя. Да и в Бою-то это не слишком большая радость.  – Она кричала и требовала денег. Что её она могла выкинуть?.. Прижать её к полу – это единственное верное решение с моей стороны. Вы не находите?
- Скажите, вам знаком этот предмет? – Полицейский беззвучно положил на стол тонкую коробочку с изображением Эйфелевой башни, в которой Нуар легко узнала свою злополучную визитницу. Это было как удар под дых. В момент перед глазами пролетела пара десяток картинок из вчерашнего вечера. Не самых приятных. Включая те, когда француженке стало нехорошо, и она попросила девчонку довести её до гостиницы. Теперь понятно, почему обратилась именно к ней – истинный Боец как-никак… Мама миа!
- Вижу, что знаком… Мы нашли её у девочки в сумке. Сразу поняли, что принадлежит она Вам. – Голос полный превосходства. – А теперь расскажите мне ещё раз по порядку, что произошло вчера, почему девочка оказалась в вашем номере на ночь… за пятьдесят долларов, как она сама сказала… Госпожа Сантье, я всё понимаю, но совращать ребёнка… - В голосе полицейского чувствовалась такая искренняя горечь и даже какое-то праведное сочувствие, что Нуар едва сдержала желание прямо сейчас дать ему в морду всё тем же стаканом со стола. Сдержалась. И как-то отстранённо посмотрела на полицейского.
- Я ничего не скажу до появления моего адвоката. Имею право на один телефонный звонок.
И тут внутри что-то дёрнулось. Ледяное и неприятное. Сердце кольнуло.
Нуар... Помоги мне...
Это было похоже на электрический удар. Женщина вздрогнула и вцепилась пальцами в столешницу, прикрывая глаза. Она пыталась как-то отбиться от этой случайно заключённой Связи, но никак не выходило сосредоточиться и дико болела голова. Француженка схватила со стола бокал и быстро опустошила его. Со стуком вернула на место. Не открывая глаз, заговорила мягко, быстро, и чуть неразборчиво, проглатывая некоторые буквы:
- У меня был шумный вечер. Я пила много вина. А потом пошла освежиться. Стало плохо. И я попросила девочку помочь мне добраться до гостиницы. Она согласилась. А приехав, я, похоже, уснула. А проснувшись, не вспомнила о произошедшем. Приняла девчонку за воровку. – Француженка открыла глаза и проникновенно посмотрела на полицейского. – Като-сан, мне не нужны неприятности в этом городе. Особенно сегодня. Я отдам девчонке деньги. Больше, чем обещала. Угощу мороженым в самом дорогом ресторане и прокачу на карусели. Куплю ей леденец. Всесторонняя компенсация. Я думаю, очевидно, что меня не интересуют дети в том плане, в каком вы обо мне подумали. Да и вообще не интересуют… - Нуар решила, что если уж быть честной, то по полной. – Но я готова поплатиться за свою ошибку. - Искренний взгляд разноцветных глаз.
Полицейский задумчиво покивал.
- Я вижу, вы занятой человек, госпожа Сантье. И не тратите времени и обещаний на глупости… Но я не могу отпустить вас просто так.
Мысленно Нуар чертыхнулась. Сдержалась лишь на секунду, а потом вдруг соскочила со стула и нависла над полицейским.
- Като-сан, вы обязаны хотя бы пригласить сюда девочку!
- Обязан?..
- Моя компенсация ущерба будет в десяток раз выше любой назначенной судом. И я готова расплатиться немедленно. Вы знаете, что у меня нет финансовых проблем. А потом такое решение будет лучшим для самой девочки. Я не права?.. – Женщина села наконец, ощущая, что рискует перегнуть палку нужной эмоциональности.
Полицейский почесал небритый подбородок, изучая лицо француженки, и через некоторое время сказал:
- Посмотрим…
Выглянул в коридор и сказал кому-то:
- Пригласите сюда девочку.
Нуар звякнула цепочкой наручников и задумчиво посмотрела в окно.

Отредактировано Нуар Сантье (2009-01-02 18:54:52)

0

4

оффтоп: здесь и далее сначала посты Мики, потом Нуар - по порядку

Малышка вздрогнула, когда дверь открылась и вошел полицейский.
- Меня отпустят?
- Я не уполномочен отвечать, извини. Пойдем со мной.
- Куда? За решетку? – испуг, притом искренний в глазах, - или…
Мика еле остановилась, чтобы не сказать «приют». Обычные дети из приличных семей даже не знают таких названий.
- Нет, конечно, - быстрая улыбка, призванная то ли успокоить девочку, то ли перестать нервничать самому.
Воробушек послушно пошла за полицейским.
Куда меня ведут…
Открылась еще одна дверь чуть дальше по коридору, Тоши вошла туда…
- Ой! – невольно вырвалось, - это ты…

Нуар медленно обернулась на дверь и оглядела с ног до головы девочку, замершую в проходе. Полицейский легонько подтолкнул её в спину, и той пришлось сделать несколько шагов по направлению к столу. Француженка неотрывно наблюдала за несмелыми движениями тонких ножек, за ручками вцепившимися в небольшую сумку с чем-то мягким внутри, за смущённым и чуть испуганным выражением лица. Показалось - что-то нежное просквозило в тоне девчонки. Наверное, действительно лишь показалось?..
Вот. Это твой Страж. ЭТО - твой Страж, Нуар.
Сантье качнула головой.
- Я. - Ничего другого была не в силах ответить. Сейчас, наверное, было бы неплохо вскочить с места и трепетно обнять девчонку, радостно прижимая её к себе... Но полицейские такого порыва не оценили бы. Да и... не хотелось отчего-то. А чего хотелось, было совсем не ясно.
Имя внизу живота стало наливаться теплом. Оно ужасно отвлекало, это тепло.  Эта Связь... так невовремя и некстати.
Девочку провели ближе и посадили рядом с полицеским - напротив, через стол от Нуар. Словно та могла сделать ей что-то плохое. Женщина отметила это мысленно и не примянула бросить на полицейского чуть раздражённый взгляд. Потом посмотрела на девочку - прямо и будто бы испытующе, сверкая разноцветными глазами.
- Я хочу извиниться за неподобающее поведение. (Ложь!) Ты помогла мне. Фактически - спасла меня. Не знаю, почему ты это сделала... (Ложь-ложь-ложь!) Но ты очень помогла. А моё поведение сутра было низко и недостойно. Я искренне раскаиваюсь. (Ну да, есть немного...) - Француженка моргнула. - И хотела бы по мере возможностей и сил возместить ущерб, не тратя время на судебные разбирательства. Я надеюсь, тебя устроит, если ты назовёшь сумму и скажешь, чем ещё я могла бы тебе помочь.
Мягкий и даже скромный тон. Такие яркие эмоции в глазах. Руки, вцепившиеся друг в друга... В этом была вся Нуар. В нужный момент умерить всё свою гордость и стать такой, какой хотят её видеть другие. В данном случае - раскаявшейся преступницей, готовой на всё ради прощения.

Она говорила, говорила, говорила что-то… Мика слушала, растерянно моргая, не понимая даже слов. Ей хотелось просто… видеть Нуар. Когда тетка оказалась рядом – неспокойное состояние Воробушка сменилось чем-то вроде нирваны. Все. Путь был долог, беспокоен, бессмысленное существование… Все закончилось, когда появилась Она. Нуар. Са… Сантье. Имя, внешность, поведение, характер – все было странным. Все было отвратительным и нездешним. Но Мике хотелось быть с ней рядом… Прикасаться к ней. Смотреть на нее обожающим взглядом. Птичка возненавидела себя, но ненавидеть Нуар она почему-то не могла. Она и хотела… и вроде бы немного получалось… но…
- Ничего… - только быть с тобой… только быть рядом… позволь… разреши мне…. Нет… не разрешай!  - страшного. Я понимаю… вы были так… вам было плохо. А с утра сложно было вспомнить минутную встречу. Главное, я бы хотела… Не говорите ничего моим родителям. Они… будут в шоке. Я бы не хотела, чтобы они пугались. – Ложь. Опять. И Нуар поймет, что Мика одна, поэтому… Поэтому что? Не возьмет ее к себе? Бред. Она и так не возьмет. – Мне ничего не нужно. Просто хорошо, что вы в порядке теперь.
Мика повернулась к полицейскому, по ходу дела расстегнув сумку, достав зайца и крепко-крепко обняв его руками (это всегда действовало умиляющее – Мика такой лапочкой становилось, что таяли самые каменные сердца):
- Отпустите нас… Пожалуйста. Мы не держим зла друг на друга… У Нуар наверняка дел полно… А я… - дико хочу есть! Опять! Тут так кофе пахнет… - мне домой надо.
Воробушек невольно покраснела от этой лжи, но надеялась, что этот румяней примут за смущение от ситуации.

Нуар потрясла головой. Эта дурацкая привычка всегда приходила к ней после бурного вечера. Нельзя сказать, конечно, что француженка частенько уходила в пьянство... но вино она любила. Они с Кристофом частенько могли разориться на бутылочку вина какого-то удачного урожая.
Кристоф...
Нет, и вот ЭТО - твой Страж, Нуар. Не Кристоф - он мёртв - а вот эта девчонка. Маленькая и жалкая, потерянная и испуганная. Она будет тебя защищать, Нуар. Здорово, правда?..
На француженку, кажется, была готова накатить какая-то истерия. Происходящее с каждой минутой нравилось ей всё меньше. Оно совершенно не укладывалось в её голове. Женщина отчаянно вцепилась в ногтями в своё запястье, раня нежную кожу, но кошмар, похоже, и не планировал заканчиваться. Только закручивался всё сильнее и сильнее!..
Умильная мордочка взлохмаченной девчонки, кажется, подействовала на полицейских. Во всяком случае, они пошептались некоторое время, и знакомый уже Като-сан изрёк что-то о компенсации, что было вполне логичным. А вот дальнейшие его действия вообще перестали быть адекватными. Он взял в руки загранпаспорт француженки и убрал в стол, а потом медленно проговорил:
- Мика нравится мне. А госпожа Сантье, похоже, адекватная женщина. Тогда пусть расплачивается за свои ошибки. Документы я оставлю у себя - для надёжности. А она в свою очередь будет в течении месяца поддерживать нашу маленькую Мику. Дайте ей свой номер телефона, кстати... Через месяц увитесь сюда. Я поговорю с ребёнком и верну ваши документы.
Чего?!..
Нуар неверяще смотрела на стража закона не в силах что-либо ответить. Это было безумно. И дико!.. Да и делать ей больше нечего, кроме как заботиться о какой-то там девчонке...
Кхм... о собственном Страже! Который сам должен обо мне заботаться!..
Нелепые эгоистичные чувства, свойственные каждой Жертве, захватили разум Нуар, просто-таки сводя её с ума. Она перевела взгляд на Мику.

