~Loveless~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~Loveless~ » Пустыри » Пустырь


Пустырь

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Что может быть на пустыре? Да ничего. Это не пустыня, но напоминает. Бескрайние просторы, не одного здания и, даже не деревца. Так, кустики какие- то, да трава, вызженная солнцем. Говорят, что ночью по пустырю бродят призраки. Может бред, хотя... Кто знает. Неподалеку рассположилось кладбище, так что всё возможно. А ещё, если пройти метров двести на юг, то можно случайно грохнуться с обрыва, которым внезапно оканчивается пустырь. Ну, а если всё-таки не грохнитесь, то сможете полюбоваться видом тысячи ярких огней, которыми переливается город в ночное время.

0

2

==>Кафе "La Fleur tendre"

Изначально Акадо ехал в сторону района Токио, где располагалась его квартира. Поскольку час-пик уже давно окончился, и время было довольно позднее, дорога оказалась практически свободной. Несмотря на неадекватное состояние, Шон вёл машину на удивление прилично, не считая тех случайных парочки разочков, когда он проехал на красный свет. Но это можно и не брать в счёт, ибо такая манера вождения была характерна для него всегда, в независимости от трезвости рассудка и памяти. К тому же, сейчас блондин считал, что он стёкл, как трезвышко! В очередной раз, заставив себя остановиться на перекрестке – хотя, безумно хотелось мчаться, не останавливаясь и желательно на большой скорости, - он посмотрел в зеркало заднего вида, и в очередной раз заметил красную «мазду» в соседнем ряду чуть позади собственной машины. Сначала он не придал этому никакого значения, но проехав ещё с десяток перекрёстков и различных поворотов, был уже в полной уверенности, что за ним следят. И жопой чуял чутьё подсказывало, что хозяин той машины – именно тот ВС, которого он встретил в кафе.
- Чудно, - недовольно пробубнил Акадо, - только этого мне сегодня не хватало.
Ввязываться в Бой или ещё какие-либо разборки ему сегодня уже совсем не хотелось, хватило и «небольших приключений» в Детях Ада. Тем более, он откровенно не понимал, с какой целью его сейчас преследуют.
Не похоже, чтобы парень был причастен к какой-либо организации, выглядит слишком странно, но если бы у него было какое-то важное дело, то почему нельзя было сразу подойти и всё обсудить? – именно эта неясность и раздражала Шона.
На следующем перекрёстке он вырулил на противоположную полосу и повёл машину в сторону пригорода, подальше от своего дома. Не известно чего хотел от него преследователь, но вести его к собственному обиталищу Акадо уж точно не намеревался. Он решил найти подходящее место для разговора с возможностью открыть Систему без лишних свидетелей. Удивительно, как такие здравые мысли приходили в его пьяную блондинистую голову…
Минут через двадцать, вдоволь наплутав и достаточно запутав парня, дабы немного оторваться, чёрная «ауди» Шона остановилась посреди огромного пустыря - идеальное место для выяснения отношений…
Блондин заглушил двигатель и вышел из автомобиля. Огляделся вокруг и закурил. Оставаться возле машины почему-то не хотелось поэтому, он решил малость прогуляться. Он шёл вперёд, покуда пустырь не окончился крутым обрывом. Вид с этой точки открывался шикарнейший: тысячи огней города вдалеке, звёздное небо и молодой полумесяц. Шона ни капли не волновало, что его «новый знакомый» мог потерять его из виду, он был уверен на все сто процентов, что юноша найдёт его по остаткам свечения ауры. Если только не побоится запачкать в пыли свои белые тапки, - ухмыльнулся Акадо, в очередной раз затягиваясь шоколадным дымом. Также, блондина не волновало то, что европеец был весьма сильной Жертвой - это он почувствовал, когда проходил мимо парня в кафе, - ведь ещё не было никого, кому удавалось пробить его щиты.
Ну-ну… Если ты это сделаешь, я тебе медальку шоколадную куплю… ага…
Шон стоял на краю обрыва, позволяя ветру трепать свои белоснежные волосы и полы длинного пальто, глядя вдаль на бесчисленные яркие огни, и ожидая, когда за спиной послышатся чужие шаги…

0

3

» Центр » Кафе "La Fleur tendre"