Что????
- Нет! – истерично выкрикнула Мика, - не надо! У меня есть родители, чтобы обо мне заботиться!
Ложь во спасение. Вопрос – спасение кого? Мику – от привязанности к Нуар? Или ее – от Воробушка?
Если она будет рядом со мной… Она… А почему – рядом? Просто даст денег и все. А потом еще пригрозит, что если я проговорюсь – убьет. Или еще там чего…
Мика слегка порозовела (вновь), и дернула ушками, вспомнив руки Нуар у себя на животе. К слову – очень хотелось узнать, что это там за ерунда появилось, и не заразно ли это.
Да и не правильно это было, как почему-то казалось Мике. Ей самой хотелось помочь Нуар, вот как ночью. Тогда было так хорошо, так верно, как и должно быть.
Стоп. Для кого это должно быть правильно?!
Почему – отвезти какую-то поганую пьянь в гостиницу – это должно быть правильно для бездомной девчонки?
Живот, при мысли о сегодняшней ночи, дернулся, и опять заболел. Теперь Мика понимала – он болит от той штуки на нем.

- Успокойся. - Это было сказано строго, и даже раздражённо. Сорвалось с губ совершенно непроизвольно - словно по привычке. Нуар постаралась смягчить тон. - Всё будет хорошо. Я больше не трону тебя... Повторяю, это было досадное недоразумение. Всего лишь позволь мне загладить свою вину.
Мимолётный взгляд на полицейского - да, кажется, он проникся - и снова глаза-в-глаза с девчонкой. Доверься мне.

- Да не о доверии идет речь, - мрачно отозвалась Мика, но потом, по ошарашенному взгляду полицейского поняла, что говорит что-то не то.
Прокрутив весь разговор в голове, сообразила, что про доверие не было ничего сказано. Вслух.
Мика дернулась, едва не уронила зайца, и теперь всерьез уже в него вцепилась, глядя на Нуар, и только на нее.
- Я хотела сказать… что… как это объяснить моим родным, ведь я не хочу, чтобы они волновались…
Тихий шепот, не отрывая взгляда от женщины напротив.
Я хочу быть с тобой….

Отредактировано Нуар Сантье (2009-01-02 22:40:25)

0

5

Француженка торопливо моргнула - словно желая оборвать этот долгий напряжённый взгляд. Ни единой эмоции на лице, ни единого движения - спокойтвие и холодность, холодность и спокойствие. В конце концов - не всё ли равно, что там думает этот ребёнок? Тебе ведь всё равно, да? Правда?..
Она медленно выдохнула и вернула взгляд девчонке, открыла рот, чтобы сказать что-то, но её перебил полицейский:
- Нет, ты отправишься домой. А госпожа Нуар будет всего лишь обеспечит тебе финансовую поддержку и должное внимание.
Сантье плотно сомкнула губы и кивнула:
- Я думаю, это вариант, который устроит всех.
Она демонстративно выложила закованные в наручники руки на стол и посмотрела на них с должным вниманием, но полицейский, похоже, не спешил её отпускать.
- Я надеюсь, всех всё устраивает? - Нуар перевела взгляд на девчонку. Теперь уже француженка выглядела как хозяйка ситауции, а не арестантка.

От взгляда Нуар, казалось, сейчас замерзнет сердце.
Зачем ты так со мной… Прости…
Мика решительно тряхнула головой, разметав и без того взъерошенную шевелюру.
- Конечно, устраивает. Но если госпожа Нуар попадется на глаза моим родителям – проблем у нее будет больше. Я еще маленькая, чтобы общаться с такими взрослыми без надзора папы и мамы.
Последние два слова дались девочке тяжело. Она часто произносила их про себя, а иногда и шепотом – так тихо, что даже летучие мыши бы не услышали… Говорила для того, чтобы просто не забыть эти слова. В мечтах… во сне. Шептала, шептала, а по щекам мелкой текли слезы.
Но не сейчас. Да, запинка. Да, легкое недоумение в глазах. Но твердо и громко. Папа и мама. Чудесно. Должны поверить.
- По сути, мне и финансовая поддержка не нужна. Мои родители зарабатывают, чтобы содержать меня.
Иначе бы все это выглядело очень странно.

Ксо… одежда…
Впрочем, даже одежда не выдавала бедственного и беспризорного ребенка. Да, немного потрепанная, с заплатами… Но это ведь ребенок! Упала, порвала… По крайней мере Мика надеялась, что не возникнет никаких вопросов….
Мика посмотрела на Нуар, на ее запястья, скованные наручниками.
Вдруг малышка подняла голову и очень зло посмотрела на полицейского:
- Немедленно снимите наручники! Она же слабая, она же не виновата, она ничего не сделала!

Нуар скептически прошлась взглядом по тельцу Мики, скрутую откровенно простой одеждой, но ничего не сказала. Нечего лезть в жизнь девчонки. Чем больше лезешь в неё, тем больше будет хотеться поучаствовать. А вешать на себя заботу о ребёнке - нет, этого делать женщина не собиралась. И все эти мысли о замужестве и семье - лишь глупость. Она была одна и останется одна. Найдёт себе достойного по Силе Стража, установит с ним временную связь, выведет ДА из кризиса. Да, это отличный план. Получше того, чтобы привязаться к глупой оборванке, которая не контролирует свою Силу, посылая  своей Жертве неразборчивые клочки мыслей, и врать-то не способна по человечески. Папа и мама... Как же!
- Немедленно снимите наручники! Она же слабая, она же не виновата, она ничего не сделала!
Кажется, в комнате все посмотрели на девчонку и замерли. Нуар почувствовала, что нижняя челюсть сейчас в любой момент готова скользнуть вниз, и на мгновение прикрыла глаза, пытаясь вернуть мыслям привычный ход.
Чёрт, Боец. Она же всё-таки Боей...
Сантье открыла глаза и требовательно посмотрела на полицейского. В ответ он покачал головой, глядя на Мику, но ничего не сказал. Вздохнул и медленно растегнул наручники на её руках. Женщина поморщилась и потёрла запястья. Впрочем, мысленно вздохнула с облегчением - кажется, всё уладилось... Только оставалась одна маленькая проблема. Маленькая и навязчивая... Девочка!..
- Благодарю вас, Като-сан. Я не забуду вашей доброты. - Лёгкая улыбка. Мимолётная, но не скрывающая счастья - наигранного, конечно. - Позвольте мне ещё одну вольность?.. Один звонок - я вызову помошника, чтобы забрал меня.
Полицейский кивнул и придвинул к Нуар телефонный аппарат. Та на несколько секунд прикрыла глаза, зрительно припоминая номер, и сняла трубку с рычага. С минуту она слушала длинные гудки. Извиняющеся глянула на всех вокруг, повторила звонок.
- Ты нужен мне срочно. Я в центральном полицейском участке. Жду. - Не дожидаясь ответа, Нуар вернула трубку на рычаг.
- Благодарю, Като-сан. До свидания.
Нуар сгребла со стола свои вещи и прошла к двери. На пороге обернулась на девчонку.
- Пойдём, позвезу тебя до дома.
Выйдя на улицу, француженка прошла несколько шагов, опустилась под деревом на скамейку, стоящую прямо напротив полицейского участка, и потёрла раскорябанное лицо.

Мика тащилась вслед за Нуар, пытаясь мыслить логически. Что она сейчас собирается делать? Ждать, пока эта ненормальная тетка сменит гнев на милость?
Помощника еще вызвала… Наверное, такой же псих.
Хм, а где она работает? Я вчера и не посмотрела…
- Пойдём, позвезу тебя до дома.
Угу. Разбежалась.
- Спасибо, - язвительно, - доберусь сама.
И вдруг, внезапно, словно не в силах сдержаться, но очень-очень тихо:
- Нет у меня дома… - и громче, требовательней, - отдавай мои 50 долларов и разбежимся. Мне от тебя ничего не надо, я тебе тем более не нужна.
Мика проследила за жестом женщины.
- Извини. Сама виновата. О, кстати… - малышка ткнула пальцем себе в живот, скривилась от боли, - это что за ерунда? Ты что со мной сделала? Не знаю, чего я вообще тебя там, – взмах в сторону кобана, - защищала, ведь ты что-то дикое со мной сделала. Может, ты гипнозом занимаешься, а? Ты вообще кто такая?

Нуар закатила глаза. Она начинает доставать меня.
- Слишком много вопросов! - Прошипела, продолжая скользить пальцами по лицу, словно пытаясь оценить масштабы нанесённого ущерба.
Было больно. Но ещё больше - унизительно. И даже стыдно. За всё сотворённое. За безумный вечер, отвратительное утро. И Нуар не сомневалась, что у Данте будут очень интересные и язвительные мысли касательно её внешнего вида.
Наконец женщина подняла глаза на стоящую над ней девочку.
- Деньги получишь от моего помошника, поэтому подождёшь. - Да, прозвучало это грубо, но женщине уже просто надоело няньчиться с этим недоразумением. Потом француженка встала и начала медленно расстёгивать ремень на брюках. На улице никого не было, да и если бы и был кто-то, это вряд ли остановило её. Нуар аккуратно расстегнула ширинку и откинула в сторону край верхней части брюк, демонстрируя Имя, уходящее вниз, под белые кружева тонких трусиков.
Предоставляя девочке достаточное количество времени для изучения красивой вязи букв, она заговорила:
- Я думаю, в наше время каждому известно понятие ВС. Поздравляю, ты в тебе. - Она хмыкнула сама себе, не ожидая даже, что такие слова дадутся ей так непринуждённо. - В общем, ты Боец. Маленький пока и слабый... но, может, что-то и выйдет, посмотрим. Только не надо истерик, ладно?
Нуар поводила по Имени пальчиком, словно убеждая девочку, что оно настоящее, а не нарисованное, и заглянула в её испуганное личико.

А вот этого всего Мика не ждала.
Да, она слышала о каких-то там ВС, но искренне считала это бредом. А если и не бредом, то тем, что никогда ее не коснется. Бойцы, Жертвы, нападения… Воробушек не вникала в то, что не касалось ее жизни, и без того не простой.
Но те, кто мог ее взять в семью… Они что-то такое говорили…
- Я – Боец? То есть ты – моя Жертва? Это чего, бред такой, да? Не буду я твоим Бойцом, больно надо.

Нуар чуть дёрнула бровями.
- И не прошу. - Холодный, спокойный голос. Серьёзный. Впрочем, что скрывать - кольнуло. Было много Бойцов, желающих вступить с Нуар в связь - конечно, благодаря её Силе, вовсе не из-за личных качеств... Но всё же. Внутри неприятным червячком шевельнулась обида. Всё-таки собственный Боец. Он должен быть привязан, должен жаждать общения, должен скучать по каждому взгляду, каждому прикосновению... Таким был Кристоф. И для Нуар он был идеален. Всегда доступный, преданный, сильный...
Только ведь от природы не уйдёшь, верно?..
Сантье напустила на себя показное безразличие и торопливо застегнула брюки. Опустилась на лавочку.
- Тем лучше. Одной проблемой меньше.

0

6

В груди что-то кольнуло. Потом потянуло, болезненно и звеняще. В голове раздался щелчок.
- И не прошу.
Да…. Ты не можешь попросить…
- Тем лучше. Одной проблемой меньше.
-Проблема… Я не проблема! Я самостоятельна и достаточна! И ты мне…

Нужна… как жизнь… как воздух. Нет. Больше… без тебя… Черт, какой бред! Не может такого быть! Ну почему, почему именно ОНА! Я не хочу… хочу… Я хочу! Но… но я тебе не нужна. Не нужна… я слабая… а ты… ты такая красивая… ты такая… Ксо! Нет! Нет и нет! Никогда! Всегда бы смотреть на тебя… всегда бы быть с тобой рядом… всегда… Неееет!
Мика вдруг осела (иначе и не скажешь) на колени, обхватив ноги Нуар, уткнулась лицом в колени, и тихо заплакала.
В груди все еще болело, сердце колотилось, было отчаянно страшно. Страшно остаться одной.