Лоренс ехал молча и был очень сосредоточен. Его цель бессовестно пролетала на красный свет, в то время как Аметист не мог позволить себе нарушить правило. Но зато он быстро нагонял, вжимая в пол педаль газа. Вот гад, неужели учуял меня? Господи, если это окажется мой боец… Лучше ему им не быть. Сомнения по поводу того, кто этот ВС не покидали парня. Имя уже не так горело, просто появилось в душе чувство пустоты, которое Ромуэль стремился заполнить. Это он виноват…. И причину парень уже нашел, кто виноват в том, что ему необходимо заполнить пустоту.
Цель начала петлять и пытаться сбить с пути Рена. Но благодаря шлейфу той энергии то оставлял за собой мужчина, парень без особо труда его нашел. И удивился. Пригород? Это что ты задумал? Убрать меня без шуму что ли? Неужели ты решил, что я тебя убить хочу. Блондин выпал в осадок. Черная ауди стояла посреди огромного пустыря Ох, не тут ли иногда приезжают влюбленные парочки для…Кхм. Интересное место он выбрал. Рен заглушил мотор и вышел из машины. Медленно шел к фигуре на горизонте. Собравшись и встав на расстоянии двух метров, окликнул его.
- Привет, понравился коктейль? – это было первое, что пришло на ум и, не подумав, сказал.

0

4

Пару минут Шон не слышал абсолютно ничего, кроме песни ночного ветра, завывающего на открытом пространстве. Как бы он не старался прислушиваться, всё равно уловить звука приближающихся шагов ему не удавалось. Но спустя какое-то время, всё же раздался шорох и слух резануло чьим-то голосом. И хотя Акадо стоял спиной к своему «преследователю», одного вопроса о коктейле хватило для того, чтобы понять, кто находится позади.
- Если быть честным, то слишком обжигающе… Но своё название он вполне оправдывает... А что, после него мне осталось жить не долго? – произнёс блондин с усмешкой на устах, а потом затих, будто задумавшись о чём-то. То ли он на мгновение представил собственную смерть от действия обжигающего яда на краю обрыва, представил, что последнее им увиденное окажется не лицом врага, а огнями города. Но скорее всего это была просто паранойя, ведь в коктейле не было никакого яда. То ли задумался о чём-то другом, например, куда сделает первый выстрел. А может и вовсе ни о чём не думал, а просто хотел ещё немного послушать ветер. Но как бы там ни было, в итоге, Боец решил, что стоять к собеседнику спиной – плохой тон, и всё-таки развернулся. На мгновение в его голубых глазах, на этот раз не спрятанных под длинными прядями челки, отразился полумесяц и звёзды, но это мгновение оказалось так коротко, что уловить его было практически невозможно, да и слишком темно, для того, чтобы можно было вообще разглядеть глаза мужчины.
Казалось, белая одежда юноши, стоявшего в паре метров, сияла в темноте. Уверенными шагами Шон направился к этому «свету». В одной руке Боец держал зажжённую сигарету, кончик которой горел оранжевым, а в другой – кольт, разглядеть который было невозможно, но зато можно было расслышать характерный щелчок снимающегося предохранителя. Здесь и сейчас Акадо не собирался играть в доброго дяденьку, горящего желанием помочь всем и вся. Его день выдался неудачным, он зол и, честно говоря, чертовски устал. Ему бы совсем не помешало хорошенько выспаться, поесть и вообще отвлечься от всех забот, но он зачем-то мучает свой организм алкоголем и прочими «прелестями» жизни.
Последний шаг и он практически вплотную приблизился к Жертве. В последний раз затянулся и выбросил сигарету в сторону. Внезапно он прикоснулся к шее Агнца, сначала нежно, но это прикосновение оказалось обманчивым: уже через мгновение пальцы впились в кожу, сильно сжимая пульсирующую артерию.
- На гонца из Детей Ада ты мало похож, но тогда, какого чёрта ты за мною увязался? – с явной издёвкой в голосе задал он вопрос парню, выдыхая дым прямо ему в лицо.  Кольт оставался всё в том же положении – дулом к низу, но в любую секунду Акадо был готов приставить пушку к виску европейца. Другой вопрос: готов ли он был нажать на курок? Вряд ли. Что-то его останавливало. Может, странное жжение на левой руке, на которое он почти не обращал внимания? Бойцу и в голову не могло прийти, что перед ним его Жертва, ведь он с детской наивностью свято веровал, что своего Природного Агнца почувствует за версту, что это ощущение окажется непередаваемо прекрасным и ни с чем не сравнимым… ну и прочие бла-бла и сказки и для ВС дошкольного возраста. И в тоже время на протяжении многих лет постоянно отвергал всех остальных Жертв. Так что, не удивительно, почему он не узнал своего Агнца, ведь это его чувство просто напросто атрофировалось, благодаря постоянному упорному отрицанию.