Что почувствовала Нуар теперь?.. Что вообще она могла почувствовать? Нежность? Или отвращение?.. Быть может, тепло? Или выбрирующую ниточку Связи?
Испуг. Единтвенное, что отобразилось в разноцветных глазах женщины. Животный испуг. Она дёрнулась, когда девочка повисла на её ногах, но не нашла в себе силы отстраниться. Лишь руки дёрнулись вверх, да так и замерли в воздухе в нескольких сантиметрах над головой малышки. Сантье не могла шевельнуться.
- Я же просила... без истерик... - Почти неслышно сказала она. Девочку нужно было срочно успокоить. Но почему-то в голову не приходило ничего, кроме Приказа. Но сейчас это было бы чересчур жестоко... А с каких пор она вообще стала об этом задумываться? И с чего вдруг взяла, что она отвественна за этого ребёнка? Та же сказала сама, что она "самостоятельна и самодостаточна". В чём тогда проблема?
Француженка закусила губу. Её левая рука мягко легла на голову девочки, невольно отмечая, что волосы у неё ещё совсем шёлковые, детские, а правая коснулась плеча.
- Успокойся. - Тихо произнесла Нуар. Она пыталась придать тону мягкие нотки, но сейчас это не выходило. Она сама уже была на взводе. Эмоции девочки подхватывали её на волне и уносили вслед за собой - это раздражало, но женщина не ощущала никакого желания закрываться от этого, понимая, что сможет успокоить девочку, лишь чувствуя её. - Хватит разводить здесь болото. Нашла время...
Она закусила губу и чуть прикрыла глаза. Сосредоточилась, концентрируя энергию на кончиках пальцев, и пустила тоненькую серебрянную ниточку силу - мягко опутывающую душу девочки. Греющую, но вовсе не обжигающую.
- Тс-с-с...
Сантье чувствовала, как пульсирует внизу живота Имя, но пульсация эта была какой-то успокаивающей, приятной. Мелькнула нелепая мысль, что, может, стоит попробовать заключить с девочкой постоянную Связь... но женщина отбросила её в сторону, как безумную. Сойдясь в конце концов на то, что можно просто передать её кому-нибудь из ДА на перевоспотание и обучение.

Ее руки оказались такими мягкими, прикосновения такими легкими… И тонкая нить спокойствия вдруг опутала душу Мики. Малышка подозревала, что это Сила виновата, что Нуар ее применила, чтобы успокоить… Но Воробушек все равно наслаждалась неожиданно приятными ощущениями от близости этой самой Силы Нуар.
- Извини, - она вынырнула из-под руки женщины, встала, отряхнула штаны, - я больше не буду. Просто я… со мной такой первый раз. Я раньше с ВС не сталкивалась… ну, только один раз. В приют пришли смотреть детей. Меня выставили им на осмотр, а они посмотрели и сказали, что ВС в свою семью взять не смогут. Я тогда очень плакала, думая, что они шутили. Обидно было. А сейчас… да, я понимаю тебя. Я тебе даром не нужна. – быстрая улыбка, ушки прижались к голове, - как и ты мне. – слова дались с трудом, - хотя я понимаю… Я Боец, я хочу быть со своей Жертвой. Да, немного хочу. С тобой мне как-то спокойно. Но бросить свою жизнь я не могу. Я должна помочь детям.
Говорить, говорить, говорить… Зачем она рассказывает ей о своей жизни? Сантье это не интересно. Но… говорить. Больше. Мика не разрешит ее отвезти… но если Нуар прикажет – не захочет сопротивляться. Не сможет. И женщина узнает их убежище… Соврать. Соврать?! Соврать Ей? А сможет ли Воробушек это сделать…

0

7

Француженка сложила руки на коленях, время от времени потирая всё ещё ноющие запястья, и слушала девочку, не отрывая взгляда от ладоней. Серьёзно и задумчиво кивала, словно вникая в суть её проблем.
- Как я поняла, ты не из детского дома. - В принципе, сделать этот вывод было не сложно, всего лишь сопоставив множество мелких фактов и фактов. - Значит, тебе нужны деньги... Ты их получишь. Более того - я готова предложить тебе работу.
Нуар подняла глаза и посмотрела на девочку, словно на равную.
- Если захочешь, из тебя может выйти Страж. Всё зависит от твоих стараний. - Уголки губ чуть заметно скользят вниз. Это улыбка - лишь попытка толкнуть девочку на этот шаг, цель её - дать призрачную надежду на Связь... Должно сработать.
Не теряя своего достоинства даже в таком виде, француженка грациозно поднялась со скамейки и медленно обошла девочку по кругу, словно разглядывая. Она чувствовала, что та тоже хочет её оглядеть. Привыкнуть к виду, восхититься - как любой истинный Боец своей Жертвой - но женщина пока не хотела давать её такого шанса, а потому старательно избегала прямого взгляда, опускала лицо. Мика видела её уже множество раз, но теперь это было так сказать официальное знакомство.
- Нуар. Можешь называть меня именно так. "Нуар" по-французски значит... впрочем, это сейчас неважно. - Взгляд оценивающе скользит по скромной одежонке. - Как зовут тебя? Сколько лет?.. - Глаза касаются тёмного хвостика и пробегаются по симпатичным ушкам на голове, изучают сумку. Вопросы идут один за одним, не давай времени на ответ. - Тебе есть, где жить?.. Родители, как понимаю, отказались или умерли?.. Сколько с тобой ещё детей?
Женщина останавливается и замирает напротив, вдруг заглядывая в тёмные детские глаза.
- Ты похожа на пташку. Галчонка или воробья... Я могла бы звать тебя так, но меня больше интересует имя.

0

8

- Нет, я сама по себе, - Мика отвечала совершенно спокойно, сама не зная, почему... - да, мне нужны деньги. Ты мне обещала 50 долларов. Нуар... красивое имя. Хотя фамилию твою я произнести не могу... Ты мне напоминаешь кого-то... Какого-то персонажа из манги. О, вспомнила, там персонажа звали Нуар. Парень был вором, призрачным и неуловимым... Такоооой кавайный, вообще. И он еще взял в долг, вроде бы, одного парня, Флориана... Французы они были... Такая милая манга. А ты читала когда-нибудь мангу?
Вдруг стало совсем хорошо. С Жертвой хотелось говорить, не обращая внимания на разницу в возрасте, общую сволочность и ненужность этой... Связи.
- Если я тебе не нужна, то я не хочу быть Бойцом, особенно не твоим. - Очень спокойно, хотя в душе рождались и умирали звезды, образовывая черную пустоту ночи и тьмы, -Меня зовут Мика, родителей у меня нет и не будет, видимо. Фамилию я тоже не знаю. Сама себе придумываю... Мне, хм, даже не знаю, сколько лет. 16-17, наверное. Живу я где придется, ноу нас есть штаб. Я тебе его не покажу... Нас много, детей-беспризорников... Я из защищаю, я у них главная. Ты можешь мной гордиться, если хочешь.
Мика замолчала, переваривая последние слова своей Жертвы.
- Меня многие называют Воробушком или Птичкой.- Тихо, едва слышно, не глядя ей в глаза. Мика коснулась руки Нуар, - зови меня так, как тебе хочется...
Сейчас приедет ее помощник и отберет ее у меня... И я навсегда останусь одна...

Отредактировано Мика (2009-01-03 01:43:38)

0

9

- Мангу?.. - Нуар напряжённо пыталась вспомнить значение до боли знакомого слова. Даже нахмурилась. - Ах, комиксы эти японские?.. Н-нет, я далека от вашей культуры... - Она в очередной раз вгляделась в черты девочки. А ведь она не совсем японка... Кожа не такая белая, а скорее загорелая. Вот что смутило меня в её внешности... Интересно. А в этой искренности и открытости, с которой она говорила, было что-то, что заставляло неприятно ныть душу. Боль была подобной той, что ощущаешь, видя брошенного посреди улицы щенка, мокнущего под дождём. Хочешь что-то сделать, но не можешь. Потому что "мы в ответе за тех, кого мы приручили"...
А если не приручали? Я не устанавливала Связь...
Правда? Пить надо меньше...
Чёрт...

- Если я тебе не нужна, то я не хочу быть Бойцом, особенно не твоим.
Ну, куда деваться от этой недетской серьёзности?.. Что с этим делать?
Ощутив прикосновение к своей руке, Нуар сделала шаг назад. Она сама была кинететиком, но ей не нравилась такая близость с девочкой. Нет, ну, на самом деле нравилась, но ведь малышка, даже толком не разбираясь в своей Силе, и не ориентируясь в мире ВС, чисто инстинктивно пыталась установить Связь... А это было не нужно сейчас.
- Поверь мне, девочка... - Голос мягок, но серьёзен. - Жизнь - гораздо более сложная штука, чем кажется на первый взгляд. И мир ВС ещё сложнее. Это не игрушки. Если ты хочешь существовать в этом мире, тебе нужно научиться сражаться. Иначе либо тебя убьют, либо ты будешь работать на правительство и убивать своих. - Да-да-да, стандартная речь представителя "Детей Ада". Впрочем, к чему выдумывать какие-то сложности, когда есть простые и легко доступные фразы. - Я сражаюсь за свободу ВС. Думаю, тебе лучше примкнуть к нам. - Конечно, лучше-то тебе на самом деле будет в Приюте, но Бойцы, даже такие слабенькие, лишними не бывают. И тут голос становится жёстким, сочным - заставляющим тоненькую нить Связи звучно вибрировать. Это ещё не Приказ, но... - Я бы желала этого.

Отредактировано Нуар Сантье (2009-01-03 02:23:47)

0

10

- Коооомиксы, - застонала Мика, - не комиксы это! Комиксы - это в Америке! А у нас - манга! Эх... гайдзины... Настроение девочки стремительно улучшалось. Это было странно. Только что билась в истерике, а теперь - стоит и сияет, затмевая солнце.
- Я буду делать то, что захочешь ты, чтобы я делала. В разумных пределах, - казалось, будто девочка пьяна.
Наверное, так оно и было. Для маленькой и неумелой Мики встречи с такой сильной Жертвой, да еще Природной,  было достаточно, чтобы опьянеть от Силы.
Малышка села на скамейку, достала зайца и протянула его Нуар.
- Деееержи. Это тебе. Может, хоть он тебе понравится, если не я.
Девочка мечтательно посмотрела на женщину.
Вообще Воробушек явно была несколько неадекватна.
- Кстати, ты сказала, что довезешь меня домой. А теперь, что лучше мне быть с вами... А ты можешь меня куда-нибудь отвезти и покормить? По-моему, это мой единственынй недостаток. Я очень кушать хочу... Помнишь, ну, а может и не помнишь, я тебе булочку отдала... А это был мой ужин...
Мелкая вздохнула и более настойчиво протянула зайца своей Жертве.

0

11

- Я буду делать то, что захочешь ты, чтобы я делала. В разумных пределах.
Француженка подняла несчастный взгляд на девочку, вдруг внимательно вглядываясь в её черты. Маленькая, хрупкая активная и, похоже, очень упёртая - под стать самой Нуар. И в то же время совсем другая - беззащитная, неспокойная, мягкая. Было в ней что-то очень близкое. Настолько, близкое, что внутри женщины всё напрягалось, как струна, и звенело - трепетно и напряжённо. Но от этого звука невозможно ныла душа - он был слишком непривычен, слишком опасен...
На мгновение она прикрыла глаза. Больнее всего нам могут сделать лишь самые близкие люди. Потому что мы связаны с ними тонкой леской - она продета сквозь наши сердца, стягивая между собой - и каждое неаккуратное движение может причинить страшную боль... Ей так не нравилось всё происходящее. Совсем не нравилось. Нуар хотела было встать с этой чёртовой лавки и просто уйти. Развернуться и побрести куда-нибудь по улицам города, стараясь затерять взгляд в многочисленных витринах... Но не могла. Девочка рядом будто не отпускала её. Занимала все мысли.
Имя на животе наконец успокоилось и теперь лишь приятно грело тело. Да, было трудно признать, но это было действительно приятно. И вообще, сидеть вот так, вслушиваясь в щебетание этой Мики тоже было очень уютно. Просто романтика какая-то.... Мысленно Сантье лишь фыркнула. Никакой Связи. Она не устраивает меня как Боец. Она нисколько не может быть полезна. Отдать девчонке деньги, подвести, и забыть о её существовании. Даже если она вырастит уровнем, полноценно участвовать в Боях она никогда не сможет - характер не тот. А подчинять её приказам будет как минимум некомфортно... Оставить и забыть - такова установка. Оставить и забыть - что может быть проще?..
- Деееержи. Это тебе. Может, хоть он тебе понравится, если не я.
Нуар тихо застонала и порывисто уронила лицо в ладони.
Ну, что ты от меня хочешь?.. Чего же ты хочешь?! Могу купить тебе игрушечный домик. Могу - настоящий, поселишь там своих "детей", как ты выражаешься... Не знаю, десяток плюшевых зайцев хочешь?.. Только не нужно таких взглядом. Не нужно слов - таких слов. Они бьёт хлёстко, жестко. Такие искренние и трепетные слова - они бьют по самому нежному - слишком жестоки, это нужно понять. Можешь обзывать меня, царапать моё лицо своими маленькими пальчиками... Но не нужно таких признаний, насколько красивых, настолько и глупых.
Просто дико болела голова, да и всё тело. Хотелось пить. И реальность была такой щершавой, неуютной, какой бывает она лишь после разгульного вечера с немеряным количеством спиртного и донельзя приятной компанией.
А малышка продолжала щебетать что-то - о еде и булочках. И, кажется, она была слишком доволна. Да что уж скрывать - Мика была чертовски счастлива, в кровь к ней, похожа, ворвалась ударная доза эндорфинов, и теперь она трещала без умолку, её заметно несло.
В плечо уткнулся злополучный заяц, и Нуар вздрогнула. Чуть отодвинулась в сторону - так, чтобы остаться на безопасном состоянии от Мики.
- Хочешь есть? Приедем на место - покормлю тебя. Сейчас у меня нет наличных. - Нуар заставила себя порыться по карманам пиджака. - Да и ничего, кроме документов.
Почему я перед ней отчитываюсь? Женщина провела пальцами по лицу, ощущая, как неприятно саднит раненую кожу. Кажется, сиё неприятное ощущение помогло вернуться женщине к своему нормальному состоянию.
- Потерпишь. - Проговорила она наконец холодно, глядя строго перед собой, и привычно подтянула к себе прявую ноги, беззвучно ставя её на лавочку.

Отредактировано Нуар Сантье (2009-01-05 03:43:59)

+1

12

Резиденция Данте Норхейма

Высадив Ракку у ее дома, норвежец кинул беглый взгляд на себя в зеркало, после чего тронулся снова, чтобы отправиться в сторону полицейского участка. Конечно, точный адрес француженка не назвала, но он предполагал, что никуда кроме центрального – с ее-то амбициями и честолюбием – Нуар попасть не могла. Да и смешно было бы: Сантье в каком-то маленьком участочке сидит в наручниках в окружении амбалов-залюченных. Хотя, конечно, Данте не мог отрицать, что это выглядело бы очень и очень забавным. Но, впрочем, шутки в сторону. Его вызвали на работу, а этот нездоровый сарказм приличному (что, к сожалению, нельзя сказать о нем) подчиненному (к сожалению, тоже) не к лицу. Потому надо было бы хоть сделать вид, что он такой.
Подъезжая к полицейскому участку – или кобану, как смешно называли их японцы – норвежец почти сразу увидел француженку, сидящую на лавочке прямо перед зданием. Одной проблемой меньше. Но вот… рядом с ней сидела какая-то не внушающая доверия ушастая девчонка. Чумазая, в старой и потрепанной одежде, она явно была не из хорошей семьи. Если у нее, вообще, была семья, в чем Данте сомневался. Она была похожа на уличную беспризорницу, однако… Нельзя было не почувствовать, что это маленький, слабенький, но Боец. Что, собственно, молодой человек и понял, выходя из машины и подходя к этой парочке.
Или… лучше было сказать, Парочке? Потому как он явно ощущал, что эта маленькая девочка – не просто Боец, но природный Боец француженки. Связи еще нет, но это чувствуется. Тем более когда у норвежца обострены все ощущения по всему, что касается природных Пар и Имен.
Вот и свезло же тебе, Сантье, с таким чудом. Судьба зла, как говорится.
Кто бы говорил, Данте, кто бы говорил. Тебе тоже нехило так повезло с твоим… суженым, блин, ряженым. Но мы не будем об этом.

Удержавшись от того, чтобы прикоснуться к Имени, скрытому сейчас под воротником, норвежец подошел к своей начальнице, отмечая ее несколько… потрепанный вид.
- Доброе утро, госпожа Сантье, - легкий полупоклон, после чего он предложил ей руку, чтобы помочь ей встать. Невозмутимое выражение лица, спокойный и собранный вид, хотя внутри и промелькнула мысль как-нибудь язвительно отметить несколько царапин, «сверкавших» на ее милом личике. Впрочем, подавив свои низменные порывы, он выпрямился и застыл, показывая собой просто эталон послушности и готовности к любым действиям.
Один-один, Сантье. Мы квиты.
- Я прибыл по вашим указаниям, - отчитаться по своим действиям и спокойно ждать дальнейших указаний. Отвезти куда-то девчонку? Сдать ее в детдом? Вручить приемным родителям, от которых она сбежала?
Не менее потрепанная Нуар внушала чувство какого-то умиления, потому как хотелось вручить ей бутылочку минералочки, отправить в душ и уложить спать. Небось, у нее была бурная ночка, из-за которой она и попала в участок. Если не больше. Хотя… ушки у ее Бойца были на месте, на макушке, а это значило, что до настолько неприличного поведения француженка еще не дошла.
Или они еще просто не успели отвалиться? Да нет. Держатся пока еще вроде крепко.

0

13

Et ta seur! Dante!..
Не то чтобы Сантье была не рада видеть подчинённого… Просто она сначала даже не узнала его. Недалеко от них с Микой просто припарковался дорогой спортивный магазин, и по улице к скамейке двинулся высокий мужчина – стильный и уверенный в себе ровно настолько, чтобы у Нуар вдруг сладко заныло в низу живота. И даже скорее не из-за сногсшибательного облика Норхейма, а потому что в памяти мгновенно всплыли картины прошлого… Елисейские поля, высокие каблуки, ладошка – в тёплой руке, вино, поцелуи… Внутри что-то тихо стонет.
- Доброе утро, госпожа Сантье. Я прибыл по вашим указаниям.
Заботливо предложенная рука проигнорирована совершенно. Нет, Нуар никогда не чуралась вежливых жестов со стороны мужчин и, как истинная леди, обычно отвечала на них, но… ей показалось, что проявление женственности сейчас выглядело бы скорее немощностью. На искарябанном лице ни  грамма эмоций.
Это ведь даже как-то по-джентельменски – увидев случайно слабость врага и впоследствии раскрыть ему уже свои слабости. Нуар даже усмехнулась себе мысленно и строго посмотрела в глаза мужчине, словно проверяя его на вшивость. О чём ты думаешь сейчас, Данте? Твой прекрасный аналитический ум уже обмозговал ситуацию и пришёл к соответствующим выводам? Естесственно… Но ты не позволяешь себе лишнего – сдержан и холоден – как всегда. Интересно же знать, что ты думаешь сейчас… Жаль, конечно, что пришлось показать тебе, что Сантье тоже может быть обычным человеком, я бы предпочла, чтобы ты не видел этого… Впрочем, ты слишком приближён к верхушке ДА, верно, серый кардинал Данте? Ты хранишь не один скелет в шкафу, уверена.
Медленно спустить ногу на землю и подняться во весь рост медленно и спокойно, всё также испытующе глядя на подчинённого. Мимолётный взгляд на ушастую девчонку, затихшую рядом на лавке от испуга и смущения.
- Мика. В ближайшее время она становится нашей гостьей… - Голос холоден, лицо непроницаемо. Наверное, этой маске придётся застыть теперь ещё на долгое время. По крайней мере до тех пор, пока её беспокоят призраки прошлого, пока ещё трепещет крошечная ниточка связи между ней и бездомной малышкой. – С соответствующим обращением.
Ты ведь видишь, всё видишь. Язвишь, наверное, мысленно. Я бы и сама готова сейчас над собой посмеяться. Напилась, попала в полицейский участок, попала под нападение своего собственного Бойца… который к тому же оказался бездомной девчонкой в два раза младшей меня по возрасту. Я бы с радостью посмотрела на себя со стороны, и мы могли бы посмеяться вместе. Если бы не было так грустно… Впрочем, тебе, Данте, тоже не слишком повезло с Парой, верно? Иначе ведь ты бы не стал накладывать швы на собственное Имя… А мы ведь чем-то похожи. Или мне лишь кажется, потому что при виде тебя в голове всплывает лишь образ моего погибшего Стража?
На дне разноцветных глаз появляется мимолётная искорка какой-то невозможной мысли, но мгновенно гаснет.
- Мы едем в офис. – Прямой взгляд на Данте, а голова между тем старательно переключается на деловой ход мыслей. Что у нас там? Смерть Гаки, исчезновение Аварэ, летящий ко всем чертям проект «Ностальгия». Если бы настроение было возможно испортить ещё больше, оно бы, вне всяких сомнений, испортилось бы. Но Нуар уже кажется, что хуже некуда. Разве что – по пути в офис они попадут под каток. Впрочем, какой каток, она и так чувствует себя едва выползшей из-под асфальтоукладочной машины. Вероятно, Гаки с Аварэ подождут. Первому уже всё равно, а второй наверняка появится как всегда невовремя и не в том месте – как чёртик их табакерки. Этот умеет…
Впрочем, Данте ещё ответит на вопросы касательно участия в Боях. И с Парой его нужно разобраться – не дай Боже этот чёртов «секретарь» шею себе ещё раз тронет… Складывается впечатление, что меня направили работать с кучкой инвалидов.
Нуар поворачивает голову к Мике, бросает сухое «Пойдём» и движется к машине, ощущая как неприятно ломит спину после падения на пол.
Впрочем, кто бы говорил.