0

5

Лоренс улыбнулся. Когда он был близко и услышал голос мужчины, просто разомлел. Это ты, мой Боец... Тело наполнилось негой и нежностью. Послышался щелчок, который Аметист хорошо знал. Беловолосый подошел и взял за шею.  Рен без тени мыслей позволил это, но тут же пожалел. Схватил его за запястье, пытаясь убрать руку. Почему ты не чувствуешь меня? Ведь я же... твой...
- Ты совсем слепой? Не чувствуешь? Зачем я здесь…. Зачем? –В голосе прозвучала паника, а глаза жалобно смотрели.Но  Рен ласково улыбнулся . – Я дам тебе почувствовать это
Сомнений что это его Боец не было. Лоренс твердо знал, что это он. Потому Связь что была весьма слабой, что была брошена в первый взгляд и первое чувство, налилась силой. Она мягко опутывала мужчину, словно паутина с ног до головы. Имя начало непрестанно греть. Даже жечь. Рен закрыл глаза, наслаждаясь своим Бойцом. Облизнул губы. Почувствовав полный контакт, открыл глаза, смотря в темноте прямо в глаза мужчине, сказал, даже приказал.
- Отпусти меня, сейчас же!- силы и уверенности прибавилось, когда Рен приказал. В связи с другими бойцами не было такого. А этот свой, собственный. Аметистовые глаза блестели радостью и восторгом.

0

6

Акадо ожидал от парня чего угодно, но никак не жалобного взгляда и таких хилых попыток высвободиться из цепкой хватки, пытаясь отдёрнуть руку. Бесполезно.
Но его слова ввели Шона в заблуждение. Уловив и осмыслив сказанное своими пьяными мозгами, Боец оторопел. На его лице отразилось полное негодование, казалось, будто он сейчас возьмёт и переспросит: «Простите, что-что? Мне не послышалось? Ну-ка ещё раз»… или что-то в этом роде. Но сделать этого он не успел: левую руку словно обдало огнём, да так сильно, что мужчина выронил кольт на землю. Вся кожа от тыльной стороны ладони и до самого локтя будто горела. И ощущения оказались, честно говоря, не самыми приятными. За это, правая рука сжала изящную шею юноши ещё сильнее. Акадо не понимал, что происходит, почему он чувствует такое странное тепло, даже жар… И всё тело опутывают невидимые нити, тонкие лески, а потом – ощущение, будто тебя накрывает с головой огромною волною в океане, и ты захлебываешься, хочется вздохнуть, а нечем - кругом вода. Тебя тянет ко дну, вода проникает во все клетки твоего тела, и ты тонешь. Вот что испытывал Шон.
Но в итоге, всё быстро сменяется пустотой и яркими буквами перед глазами. Приказ. И воля уже больше не принадлежит Бойцу, он почему-то не может ослушаться. Хочется с ещё большей силой сжать шею Агнца, не смотря на его ласковую улыбку, не предвещающую ничего плохого, чтобы всё прекратилось, но мышцы расслабляются, и рука плетью опадает вниз. А щиты, где они? Разбиты на мелкие части. Природная Жертва!
Он растерянно посмотрел на парня, а затем зачем-то сделал несколько шагов назад к обрыву и отвернулся к нему спиной…снова. Шон бы сейчас с радостью остановил время для того, чтобы всё обдумать, осмыслить, если бы был на такое способен. Но время ему не покорно и он понимал, что нужно принимать какое-то решение. С одной стороны, хотелось всё бросить и бежать отсюда, предательски поджав хвост, чтобы не было всего этого… Но с другой… Воспоминания в памяти всплывали одно за другим. О том, как он когда-то в детстве клялся, что позволит обойти  щиты только Природной Жертве, о том, как мечтал встретить своего Агнца и защищать его во что бы то ни стало. Но тогда он и предположить не мог, что придётся ждать так долго...
Неужели действительно настал тот момент, когда Шон позволит себя подчинить, пожертвовав своей гордостью, свободой и безмерной эгоцентричностью? И вместо того, чтобы отвергнуть, примет и смирится?
Но ведь он мой… И по сути, кроме него у меня больше нет никого… А вдруг я потом буду жалеть всю свою оставшуюся жизнь, что отверг его? А смогу ли я вообще его отвергнуть? Разве от судьбы так просто убежать?
Блондин сделал глубокий вздох перед тем, как обречённо рухнуть на колени. Его глаза смотрели вникуда, а пальцы впивались в землю. Сейчас он отчётливо ощущал своего Агнца, и «нащупав» тонкую нить пока ещё слабой Связи, произнес:
- Не дай мне уйти…