0

14

Мика настолько заговорилась, что не слышала ответных слов Нуар. Только почувствовала их резкость.
Нуааааар...
Мысленно девчонка смаковала это имя, но боялась даже думать об Имени. Воробушек всегда жила одним днем, никогда не задумывалась о будущем... Знала только одно - рано или поздно все будет хорошо.
И вот теперь... Хорошо это или плохо?
Мика, наконец, умолкла, разглядывая хмурую француженку, но тут вдруг кое-что отвлекло внимание маленького Бойца от его Жертвы. Вообще странно, что Мика так восторженно отнеслась к этому кое-чему. Ведь она была не мальчиком... а девочкой, хоть и стеснялась своих округлостей. Но все же...
Ну как тут не восхититься стройной формой, прекрасным подтянутым телом, плавными, но в то же время стремительными движениями... Взгляд... ах... улыбка... мммм... Само совершенство.
А вот вышедший из машины мужчина очень не понравился малышке.
Хотя некое сходство со своим траспортом он все же имел. Та же хищная походка, странное лицо, ого, шрамы... В Боях получил? Или так, из рогатки по прохожим стрелял? Было видно - мужчина из разряда - мы сами не местные, но по роже накостыляем и так.
И он еще направлялся прямо к ним.
Как там говорила тетушка Нуар? К нам едет... помощник?
Очень интересно, в чем ЭТОТ ей помогает?
Выкидывает любовников с пятидесятого этажа?

Угу, а внизу ставит батут, после чего они с Нуар стоят на балконе, с бокалами вина в руках, и кавайно жмурятся на пролетающего туда-сюда любовника.
Ксо, какой бред лезет в голову.
- Доброе утро, госпожа Сантье. Я прибыл по вашим указаниям.
Во-во. Я ж так и думала... Госпожа... Прибыл... по вааааашим. Тьфу. Лучше бы сразу - Привет, Нюрка, как твои делишки? Где такую крошку подцепила? Поделишься?
АРРР!!!! Мика, ты дура!

- Мика. В ближайшее время она становится нашей гостьей ну спасибо на добром слове, Жертва... С соответствующим обращением. А это еще как??? Пыточный стул, развратные танцы до утра на костях врагов, крещение бутылкой шампанского о голову...
- Мы едем в офис.
Угу. Разбежались и поехали... оооо.... на НЕЙ?! На этой лапусюлечке-симпапулечке??? На этой кавайной машиииинке??? О, даааа!!!!! Поехали-поехали-поехали!!!
Мика вскочила со скамейки, стремительно обогнула Нуар, схватила мужчину за руку, потрясла, счастливо жмурясь:
- Таааа... Нуар думает, что я немая, но я сама могу представиться, ахаааа! Меня зовут Мика. Нуар меня чуть не изнасиловала, правда, здорово? А я ее побила. Это хуже. Она меня теперь не любит... Эт совсем плохо. Но ничего. А ты меня покатаешь на своей машинке? А она совсем-совсем твоя? А где ты живешь? А как тебя зовут? А у твоей машинки есть имя? Она такая красивая... А как она относится к тебе? А что у вас с Нуар? А Нуар любит твою машинку? А ты купишь мне мороженное? А то Нуар злится на меня, я плохая... Я ей не подхожу. Давай с тобой дружить. Вот смотри. - в живот Данте тыкается злополучный заяц, - у него еще нет имени. Какое имя ему подходит, как думаешь? Ведь без имени нельзя... Придут демоны и украдут душу. Давай ты дашь ему имя. А я могу подарить его тебе... Ты будешь катать его на машине... Ну как?

+2

15

- Гостьей, - кивок, говорящий о том, что норвежец все понял и принял к сведению. Значит, возвращать это создание туда, откуда она появилось, не придется, как и искать ее родителей. Это ведь, по сути, может очень сильно затянуться, даже если есть связи. Хотя, конечно, неизвестно, откуда и почему мог появиться ребенок на улице – не считая таких банальных вещей, как родители выгнали на улицу, сбежала из приюта/детдома, попала в секту и еще много логичных причин. Хотя, даже удивительно, как малышка еще умудрилась сохранить свои ушки в таком уличном окружении.
И окружении Сантье. Я уже ничему не удивлюсь, совершенно ничему. Впрочем, это сугубо ее дела, потому я не собираюсь туда влезать. Пусть сама разбирается со своими Бойцами.
- В офис? – переспросить лишь только для того, чтобы показать, что приказ услышан и будет выполнен. Конечно, это было несколько странно и удивительно вот так срываться рано утром неизвестно куда, чтобы просто подкинуть француженку до работы. Он все-таки не водитель и не таксист, она могла бы вызвать либо рабочую машину, либо, в крайнем случае, такси. Хотя, конечно, он уже привык к капризам Куроя, которые приходилось уж выполнять. Но. Это Курой. Босс-любовник, босс-ребенок, босс-экспрессия, босс-капризность. Это нельзя сравнивать. Наверное, это нельзя назвать любовью или чем-то возвышенным, скорее симпатией и привычкой. К хорошему так легко привыкать, как и к чему-то излишне плохому, но… в притягательном смысле этого слова.
Норвежец не изменился в лице, когда девчонка внезапно подпрыгнула на скамейке, словно у нее образовалось шило в соответствующем месте, после чего рванулась вперед и повисла на нем. Он не любит детей. Нет, конечно, нет такого, что он их ненавидит и желает стереть с лица земли… Просто он не испытывает к ним никакой особой любви, потому что считает, что от этих созданий нет никакой пользы. Только если чисто эстетическая, для мазохиста: смотреть на этот клубок нервов, энергии и рук и ног, который летает на запредельной скорости вокруг тебя и не перестает верещать.
Данте даже не стал вникать в то, что трещала эта маленькая птичка. Почему-то внезапно вспомнилась Ракка, когда он ее подобрал в холле ДА: столько же вопросов осыпалось на его бедную голову. Вот только тогда это было страшно, ведь каждый вопрос отдавался глухим звоном и болью в уставшей голове. А сейчас он был полон сил и готов выдержать любые превратности судьбы, даже самые трепливо-болтливые.
- Данте Норхейм, - легкий полупоклон, представляясь этой девчонке, после чего взгляд на француженку, серьезный и сосредоточенный. Впрочем, где-то на дне глаз можно прочитать – при очень большом желании – тщательно скрытое сочувствие, что эдакое чудо досталось именно Сантье. Легкое прикосновение к воротнику, словно поправляя его, а на самом деле – просто неподконтрольное желание коснуться Имени на шее и в очередной раз непроизвольно вспомнить этого чертового альбиноса.
Не сейчас, Данте, не сейчас. Еще будет время подумать о нем.
- Машина моя, - еще один кивок, после чего он разворачивается и идет в ее сторону, чтобы открыть дверь перед Нуар, чтобы та могла сесть, - К сожалению, она двухместная, поэтому вам, Мика, придется ехать на коленях у вашей Жертвы, поскольку за руль я не могу никого пустить, - говорит спокойно, просто констатирует факт, с которым придется смириться. Он подчиняется сейчас Сантье, но это не значит, что он будет выполнять ее любые прихоти, если она вдруг захочет сесть за руль сама. Его машина только для него, и с этим ничего не поделать.
- Куплю тебе мороженое, - еще один кивок, после чего он застывает рядом с открытой дверь, спокойно и внимательно глядя на свою новоиспеченную начальницу, словно говоря, что ей не стоит медлить, если она не хочет еще больше проблем от этой девчонки. Ей повезло, что норвежец отличается ангельским терпением и умением профессионально пропускать мимо ушей ненужную информацию. Хотя, конечно, при большом желании он мог воспроизвести все сказанное ей, но вот – увы! – по природе он был невероятно молчалив, а потому не стал бы себя утруждать. Это скучно, просто скучно.

+1

16

Во взгляде этого чёртова Данте, не самом дне его красивых озёр-глаз, покрытых бесчувственным спокойствием, точно льдом, мелькает что-то. Что-то язвительное и даже оскорбительное. Но точно выверенные движения, короткие фразы не дают и намёка на это что-то. Однако Нуар ощущает какую-то снисходительность в каждом взгляде. Или её это только кажется? Во всяком случае, сейчас ей страшно хочется пристрелиться. А лучше – пристрелить Данте. Но самым плохим в этой ситуации было то, что сделать это было нельзя. Этот Норхейм был, похоже, чем-то вроде врача для «Детей Ада» - знал каждое слабое место,  каждую болезненную точку, а соответственно, мог предостеречь в случае необходимости. Скрывать от врача свои недуги – чревато последствиями. В каждой организации есть такой человек, который знает всё и обо всех. И в «Судьях» такой был. Однако Нуар никогда прежде не позволяла себе такую распущенность, как вчера. Даже тот самый Жюль не видел её ни разу слабой или неуверенной. Даже когда умер Кристоф, француженка затянула свою боль поглубже в душу и лишь после передачи всех дел позволила себе горевать – наедине с собой, в крошечной комнатке дешёвого отеля на краю города наедине с бутылкой виски… А вот Данте, как профессиональному диагносту, выпала радость увидеть Сантье слабой. Неважно, что вчера он едва ли не валился  с ног, что она бездумно долбанула по нему доброй половиной своей Силы – у него на то было разумное и адекватное объяснение. А вот у Нуар такового сейчас не было. И больше всего на свете ей сейчас хотелось провалиться сквозь землю – именно от этого ледяного и безэмоционального взгляда, скрывающего от окружающих истинные мысли и чувства.
Сохраняя внешнее спокойствие и лишь с некоторой угловатостью Нуар двинулась к машине, оставляя Бойцов позади. Двинулась и замерла, услышав возбуждённое щебетание Мики.
Чтооо?!
Наверное, окажись девочка чуть ближе к Сантье, та бы схватила её за шею, как уличная кошка воробья и придушила бы на месте.
Что она себе позволяет?!
Малышку откровенно несло. Кажется, внутренний тормоз (в существовании которого Нуар вообще сомневалась) в ней просто сломался, и теперь Мика говорила всё, что придёт ей в голову. Француженка ощутила, как на неё накатывает очередной суицидальный приступ. Она резко обернулась на девчонку, смерив её испепеляющим взглядом и ускорила шаг, очень быстро оказавшись рядом с машиной Данте. И в очередной раз обмерла.
Спорткар?.. Спорткар?!! Бешенство подскочило к горлу и сорвалось с губ нервным выдохом. Впрочем, плевать. Будь спокойнее, Нуар, это не стоит твоих нервов.
Сзади Норхей отвечал Воробушку что-то как всегда вежливое и холодное. И наконец подходит ближе, чтобы соизволить наконец открыть дверцу для француженке.
- К сожалению, она двухместная, поэтому вам, Мика, придется ехать на коленях у вашей Жертвы, поскольку за руль я не могу никого пустить.
Сантье впилась ненавидящим взглядом в Данте. Она была готова сама себе признаться, что если бы не дикая головная боль и отсутствие сил, то она вцепилась бы сейчас в его бесчувственную морды не раздумывая. Впрочем, бред - будь Нуар в более хорошей форме, то сумела бы без всяких проблем справиться со своими эмоциями. И придумать способ решить возникшую проблему.
- Девчонка поедет в багажнике. – Нет, конечно, никто не отнесётся к подобному заявлению серьёзно. Особенно если учесть, что оно было сделано с лицом, идеально подошедшим для иллюстрации слова «стервозность» в толковом словаре. Всё, Нуар довели. Это уже какое-то безумие. Но ей откровенно плевать сейчас, что подумает Данте и сама Мика о таком заявлении. Она просто хочет, чтобы все оставили её в покое. И выдали такой маленький и симпатичный пакетик цианида калия – как средство от головной и других болей.
Данте не позволит сесть ей за руль. Не надо было долго изучать мистера «морда кирпичом», чтобы понять, что спорить с ним бесполезно. Можно приказать, да. Но Нуар не уверена, что сейчас обладает достаточной Силой, чтобы пробить защиту Норхейма. Всё-таки они находятся примерно на одном уровне, сломать такого сильного Бойца сложно. Да и не в той она сейчас форме.
- Куплю тебе мороженое. – Это уже к Мике.
Какие мы щедрые, только поглядите…
- Купи ей кляп! – Рявнула Нуар, садясь в автомобиль и, своей резкостью заставляя обоих Бойцов приковать к ней свой взгляд. Я сказала это вслух?..
Нуар раздражённо дёрнула головой и огляделась в приятно пахнущем салоне. В принципе, места не так мало, чтобы разместиться здесь втроём, особенно учитывая габариты девушек. Француженка двинулась вбок к сиденью водителя, всё ещё надеясь, что Мике удастся разместиться рядом, но уткнулась коленкой в коробку передач и поняла, что этот план обречён на провал. Но сажать девчонку на колени она категорически не собиралась – во-первых это опасно, а во-вторых банально неприятно. Тогда Нуар наконец двинулась на середину, нащупала под сиденьем рычаг и отодвинула кресло назад. Широко расставила в стороны ноги, оставляя перед собой пространство, чтобы девчонка могла сесть уже перед ней.
- Ну?.. – Раздражённый взгляд на Мику снизу вверх. – У нас мало времени.
Француженка двинулась назад, вжимаясь спиной в кресло, чтобы освободить побольше места. Мимолётно бросила:
- Данте, по пути мы заедем в "Роял Холл". А потом в «Осколки желаний» - я заберу свою машину.

+1

17

- Данте Норхейм.
Ух... везет на гайдзинов с непроизносимыми фамилиями.
- К сожалению, она двухместная, поэтому вам, Мика, придется ехать на коленях у вашей Жертвы, поскольку за руль я не могу никого пустить
Чегоооо????
- Эй! Я не хочу с ней ехать! - завопила Мика, но мужчина не удосужился ее услышать.
- Куплю тебе мороженое
Ой-ей... С чего это он такой добрый? По приказу Нуар? Или потому, что я все же не такое отвратительное существо, как считает моя Жертва? Ух...
- Девчонка поедет в багажнике.
- Ксо! Нуар! Ну почему ты так со мной?! Что я тебе сделала? Я не виновата, что родилась с таким Именем! Ты первая начала, между прочим. Вот сколько тебе лет? Много. А мне сколько? Мало! Если бы не ты - не было бы меня! Ну, в смысле - как твоего Бойца. Аррр... - но опять никто малышку не услышал. Мике действительно стало обидно. Она и вправду не напрашивалась Нуар. Ей вообще не нужна была эта Связь со злобной теткой. Понятно, конечно, Мика немного страдала, что ее Жертва отказывается от нее... Но все же... Воробушек принимала любое решение Нуар. То ли потому, что была ее Природным Бойцом, то ли потому, что в принципе была достаточно добрым человечком. И сикренне могла любить кого-то... Ту же Нуар.
- Купи ей кляп!
Хотя нет. Обойдется она и без моей любви. Стерва!
Нуар копошилась в машине, а Мика стояла рядом, выглядя сейчас абсолютно жалко. На мордашке - поджатые губы, искривленный от сдерживаемых слез рот, собственно - в глазах плещется боль и обида, по щеке стекает одинокая слезинка, которую малышка даже не чувствует... И никакой игры, хотя Нуар наверняка думает иначе.
Воробушек ненавидела свое Имя.
- Мне от вас ничего не надо. От тебя особенно.
В глазах - невероятная боль и решимость, которую сложно было ожидать от такой мелкой девчонки.
- Забудь про деньги. Ты ничего мне не должна.
В последний раз коснуться руки Данте, как бы благодаря за спокойствие и равнодушие к ситуации.
- Прощай, Обжигающая.
Кто знает, как Мика перевела слово с совершенно незнакомого языка. Ну это и не важно.
Девочка развернулась и пошла по улице, держа в опущенной руке зайца. Она твердо решила, что вернется в приют. Там Нуар ее не достанет. Если только не удочерит, но Мика сама ни в жизни на это не согласится.

+1

18

Да катись!..
Француженка треснула ладонью по приборной доске и откинула голову на спинку сиденье. Прикрыв глаза, медленно сосчитала до десяти. Помассировала виски и посмотрела в зеркало дальнего вида – там удалялась худенькая фигурка Мики.
Merde…
Нуар вышла из автомобиля и поймала взгляд Данте:
- Я разберусь с этим. Жди. – Женщина не спеша двинулась вслед за своим Бойцом.
Интересно, прикажи я Норхейму поймать девчонку, он бы сделал  это? Скорее да. Создаёт видимость подчинения, поганец. Но потребуй я чего недопустимого – взбрыкнёт. Сильный парень, хороший работник. Но меня не устроят наши взаимоотношения до тех пор, пока не станет предан мне. Или сломлен мной. Последнее – труднее, поэтому предпочтительнее первый вариант. Как же мне приручить тебя, парень?..
Нуар беззвучно двигалась вдоль по улице, постепенно нагоняя малышку, но не желая обнаруживать себя. Сантье ещё толком не знала, что будет делать и как убеждать малышку. Да и не была уверена, что это нужно. Просто делала пока то, что должна была сделать как Агнец. А дальнейшее должно было определиться уже в процессе. Конечно, можно было бы приказать – но это как минимум неинтересно. Да и Приказ при достаточной гибкости ума можно обойти. Конечно, Мику будет тянуть к ней – это неизбежно. Особенно учитывая её возраст. Особенно учитывая, что судя по всему девчонка является сиротой… И, наверное, именно на этом стоило бы сыграть. Но пока что женщина просто двигалась по улице и твёрдо смотрела в спину Мике.
Впрочем, сейчас есть более интересная и важная проблема, нежели подчинение Данте… Что делать с девчонкой? Отпустить я её не могу. Почему?..Ну, хотя бы потому что она мой Природный Боец. Может, вырастит ещё? К моей старости, вероятно… В любом случае амбиций в ней хоть отбавляй. Поучить, потренировать – и когда-нибудь мы могли бы составить неплохую Пару… Но броситься сейчас в Связь с ней под – полнейшая глупость. Жертвовать собой и своим делом ради какой-то девчонки? Ну уж нет. Однако и отказываться от природной Связи – как минимум опрометчивая идея. Значит, решено, мелкую нужно вернуть.
Снатье прибавила шагу и поравнялась с девчонкой.
- Ты захочешь вернуться. – Тихо сказала она и поймала Мику за руку, заставляя остановиться. Глядя лишь перед собой, продолжила. - И не сможешь ничего с собой сделать. Потому что не я и не ты решили, чтобы ты получила такое Имя. Ты не сможешь отказаться от него. Потому что оно связывает нас сильнее любви, сильнее крови. Даже смерть к Стражу и Агнцу приходит одновременно – настолько сильна эта связь…
Женщина резко развернула Мику к себе, твёрдо посмотрела в её глаза и продолжила ещё тише, почти шёпотом:
- Ты можешь любить меня или ненавидеть. Но ты никогда не сможешь оставаться ко мне равнодушной. И это будет сводить тебя с ума… Прими свою Судьбу.

Отредактировано Нуар Сантье (2009-01-10 15:13:43)

0

19

Мика чувствовала, как натягивается ниточка Связи - идиотское и очень не приятное чувство. Воробушек хотела и не хотела обернуться.
Где же ты... Почему - ты? Почему не кто-то другой? Вот бред...
Птичка размазывала слезы по лицу, пока не услышала шаги за спиной.
Едва сдержалась, чтобы не помчаться быстрее ветра вниз по улице, пытаясь убежать от Нее.
Слова, слова... Губы малышки изогнулись, сложившись в усмешку - настолько не приятную, что хотелось стереть эту улыбочку с лица девчонки.
- Ты можешь говорить мне... все, что хочешь. Но ты можешь избавиться от меня. Возьми себе Бойца, вон, такого, как Данте. А что делать мне? Смотреть на тебя с другими? Радоваться тому, что ты жива и счастлива? С ума сойду, говоришь... А разве это не лучший выход? Отправишь меня в психушку - я там буду одна. И буду счастлива, Нуар. Я не понимаю, зачем я тебе. Неужели у тебя есть какие-то чувства? Неужели жалко разбрасываться ценным материалом? Ну так ты мне уже говорила - я не ценный материал. Я никакой. Даже скорее плохой. Я абсолютно бесполезна. Заставишь кого-то нянчиться со мной? Пытаться обучать? А я не буду учиться владеть Силой. Я не хочу сражаться. Я ничего и никого не хочу. Будь я старше и сильнее - я бы могла тебе отказать. Но я не могу этого сделать, поэтому пойду за тобой даже без Приказа. Ты это прекрасно понимаешь. Меня не нужно уговаривать. Знаешь, наверное даже проще будет, если ты станешь только Приказывать мне. Зачем уговаривать по-хорошему? Прикажи - и все. Чтобы я знала свое место. Хотя я и так знаю его. Оно не рядом с тобой. Я еще ни раз попытаюсь убежать, Нуар. Потому, что без тебя мне хоть и будет больно, но рядом с тобой еще хуже.
Мика перестала улыбаться, вырвала руку и направилась обратно к машине. Встала рядом со все еще открытой дверцей, возле которой застыл каменным изваянием Данте.
- Тебе она тоже приказывает, да? Но ты хотя бы можешь ей отказать.
В глазах обычно живой и почти бешеной девчонки застыла безнадежность.
- Помоги мне, Данте. Я не хочу быть с Нуар. Она не станет моей Жертвой, не сделает меня полноценным Бойцом. Это будет просто издевательство... Она будет в Паре с другим... другим Бойцом. Я видела, как она смотрит на тебя... Она хочет тебя. Не меня. Я ее понимаю... я ничто. Я мельче, чем ничто. Я ничего не могу. Но я не хочу страдать, видя ее с другим Бойцом... Помоги мне, Данте. Что мне делать?