0

7

Лоренс весь сжался внутри, по связи, что крепла парень, чувствовал, что Боец мечется, в растерянности, как дикий зверь. Но рука что сильно сжимала шею, отпустила. Рен часто задышал, хватая воздух ртом. Откашлялся. Боец, теряясь в себе, отошел от парня и повернулся спиной. Нет-нет, не теряйся в чувствах…..  Аметист старался как можно быстрее укрепить природную связь, но она, почему-то не хотела. Парень запаниковал, он испугался, что мужчина хочет отвергнуть его. Не о такой встречи я мечтал.. .а где же это романтика?... Где это чувство единства?... Аметист стоял в смятении и видел своего Бойца, но притом совершенно чужого человека, но своего. Прошло так много времени, и угасающая надежда обрела опору. Рен снял перчатку и сжал руку, на которой было имя. Несколько секунд не смотрел на Бойца, а, подняв взгляд, увидел того на коленях, сердце сжалось. Может, я зря пошел за тобой?... Но все сомнения развеялись, когда по Связи услышал голос мужчины. Это было, словно пощечина прийти в себя и не концентрироваться на эмоциях Бойца. Аметист глубоко вздохнул и подошел к беловолосому. Присел на корточки, обнял одной рукой перекинув через широкую спину. Имя уже не жгло, а приятно грело, утихая. По Связи, что держалась всю жизнь, Рен заговорил
- Не дам. Ты и я долго ждали друг друга, но волею судьбы я родился в другой стране, и любовь к Японии привела меня сюда,… а может и ты. – Рен повинуясь своим чувствам, приподнял Бойца, обнимая его спереди  утыкаясь в шею. Встал на колени что бы было удобнее.- Прими меня… Не беги…
Аметист прижимался к нему так, будто это последняя веточка жизни, за которую он отчаянно держится, и именно эти чувства он передавал Бойцу.

Отредактировано Лоренс (2008-12-16 11:27:56)

0

8

С каждой секундой сердце Шона билось всё сильнее и сильнее – это было его реакцией на устанавливающуюся Связь. Каждую клеточку тела пронизывала тонкая леска, необратимо связывая его с Жертвой. Цепко… Накрепко…
Огни города вдалеке расплывались и кружились в бешеном вихре перед глазами. Весь мир терял свою чёткость и устойчивость, рушился, чтобы потом заново возродиться и обрести новые краски. Казалось, силы и разум вот-вот покинут Бойца…
Но стоило Агнцу оказаться рядом и прикоснуться к Шону, как всё остановилось и успокоилось, и вместе с тем по телу плавным потоком разлилось нежное тепло, что совсем не вызывало удивления у Акадо. Будто всё так и было тысячи лет, есть и будет продолжаться вечно. Он словно внезапно пробудился от долгого сна, вышел наконец из забвения, душевной комы.
И тысячи ветров запели вразноголосье… Покорись… покорись… иначе, станешь рабом собственной тоски навеки вечные.
Руки Бойца непроизвольно легли на спину прижавшегося к нему Агнцу, выглядевшему сейчас так беспечно и беззащитно, словно малое дитя.
- Для меня больше нет дороги назад…
Сложнее всего было скидывать маски, расставаться со своим привычным амплуа серьёзного, пафосного и презрительного ко всему на свете человека, давая волю собственным чувствам и эмоциям и даже проявляя нежность. Но что-то необъяснимо мистическое заставляло Шона довериться этому парню, не зная даже его имени…
А важно ли это вообще? Ведь у них есть одно Имя на двоих, одна судьба.
Блондин никак не мог дать никакого названия тому, что испытывала его душа. Это чувство не было похоже на любовь, оно имело более возвышенное свойство, сродни инстинкту. Удивительно, на что была способна Истинная Природная Связь, совсем иная, в отличие от той, которая пусть и ненадолго, но была заключена с Иори. На её фоне всё остальное казалось лишь дешёвой фальшивкой, да и по сути, являлось лишь временной необходимостью в энергии.
Сейчас Связь делала из Акадо совершенно другого человека…Полностью меняла его и являлась кульминацией всей его жизни. Хотя не исключено, что уже завтра он будет вести себя с окружающими так, будто абсолютно ничего не произошло потому, что произошедшее касается только самого Шона и его Жертвы, и в это дело никто больше не должен совать свой нос.
Вдруг блондину стало безумно стыдно и неудобно за то, что чуть было не убил человека, который так самоотверженно последовал за ним, не побоявшись абсолютно никаких преград, и даже оружия наставленного в его сторону.
- Прости меня, я кретин… Собственную Жертву чуть не пристрелил, - виновато прошептал Акадо, зарываясь лицом в мягкие волны волос парня, чувствуя его горячее дыхание на своей шее, каждый случайный вздрог и, возможно, даже сердцебиение.
Боец пытался вспомнить был ли когда-нибудь в его жизни момент лучше этого, но оказалось, что сидеть на коленях в пыли на краю обрыва ночью и держать в своих руках хрупкого европейца, который в итоге должен стать для него всей Вселенной… Да, ничего лучше этого раньше никогда не случалось… Хоть и с трудом, хоть и поражаясь собственным мыслям, но Акадо признавал это. Признавал, наконец, своё эго побеждённым и принадлежащим кому-то, а не только лишь себе.