Отредактировано Мика (2009-01-10 15:16:35)

0

20

Женщина задумчиво слушала Мику. С совершенно каменным лицом. С каменным лицом простояла несколько секунд, глядя в пустоту, и с тем же лицом проследовала за ней до автомобиля… Так и только так она могла стерпеть боль. Потому что, если бы Нуар позволила бы себе хоть одну эмоцию, то огромная волна боли накрыла бы её с головой, заставляя вскрикнуть и упасть на колени. Наверное, француженка могла бы просто сойти с ума сейчас. Она видела, как светится аура Мики, как её прорезают резкие алые вспышки ярости, как плавают по ней сиреневые пятна отчаяния и сверху накрывается чёрными волнами боли… И чётко чувствовала, как этот коктейль просачивается через тонкую ниточку Связи к ней, разрывая сознание на куски. Нуар казалось, что если для избавления от этих чувств будет необходимо убить кого-нибудь, то она сделала бы это не раздумывая.
Но что самое плохое – сердце снова колотилось, как бешеное. Никогда прежде она не сталкивалась с такой реакцией на Связь – ни в жизни, ни в литературе – а потому просто не знала, что делать с этим. Девчонка явно была катализатором происходящего, от этого становилось страшно. Но вместе с тем появлялась другая, совсем иного рода мысль – если в негативных эмоциями она вызывает такую боль, на что она способна в позитиве и какие влияние может оказать на саму Сантье лишь присутствия рядом?
Шаг за шагом Нуар подходила ближе к автомобилю. Девчонка что-то щепетала – шумно и с надрывом – ледяному Данте. Француженка не разбирала слов, но продолжала двигаться, пока не оказалась у той за спиной.
- Ты… - Хрипло прошептала женщина, едва справляясь с учащённым дыханием. Её руки двинулись по воздуху и порывисто обхватили тельце девушки сзади. Ладонь скользнула по живуту и замерла на джинсах в районе Имени. И Нуар прикрыла глаза, ощутив вдруг горячую пульсацию – словно бы наслаждаясь ею, тая в её волнах… Несколько секунд она простояла так, натянув Связь так, чтобы девочка не имела никакой возможности двинуться, а потом вдруг резко отпустила – и руки, и путы Связи, прошипев что-то неразборчивое на французском. Затем качнулась, сделала шаг назад и, упершись спиной в поверхность автомобиля, опустилась на корточки, невидяще глядя в пустоту перед собой. Сердцебиение постепенно стало замедляться, боль прошла, а голова наполнилась какой-то блаженной пустотой, делая лицо женщины похожей на лицо бесчувственной куклы.
Я слишком устала. Как надоело всё это. Мне уже ничего не нужно. Крис, забери меня отсюда.
- Иди куда хочешь. – Пробормотала Нуар, облизнув сухие губы. – Иди, куда хочешь. Иди, куда хочешь...
Женщина обхватила свои ноги, закрыла глаза и уткнулась лицом в колени, мысленно прикрываясь всеми возможными щитами и жестоко обрезая девочке возможность поймать через Связь хоть единую свою эмоцию.

+1

21

Сантье, ты только подтверждаешь себя, как стерву сейчас. Так… вести себя. С ребенком. Я понимаю, я не отличаюсь особой любовью к детям, но так с ней… Это жестоко, слишком жестоко.  Я могу сказать про себя, про отрицание. Но я взрослый, состоявшийся человек, как и моя Жертва. А потому я могу и умею бороться с тем, что мне не нравится. Но ты же осознанно делаешь девочке больно своими словами.
Некоторая снисходительность в отношении к француженке сменилась внутри мрачным неодобрением. Ни слов, ни действий. Данте считал, что обижать детей и делать им больно – это лишь для трусов и слабаков, которые не могут найти себе достойного противника, а потому срываются на тех, кто не сможет ответить им в достаточной мере. Ему не понравилось поведение Сантье, хотя он и мог еще понять, что ей не хотелось себе в Бойцы маленькую девочку. Да узнают – засмеют. У такой сильной Жертвы, у только что вступившей в пост главы «Детей Ада» природным Бойцом маленькая чумазая беспризорница, которая даже не проходила нигде обучение. Но это лишь с точки зрения выгоды, с точки зрения авторитета и репутации. Есть ведь и другая сторона медали, не потеряешь ли ты человечность в погоне за собственной силой, сможешь ли ты поднять руку на ребенка, который лишь волею злой судьбы оказался привязанным к тебе, даже не по своему желанию. А слова – слова бьют сильнее, чем даже физические удары, порой.
Зря ты так ведешь себя, Сантье. Зря. Если придется сейчас выполнять какие-то твои приказы в этой области – ты прекрасно знаешь, что я не буду на твоей стороне.
- Ты не права, - холодно высказать в спину женщине, которая неторопливо, словно на прогулке, отправилась вслед за убежавшей девочкой, размазывавшей слезы по щекам. Сейчас не до субординации, в этом нет разделения на «ты» и «вы», он равен ей по силе, а потому имеет право сообщить свое мнение. Но только сообщить, поскольку влезать в чужие разборки не будет.
Норвежец достал из кармана пачку, чтобы извлечь оттуда сигарету и задумчиво покрутить ее в пальцах, глядя в сторону удалившейся порознь Пары. Ему было жаль девочку, которой придется терпеть капризы этой французской стервы, ведь ответить она не сможет. Он предполагал, что у Сантье в наличии некоторая беспринципность, что стирает барьеры между «правильно» и «неправильно», моральные барьеры. А потому она без труда начнет приказывать, даже ребенку. Хотя, он мог и ошибаться. И это было бы хорошо.
Когда девочка вернулась обратно, Данте понял, что забыл даже закурить, но не стал этого делать в присутствии ребенка, так и остался с сигаретой в руке. Встретился с Микой взглядом и нахмурился, прочитав там такую горькую безнадежность, которая просто не должна быть у детей. Не должна. У них должно быть детство, пускай свое и своеобразное, но оно должно быть. Он ведь ушел из «Судей», когда поступил приказ уничтожать школы и детей. Он просто не мог этого делать. Просто так, как бы между прочим, убивать людей, а на невинных детей руку поднять не в состоянии. Гребаное благородство? Чертово воспитание? Мораль? Данте не знал, но он был таким и не мог ничего поделать с собой.
- Она может приказывать мне только по работе, - ответил он, опуская руку девочке на плечо и еле заметно сжимая его в знак поддержки, - Если честно, я не знаю, чем я могу помочь тебе, - норвежец легко коснулся ее мордашки, стирая еще блестевшие дорожки слез, - Потому что я не могу помешать установке Связи. Я могу обеспечить физическую безопасность, но не эмоциональную. Хотя могу тебе сказать… - еле заметная полуулыбка на лице, - …мне тоже не повезло с Парой. Я думаю, мы сможем что-то придумать вместе, - он коснулся кончиками пальцев воротника и подмигнул девочке, после чего перевел взгляд на подошедшую к Мике со спины Сантье, неощутимо мрачнея. Данте не одобрял ни ее действий, ни ее слов. Ничего. А ведь эта стерва даже не сделала скидку того, что общается с ребенком, маленьким ребенком. Это непростительно, пожалуй.
Кульминация картины! Нет, я точно попал в дурдом. Врачи, выносите. Где ваши белые халаты?
У него сейчас не было ни капли жалости к сидевшей на асфальте Нуар. Равноценный обмен. Все возвращается к тому, кто это начал, так устроен мир.
- Вставай, Сантье, - холодно и ровно, все-таки закуривая, - так ты ничего не изменишь. Ты сама виновата, - вот такой резкий переход на «ты», как у него часто бывает.
- Мика, тебе купить мороженое? – снова взгляд на чумазую беспризорницу. Теперь уже не из-за приказа или чего-то еще. Просто из симпатии к ребенку, чтобы хоть как-то можно было поднять ей настроение.

+2

22

Мика постепенно перестала плакать, слушая Данте.
- У тебя... тоже... Ты... а ты Боец? Или Жертва? Ты расскажешь мне об этом? Ну, потом... может, я смогу тогда понять, что мне делать...
Прикосновения Данте были приятны, они приносили какое-то спокойствие...
И вдруг спокойствие, уже почти настигшее девочу, сменилось жаркой волной, захлестнувший ее со спины. Обжигающая петля, скользнувший по телу язычок пламени... Имя вспыхнуло и разнеслось волной боли по всему телу. Затрепетала нить Связи, натянулась до предела...
И все закончилось.
Мика стояла, оглушенная, потерянная, невидящим взглядом уставившись в землю.
Мысли проносилишь - бешенные, дикие, необъяснимо непонятные - и исчезали, стоило лишь заострить на них внимание.
– Иди, куда хочешь.
Это не Приказ... Это не Приказ... Это всего лишь слова...
Теперь Мика не могла уйти. Она понимала, что станет с ней без Нуар. С другой стороны...
Малышка подняла взгляд на Данте, словно спрашивая его совета. В голосе мужчины слышался холод и неодобрение.
И назвал он свою начальницу на ты... Неужели... Неужели хоть он мне сочувствует... Хоть один человек из всего этого мира...
- Данте! - Мика прижалась к Норхейму, зарылась лицом ему в живот, тихо всхлипывая, - Данте...
Наверное, отцы такими и бывают...
- Мороженное... Купи. Только потом... А ты сходишь со мной в парк, кататься на аттракционах? Я никогда не каталась... - слезы текут и текут, боль в груди не проходит, очень страшно повернуться и посмотреть на Жертву. Мика обняла мужчину за талию, сжала тонкими ручками, и тихо-тихо сказала невольно вырвавшееся слово, - пап...
Сообразила, что ляпнула это вслух, резко отстранилась, стараясь не смотреть ему в глаза, обернулась.
Нуар...
Ее имя было уже таким знакомым, родным. Таким близким и теплым. Это было странно... Нуар, которую Мика почти ненавидела несколько минут назад, была теплом. Данте, который казался ей образом отца и защитника, ощущался как холод. Успокаивающий... Но все равно холод.
Стоя между ними, такими эмоционально разными ВС, Мика начинала медленно соображать, насколько она сама еще маленькая и сколь многому ей придется научиться. И вдруг, что было самое странное, ей и вправду захотелось научиться чему-то. Да-да. Не для того, чтобы защищать Нуар. А для того, чтобы не быть такой маленькой. Такой беспомощной.
Ощущая стену спокойствия и защищенности за своей спиной, Мика твердо шагнула вперед, протянув Сантье руку:
- Нам не нужно враждовать и сражаться с тем, что мы Пара. Я тебе не подхожу. Ты мне не нравишься. Но враждовать нам просто не нужно. Поехали... ты обещала покормить меня. Помнишь, я ведь тебе помогла вчера. Помоги и ты мне сегодня. И будем в расчете.
Девочка даже улыбнулась, стараясь не показать, как ей дико-дико страшно. По спине медленно ползла капля холодного пота. Рука, протянутая француженке, слегка тряслась.