0

9

Аметист чувствовал, как мужчина принимает его, не отталкивая. Сердце забилось сильнее, когда он положил руку на спину. От его ответного тепла Лоренсу захотелось завыть от радости. Мечта детства, мысль, что билась в мозгу почти постоянно, сбылась. Рен поднял голову, смотря в его глаза. Поправил свою челку, убирая ее за ухо. Забрался руками под пальто, обнимая за спину. Робости в движении не было, даже наоборот, было бы плохо, если бы Боец решил бы сопротивляться. Тут Страж прервал молчание своим голосом. Рен даже вздрогнул от неожиданности.  Лоренс похлопал глазами, когда беловолосый зарылся лицом в волосы. Такой трогательный момент, в который два человека впускают друг друга в свои миры. Было странное чувство, будто душа парила где-то высоко. Ничего подобного Рен не чувствовал раньше. Улыбнувшись, Аметист ответил.
- Ничего страшного… Не пристрелил же… - мягко говорит.- Я думаю, не смог бы… Кстати… Мы тут вот так сидим… -Поднял голову  снова смотря в глаза – Сцена похожа на сцены драм в японских фильмах о Древней Японии… И нам не хватает только лепестков сакуры плавно летящих на ветру… - Рен мигом себе все это представил. Цветение вишни, ночь, лепестки струятся по воздуху и блестят в свете луны. Тихая музыка, подобающая моменту, даже немного торжественная. И взгляды соединенные вместе. Все же, какие романтические мысли лезут мне в голову
– М… - немного замялся. – Меня зовут Лоренс Ромуэль… А тебя как, мой Боец? – Рену так хотелось произнести эти слова, что бы они обрели полную силу, словно заклятие печати.

0

10

- Да, а ещё нам не хватает традиционных кимоно с хакама и хаори, шелеста шелков и стрекота цикад, - Акадо ухмыльнулся, - А ты, я смотрю, романтик тот ещё
Мышление парня слегка поражало и в то же время умиляло Шона. В период постоянных гонений, а также массовых уничтожений и вербовок редко встретишь существо, наделенное такой романтичностью и наивностью в характере. Даже дети в Приюте, наученные жестокостью времён, ведут себя намного подозрительнее и осторожнее.
Но всё же, эта наивность нравилась Бойцу, она не давала ему относиться к парню подозрительно и пытаться разглядеть подвох там, где его нет, а есть лишь искренность.
Теплота рук, которую мужчина ощущал даже через одежду, нежный голос – отличное тому подтверждение. Удивительно, что в этом мире вообще осталось место для какой бы то ни было искренности…
Хотя поначалу его немного смущали действия Агнца, но потом Боец решил, что будет вполне простительно разрешить этому ангелу (ну именно такое впечатление складывалось у Бойца на данный момент о своей Жертве), которого он недавно по собственной глупости чуть не пристрелил и душил, да так, что наверняка останутся следы… так вот, вполне можно разрешить ему совать руки под своё пальто.
- Акадо Шон… - блондин представился в ответ. Назвал только лишь имя, хотя и прекрасно понимал, что Жертве наверняка хочется знать о нём как много больше. Ведь они потеряли столько времени, и теперь нужно будет как можно быстрее навёрстывать упущенное, узнавая друг друга, привыкая к тому, что теперь оба не одиноки.
Он знал, что избежать вопросов не удастся, но рассказывать о своей жизни, о том, что он директор Приюта для ВС, Шон пока не торопился. Не хотелось огорчать парня тем, что с Бойцом ему не очень повезло, что связавшись с ним, Лоренсу придётся довольно часто участвовать в Боях, попадать в разные не очень приятные ситуации, да и просто терпеть характер самого Акадо.
Но не смотря на эти аргументы, обретение Природной Жертвы дарило Шону искреннюю радость и заставляло его вдвойне осознавать свою надобность в этом мире. Всего за несколько мгновений в его сознании полностью поменялись приоритеты, цели и планы. Теперь он живёт не только для себя, Приюта и каких-то там благих целей, о которых довольно часто забывает, заливаясь неисчислимым количеством виски, а для своей Жертвы, ради своей Жертвы… И хотя обрёл он свою пару всего несколько минут назад, но уже беспрекословно считает его своей собственностью, своим идолом, и пусть только кто-то посмеет посягнуть на то, что принадлежит лишь ему…
Вместе с плавно закрепляющейся Связью, Боец чувствовал, заметное прибавление Силы. Ещё никогда он не получал за раз столько Энергии лишь от одной Жертвы. Обычно запасы приходилось восполнять либо долго и нудно отсиживаясь в своей Подсистеме, либо с помощью нескольких более слабых Жертв. Но сейчас у Шона перед глазами аж засверкали искры от такого переизбытка Силы…Всё же, иногда голод лучше, нежели пресыщение…
- Остановись, - попросил Боец, сжав пальцами белую рубашку парня.
- Никогда не отдавай мне так много, иначе я могу разнести всё вокруг… - но произносить этих слов Акадо не стал – времени для того, чтобы обучить и адаптировать Агнца под себя будет ещё предостаточно, а пока не стоит портить столь романтичный момент…

0

11

Лоренс сидел и счастливо улыбался. Смотрел на Шона как завороженный. Мало что для него сейчас имело значение кроме мужчины. Рен смотрел на его глаза, губы и сам того не понимая, потянулся к нему, касаясь лбом его лба. Парень все крепче связывал Шона связью. Рен чувствовал, что его Боец очень силен, но хотелось сделать его сильнее.
-Все хорошо, хорошо. Это то о чем я мечтал. Ты первый кто подхватил мое представление романтики. – Захотелось ему рассказать все о себе. Язык так и чесался. Глаза блестели, так как могут лишь у ребенка.- Словно чудо что пришло ко мне. И навсегда что бы не случилось, ты будешь рядом. И звезды будут сверкать нам…
Но все же Лоренс взял себя в руки и остановил поток силы, что шел через него. Выдохнув, Аметист поднялся. Положил руки на плечи Бойца и снова улыбнулся говоря
- Нам так много нужно рассказать друг другу. Это как… всю жизнь ничего не иметь и обрести за несколько минут. Не всегда случается такое чудо… Одну вещь хочу сказать сразу… - Рен сглотнул, не каждый примет такое и не каждому это будет приятно. Но парень считал это важной вещью и потому должен был сказать – Я гей…
Лоренс сжался, ожидая обычной реакции, которую он получал. Только не надо лица отвращения, этого я вообще не переношу. Может, я зря все-таки сказал? Кошмар… уже поздно! Все эти мысли промелькнули в голове за несколько секунд.

+1

12

Вместо гримасы отвращения на лице Шона появилась дьявольская ухмылочка, но парень этого, кажется, не заметил, уж слишком пока ещё было темно, хотя рассвет с каждой минутой неумолимо приближался. Ах, время всегда любит играть злые шутки с людьми: то тянет бесконечно каждую минутку, словно вечность, то крутит стрелки часов так, что и оглянуться не успеешь…
Акадо осторожно поднялся с колен и выпрямился во весь рост. Ничего не говоря, он перехватил изящную руку Агнца со своего плеча, бережно закатил рукав, обнажив стройный ряд слегка светящихся букв, и прикоснулся губами к одному из рубцов Имени. Пара лёгких, практически невесомых поцелуев, не лишённых нежности, что весьма удивительно для такого скупого на эмоции человека, как Шон. Но, видимо, и он иногда всё-таки способен проявлять нежные чувства…
А чтобы у смутившегося и, как показалось Бойцу, слегка напуганного своими собственными словами Лоренса совсем не осталось никаких сомнений и терзаний, следующий поцелуй был сделан в губы… Словно выстрел… Такой же неожиданный и обжигающий.
Правда, чаще Шону всё-таки доводилось целовать девушек, но и к своему полу он был весьма неравнодушен…
Губы Агнца оказались мягче шёлка, даже у некоторых девушек и женщин, которых блондин когда-либо целовал, они не всегда были такими чувственными и мягкими, и Шон сразу же подумал о том, что чертовски бы жалел, если бы не позволил себе  поцеловать парня. Поцелуй оказался уверенным и продолжительным - нечего размениваться по мелочам, лучше получить как можно больше удовольствия и впечатлений, чтобы потом было что вспомнить. Ведь не смотря на красивую речь Жертвы о том, что Шону предстоит быть с ним целую вечность, против чего Боец вовсе ничего не имел, им всё равно предстоит расстаться на некоторое время…
Наконец заставив себя оторваться от сладких губ Лоренса, мужчина нарушил тишину.
- Боюсь, мне всё же придётся тебя покинуть, - в голосе были весьма заметны нотки сожаления…
- Уже совсем скоро рассвет, а значит, мне нужно будет ехать на работу… Прости…
Ну вот, я всё-таки испортил такой шикарный момент, кретина кусок…
Но как ехать? Это уже был отдельный вопрос: внешний вид у Акадо был не ахти, да и выспаться так и не удалось, хорошо, что хоть протрезветь уже успел. Но не появиться на работе он никак не мог: Хаииро больше с ним нет, и можно сказать, что практически все заботы отныне возложены лишь на его плечи, можно забыть о выходных, каком-то там отпуске и прочих радостях жизни… Больше нет второго главы Приюта, теперь есть Директор Акадо. А учитывая, что вчера его так и не было на месте, то за это время в «Мысе» могло произойти всё, что угодно…
Оставалось лишь надеяться, что удастся проскользнуть в свой кабинет незамеченным, а потом попросить кого-нибудь съездить к нему домой и привезти свежую рубашку и другой костюм…
- В любом случае, как ни крути, мы не можем оставаться тут вечно… Нужно ехать, - блондин улыбнулся, чтобы обнадежить и утешить Лоренса: - Я ведь теперь у тебя на поводке, - Шон даже непроизвольно коснулся рукой своей шеи, как будто бы и правда рассчитывал, что там окажется ошейник из нитей Связи: - И стоит тебе только дёрнуть за него, как я окажусь рядом…В любое время...