Отредактировано Мика (2009-01-10 21:24:49)

+1

23

Кажется, у него получилось хоть чуть-чуть успокоить девочку. Он никогда не был мастером отношений, у него никогда не было той самой «воспитательной жилки», которая позволяет легко сходиться с маленькими детьми. Ну, хорошо. Относительно маленькими. Сколько этой Мике лет? Лет 15-16, не больше ведь.
Но сейчас она внимательно слушала его, перестав плакать. Она ведь все-таки маленькая, но женщина, а с ними у него получалось неплохо ладить, если не сказать, что очень даже неплохо.
- Боец, - спокойно ответил, внимательно глядя на девочку, - Хорошо, я расскажу тебе. Это намного проще, чем просвещать Жертву в вопросах Силы, - норвежец легко потрепал Мику по волосам, показывая, что он сейчас ее не оставит. Да и просто возникло сиюминутное желание так сделать. Наверное, в этом он в некоторой мере походил на свою Жертву, так же позволяя себе идти на поводу у своих желаний, не обращая внимания на чужое мнение и вопросы по этому поводу.
Честно говоря, Данте несколько растерялся, когда девчушка с такой искренностью к нему прижалась, повторяя его имя. Он не привык к такому выражению чувств, не привык к излишней эмоциональности. Где-то в глубине голубых глаз мелькнули искры удивления, но внешне же он не изменился, лишь мягко приобнял девочку, оставив сигарету в уголке губ. Да, неудобно, но что поделать.
- Потом, так потом. Когда ты захочешь, - мягко ответил, еле заметно усмехаясь и поднимая взгляд куда-то вверх, поверх машины, -  И на аттракционы свожу, - зачем он сейчас это говорил, он и сам не мог понять. Но это значило, что так и будет, ведь он привык выполнять свои обещания. А что ему стоит в один из своих выходных не махнуть куда-нибудь одним днем за город, а, например, сводить девочку в парк аттракционов, или зоопарк. Ему от этого ничего не убавится, а ребенку будет приятно.
Как компенсация за столь отвратительное поведение Сантье.
Конечно, можно было прятаться за напускным равнодушием и невозмутимостью, говоря, что это лишь компенсация и излишняя сентиментальность, но на самом деле, пожалуй, ему просто отчего-то была симпатичная эта маленькая чумазая девчушка. Нет-нет, здесь нельзя говорить о какой-то извращенной любви, не то что педофилии. Просто было в ней что-то такое… беззащитное и отчаянное, в то же время. И это подкупало и способствовало появлению желания защитить это ушастое создание.
Пап?!
Так легко сорвавшееся с губ Микки слово, обнявшие за талию тонкие ручки, спрятанное него на груди лицо – это несколько вывело норвежца из равновесия, заставляя чуть недоуменно затянуться, все еще не отрывая взгляд от дороги, и потом все-таки опустить его на девочку. Не надо было быть великолепным психологом, чтобы понять, насколько девочка сама смутилась от непроизвольно вырвавшегося слова, потому Данте не стал заострять на этом внимание. Нет, он, конечно, прекрасно понимал, что со временем у него возникнет совершенно естественное желание жениться и завести детей… Но все-таки он пока точно осознал, что ему будет несколько непривычно сейчас, а потому можно и повременить.
Мика отстранилась, не глядя на него, а Данте еле заметно усмехнулся, потрепав ушастую по темным волосам, после чего продолжил молча курить, облокотившись о свою машину и лениво наблюдая за Парой из-под ресниц.

0

24

Женщина медленно подняла взгляд на своего Бойца, пытаясь осознать, о чём та говорит. Нуар, пожалуй, слишком тщательно закрылась от мира – перестала воспринимать обращения к ней, тон и тембр голоса, смысл сказанных фраз… Пришлось приоткрыть завесу, выныривая из собственного мира, мягко и осторожно касаться агрессивной реальности, ощупывать её чуть неуверенно и напряжённо.
Сердце не спешит, сердце спокойно. Работа мозга на все сто процентов подчиняется трезвому рассудку – ни грамма чувств, ни грамма эмоций. Это ни к чему сейчас, лишь помеха в деле.
Нуар, а ведь ты сдаёшь – позволила девчонке довести себя до такого. Не стыдно, госпожа Сантье?
Столько лет работы над собой – и вдруг поддаться какому-то глупому порыву в считанные минуты… Связь делает нас сильными – даёт энергию, толкает к движению, увеличивает Силу. Связь делает нас слабыми – наполняет эмоциями, рождает зависимость, вызывает волнение… Две стороны одной медали. Чего больше – Силы или Слабости? Желания или Страха?
Нет, Нуар не колебалась, не могла себе позволить колебаться. Но судорожно соображала, что она будет делать дальше. Природного Стража отпускать от себя нельзя. Но и Связь налаживать тоже нельзя – засмеют, а любой Бой обернётся проигрышем. Кроме того, где-то внутри просыпалось и навязчиво зудело чувство ответственности за девчонку. Не только за физическое состояние, но и за моральное. Не то чтобы Сантье раскаивалась в своих поступках… просто чётко понимала, что ничего хорошего сделано не было. А маленькая девчонка-Боец, готова бежать за ней, как собачка – не лучший объект для самоутверждения.
Проигнорировав протянутую руку малышки, француженка резко встала, оправила одежду, невольно коснулась поцарапанной щеки, прошипела что-то возмущённое, но очень тихое.
- Поехали. – Два ледяных взгляда – Данте и Нуар – встретились, замерев на несколько мгновений. Норхейм был как всегда невозмутим и хладнокровен. И неотразим в этой своей хладнокровности. Мысленно француженка поморщилась – да, не стоило Данте видеть этой глупой сцены между ней и Бойцом. Всё же необходимость подчинения женщине – и без того раздражает – а уж если эта женщина и вздорная к тому же… Вторая встреча их встреча– и второй раз Нуар не смогла удержать марку. Позор… Впрочем, ей всё же очень понравилось, что голубоглазый не стал вмешиваться в дела Пары, оставаясь молчаливым зрителем – это было весьма достойно. Подумалось мимолётно, что Данте действительно потрясающий подчинённый. Если бы ещё и подчинялся…
Сантье спокойно кивнула, глядя в глаза мужчины – это была одновременно и благодарность, и сообщение о том, что все проблемы улажены и можно двигаться. Она быстро устроилась на переднем сиденье автомобиля и широко раздвинула ноги, освобождая место для Бойца. Кинула на Мику острый взгляд, кивнула вниз – мол, чего ждёшь, давай.

+1

25

Вообще все происходящее уже давно вышло за рамки чего-то нормального. И даже адекватного. Все это было глупо и... и... и как-то слишком тяжело. Малышка подумала, что, наверное, стоит убежать. Но внутренний голос подсказывал - Нуар догонит, а если не она, то Данте по ее приказу, наверное. И приведут обратно. Насильно посадят в машину... И увезут. Куда?
А черт его знает, куда. Но от этого не меньше хотелось никуда не ехать. Слишком много не? Ну так и ситуация такая. Отрицание того, что сейчас было. И того, что еще только будет. Не хотелось Мике быть с Нуар. Совсем. Но и уйти от нее - означало убить что-то теплое и нежное в себе.
Опомнись, Птичка, эта стерва не нуждается в тебе как в Бойце, да и просто так не нуждается. Зачем тогда ты пытаешься нащупать в ее сознании хоть каплю отзывчивости и нежности? Не будет такого. Вон как смотрит Нуар. Совсем плохо смотрит... Недобро, можно даже сказать.
Злая она!
Мика заставила себя успокоиться и потянулась мысленно к Данте. Вот тот, кто действительно ей нужен. Такой смелый, сильный, уверенный в себе... Кажется, начнись сейчас даже война - он будет стоять, курить... а потом придет в движение и всех накажет. Да-да, неприменно накажет.
Даже злую Нуар.
Мечты девочки перешли едва ли не в улыбку, поэтому Мика торопливо запрыгнула в машину, аккуратно устроилась на сиденье, стараясь не прислоняться к Нуар. Отвернулась, глядя в окно и ощущая, как дергается живот от присутствия Агнца сзади.
Крышу вновь начинало сносить. Да что же это такое... Стоит решить - ничего не будет, ни Связи, ни нежности... Как тут же разум выкидывает какие-то идиотские выкрутасы.
Малышка прижалась к Нуар, не соображая, что делает. Села немного полубоком, обхватила женщину за шею, уткнулась носом и засопела. Через несколько секунд Воробушек уже спала. Сказывались бессонные дни до этого... вечная напряженность, погони... Недоедание... Страх... И лишь сейчас было хорошо. Спокойно. Поэтому Птичка и заснула. Поспать хоть немного...
Нуар... обними меня, пожалуйста...

0

26

Вмешиваться в дела чужой Пары – это часто слишком накладно. Трудно понять, когда и насколько серьезны их внутренние разборки. Ведь бывает такое, что они почти на ножах, готовы уже друг друга убить или покалечить – а вмешаешься, и сам по роже огребешь. Потому что, видите ли, это у них такое часто и – о, боги! Разве это не было понятно с самого начала?! – милые бранятся, только тешатся. А иной раз с каменным лицом наблюдаешь за какими-нибудь недо-разборками, почти детскими выкрутасами – так тебе потом выставляют претензию, да еще и в письменном виде, мол, не помог, не разобрался, не вмешался. Вот тебе минус премия, плюс штраф – и иди гуляй, скатертью дорожка.
Все это слишком и слишком трудно.
Данте на пару мгновений прикрыл глаза, продолжая флегматично курить, уже отрешившись от всего, что происходило вокруг. Нет, пожалуй, если бы француженке вдруг взбрело в голову ударить своего Бойца или что-нибудь даже похуже – он бы не стал терпеть и вмешался. Мика не только природный Боец Сантье, но еще и ребенок – на это надо делать скидки и принимать во внимание. Данте, вообще, терпимо относился к детям. Особенно чужим. Это было примерно из той оперы, когда – «они меня не трогают, никто их не обижает – вот и мирно мы живем». Но он не любил, когда маленьких детей начинают обижать сильные взрослые. Он ведь, не задумываясь, ушел из «Судей», едва только началось уничтожение школ. Норвежец отрицательно относился к этому, но и, впрочем, вмешиваться не стал. Чувство самосохранения дес, ведь никто не пожелает идти в одиночку против целой всемирной организации, в которой когда-то работал. Хотя, конечно, таких вот уходящих господ никто не любит, а потому стремится уничтожить. Но вот, увы, в случае с норвежцем это все не прокатило: никто не рискнул связываться с человеком (хотя даже это становилось под сомнение), известным на Тотализаторе под прозвищем Зверь. А прозвище ли это, вообще, было – или его сущность? Вот как говорят же иногда – человек, животное, зверь. Суть.
Слышно тихое и несколько вальяжное рычание, словно подтверждающее его мысли. И снова тишина: Зверь не собирается вмешиваться, не собирается сейчас ругаться и выть. Наверное, просто нет настроения, да и крепкий хороший сон отлично приводит *создание* в благодушное и даже – о, ужас! – милое состояние. Потому если и возникало желание – то только если почесать *его* за лохматым ухом, встрепать густую шерсть и поцеловать в теплый нос. Удивительные желания, ничего не скажешь.
Короткий полуприказ Сантье вывел Данте из состояния задумчивости. Кивнув, он затушил недокуренную сигарету и легко сел в салон, скользя по рулю рукой, словно приветствуя свою машину. Да, он слишком трепетно относился к этой серо-стальной красавице, ничего не скажешь. Едва только все поместились в машину, он мягко тронулся с места, кидая косой взгляд на Пару, а точнее, на Мику, так уютно посапывавшую на груди у Нуар. Потому он не стал вести машину резко, чтобы не разбудить ребенка. Плавно и быстро – именно так, как он любил.
Заезжать за машиной Сантье норвежец не стал – решил, что отдаст приказ в ДА, чтобы один из работников сделал это за него. Не будет же он бегать и делать разные мелочи по первой мимолетной прихоти француженки. Все-таки у него есть работа, а она – увы и ах! – не заключается в том, чтобы безраздельно прислуживать капризным стервам.
Кстати о капризных стервах – как там Курой? Надо будет его проведать в больнице.

Нуар, Мика, Данте. ДА. Пост охраны.

0


Вы здесь » ~Loveless~ » Центр » Koban (полицейский участок)