0

13

Лоренс смотрел на Акадо с немалым удивлением. Сначала парень испугался, что мужчина сделает что-то плохое, но неожиданные легкие поцелуи Имени, руки, Аметист растерялся. Такая нежность отчетливо читалась в каждом поцелуе. Рен вроде успокоился, не почуяв никакого подвоха, слегка улыбнулся. И каково было его удивление, когда Шон впился поцелуем в губы. Лоренс задрожал от неожиданности, казалось, все силы его покинули мигом, испугавшись чего-то. Рен придя в себя, страстно ответил на поцелуй. Хотелось что бы это длилось вечно. Этот момент. Ромуэль нехотя выпустил губы Бойца и смотрел на него томным взглядом. Парень даже не сообразил, что Шон говорит, что надо ехать, работа, работа.. И только спустя секунды до него дошло. Негодование поднялось в душе, и он сразу выпалил
- Нет. – Парень дальше и слушать не хотел и не слушал. Он взял его за руки, смотря прямо в глаза.- Работа не волк, в лес не убежит… Тебе туда так хочется? Работать? В таком виде? Кем ты работаешь? Может, отпросишься? Или я тебя отпрошу? – Рен уже начал быстро продумывать различные отговорки, рассказы, что бы отмазать Шона. Безумно не хотелось его отпускать, несмотря даже на то, что он мог его позвать. – Нет, не отпущу. Поехали к тебе, ко мне… Я от тебя сегодня не отстану, учти…
Лоренс не совсем понимал, что значил тот поцелуй, но в сердце это сильно запало. Хотелось еще и еще. Парень, не выдержав, обнял мужчину за шею, страстно целуя в губы.

0

14

Не прошло и нескольких минут, как парень буквально вцепился в губы Шона и они снова слились в поцелуе. Так уж ему не хотелось отпускать своего Бойца, а ведь это только первая их встреча…
Ты даже толком не знаешь, кого целуешь… Если для меня наркотик – это твоя Сила, то для тебя – мои поцелуи? – с этой мыслью он слегка прикусил нижнюю губу Лоренса, а потом облизал укус. Тот факт, что его не хотели отпускать, пытаясь удержать чем угодно: поцелуями, попытками отпросить с работы, даже не зная, что представляет собой эта самая работа – всё это, безусловно, льстило Шону, создавало ощущение нужности хоть кому-то на белом свете.
Второй поцелуй длился ещё дольше - Боец пытался хоть как-то компенсировать своё грядущее отсутствие, хотя и прекрасно понимал, что Агнцу этого всё равно будет мало, ведь тут только что поступило предложение отправиться к кому-нибудь домой…
- Я не могу отпроситься, - прошептал блондин, прервав сладостный поцелуй через несколько минут…
А сейчас нужно как-то объяснить где я работаю…
- Конечно, я рад, что моё имя тебе ни о чём не говорит, это хорошо, ведь столь огромное внимание общественности к моей персоне и популярность мне ни к чему… Но о «Мысе доброй надежды» ты наверняка слышал… Практически каждый ВС высокого уровня что-то о нас слышал… Всевозможные слухи о том, что на самом деле это Школа… По сути, всё - правда… А я директор… всего этого дурдома. И мне нужно обязательно сегодня там появиться, ибо вчера меня и так там не было, - Шон вспомнил о вчерашней неудачной вылазке. И какой смысл было туда соваться? Ничего не добились, только шуму понаделали, и лишнее внимание к себе привлекли, от этого только проблемы…
- Ты никак не можешь меня отпросить, у меня нет замены… Понимаешь, для меня это как семья…
Он всё же не мог так просто определиться, что для него важнее: Жертва или Приют. Но ведь Лоренс никуда не денется, а в «Мысе» могло произойти всё, что угодно, дети – существа непредсказуемые, тем более, если это дети, Владеющие Силой.
Итак, Акадо решил, что он точно поедет на работу, как бы его ни отговаривал Агнец.
Он искренне не хотел оставлять парня, но, осторожно выскользнув из его нежных объятий и поцеловав в лоб на прощание, направился в сторону своей машины. Остановился ненадолго, чтобы поднять с земли выроненный кольт. Таких игрушек у него было огромное количество, но эта – одна из любимых, да и просто оставлять оружие где попало директор не собирался.
- Ещё увидимся, я буду скучать… - бросил он напоследок.
Может быть, столь быстрое расставание – это и к лучшему, уж ко второй встрече Шон подготовится как следует…

0

15

Лоренс тихо таял в поцелуе мужчины, и этот поцелуй казался вечным. Но нет ничего вечного, и все-таки приходится расставаться. Это Рен почувствовал отчетливо, когда Шон сказал про свою работу.  Парень прекрасно знал что такое «Мыс», а вот кто его директор не знал. Новость повергла Агнца в дикий восторг. Тем более, он прекрасно понимал, что значит быть директором. Глаза Аметиста заблестели.
- Шон. Я прекрасно понимаю, что значит быть директором и собственное детище как семья. Я даже не предполагал что ты директор такого масштаба организации. Как ты это один тащишь? Это же наверняка тяжело… 
Боец мягко выскользнул из объятий и пошел в сторону машины. Все равно, как бы не были хороши поцелуи, объятия, в этот момент Лоренс чувствовал странную пустоту. Вот чего парень боялся и почему не хотел отпускать то, что обрел.
Наблюдая, как черная фигура движется к машине, Рен помахал ему рукой, тяжело вздохнул.
- Я тебя позову... - почти прошептал.
Вот ему никуда не хотелось ехать, вообще. Что бы больше не тиранить свою душу, он повернулся спиной к Шону. Поднял голову к небу. Все-таки, немного потерпеть и я получу, что хочу… работа, есть работа,… но она же в лес не убежит. А, черт с этим. У меня выходные, восстановлю свои нервы и все будет хорошо...

0

16

С каждым шагом Акадо всё больше удалялся от только что обретённого Агнца. А тот вроде как и не торопился уходить, только лишь отвернулся, чтобы не видеть, как Шон его покидает, пусть и не навсегда, а на какое-то время, но всё же, покидает…
Признайся себе честно, Шон, ты просто бежишь… Не потому что работа, а просто уходишь, чтобы побыть одному, чтобы не впускать кого-то в свою жизнь так быстро… Ведь ты так не можешь…
Да, он действительно соврал Лоренсу насчёт того, что торопится на работу. Хотя на самом деле всё это вполне могло бы и подождать…
С момента расставания прошло от силы секунд тридцать, а в душе Бойца уже зародилось какое-то необъяснимое, скорее всего инстинктивное, чувство бескрайней преданности. Он впервые по-настоящему ощущал, что значит быть чьим-то и для кого-то… Всё это казалось ему жутко сентиментальным и одновременно пугало, и с непривычки даже начинало раздражать. Наверное, именно поэтому он решил, что пока им лучше держаться на расстоянии… Но скоро они обязательно встретятся… А потом он снова захочет уйти, но снова не надолго, а когда уж совсем привыкнет к своей новой роли, вот тогда и останется… навсегда.
Более того, он вовсе не придавал значения недавно сделанному признанию Агнца по поводу ориентации… Его это не волновало, ибо он знал, что для него уже всё предопределено заранее… И всё так, как и должно быть… Иначе им не видать прочной Связи. Поэтому, Акадо будет стараться не только защищать и выполнять желания Лоренса, но ещё и любить его…по-настоящему.
Впечатление от Жертвы оказалось весьма странным… Сама беззаботность, искренность, чистота и наивность… Шон не стал характеризовать своего Агнца словом «ангел», ведь чаще всего в тихом омуте черти водятся, но именно это слово и лезло на ум… Словно Ангел… Да ещё и в белом…Где твои крылья?
С такими мыслями директор добрёл до своей «ауди»… Пару минут он просто сидел, положив руки на руль и смотрел куда-то в даль, сквозь лобовое стекло, словно забыл, что нужно сделать, чтобы машина двинулась с места… Но потом опомнился и повернул ключ зажигания…
Ехать до Приюта предстояло минут сорок.

==> Приют. Кабинет Шона.

0


Вы здесь » ~Loveless~ » Пустыри » Пустырь