~Loveless~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~Loveless~ » Побережье океана » Набережная


Набережная

Сообщений 1 страница 30 из 45

1

Тихий гул океана доностся из от прозрачной, серовато голубой воды. Она такая только у берега, на глубине преобладает темный, почти черный цвет. Там океан кажется бездонной пропастью. Прекрасное место для романтических прогулок, творчества, да и просто веселого отдыха с друзьями. Чистый, с оттенком золота песок, раздевалки, в хаотичном порядке разбросанные по пириметру пляжа, плеск воды... Красивая, ухоженная набережная, много уличных торговцев с сомнитеного качества товарами, постоянно околачиваются здесь. Маленькие уличные ларьки, несколько тиров. Идеальное место для спокойного отдыха.

0

2

Резиденция Данте

Как и вчера вечером, сегодня Данте был не в настроении, чтобы гонять по улицам, которые были полупустыми в столь раннее утро. Он практически не думал сейчас, позволил, скорее, рефлекторно, вести машину, как это обычно называлось «куда глаза глядят». В город ехать совершенно не хотелось, мало ли что там еще подвернется под руку. Зато куда-нибудь загород смотаться – сегодня самое оно.
Пикник с Тенши накрылся, как я полагаю. Поэтому стоит найти себе какое-нибудь другое расслабляющее занятие.
Норвежец прикрыл глаза, лениво следя за дорогой из-под полуопущенных ресниц. Несмотря на свою внешнюю расслабленность, он весьма серьезно относился к сосредоточенности за рулем, о чем мог сказать его весьма внушительный опыт на дорогах: он водил машину с шестнадцати лет. Юноша неторопливо завернул на пешеходную набережную, чтобы, чуть прибавив скорости, распугать прохожих, и потом невозмутимо остановился на одной из парковок, въезд на которую все же был стороны дороги, а не оттуда, откуда он подъехал. А кого это волнует?
Данте потянулся, провел кончиками пальцев по рулю и, прихватив с собой бутылку виски, покинул салон своей любимой машины, чтобы уже через какое-то время прогуливаться вдоль океана, следя ленивым взглядом за волнами. Из неспешного состояния полураздумий его вытащил внезапный звонок на мобильник. Молодой человек недоуменно кинул взгляд на экранчик телефона, где высветился неизвестный номер.
Странно.
- Данте Норхейм, личный секретарь Курои Тенши, слушает, - абсолютно ровным голосом произнес молодой человек, не отрывая взгляда от водной глади. Когда у его босса был отключен телефон, то все звонки автоматически были переадресованы его секретарю, поэтому именно сейчас мог быть такой момент.
- Добрый день, я могу поговорить с Тенши-сан? – низкий мужской голос на том конце трубки.
- Вы можете поговорить сначала со мной. С кем я имею честь разговаривать и какие у вас дела к господину Тенши?
- Меня зовут Мегуточи Изуми. Я звоню по поводу некоторого уточнения о нашем сотрудничестве. Мы заключили договор неделю назад, мне надо еще раз обговорить с ним некоторые тонкие моменты.
-  Я передам ему, благодарю за ваш звонок. В скором времени с вами свяжутся. До свидания, Изуми-сан,
- Норхейм невозмутимо нажал на кнопку отсоединения вызова и прищурился, стараясь сохранить в памяти этот звонок, чтобы позже передать Тенши. Он облокотился о небольшой бортик и поставил рядом с собой бутылку, которую до этого держал в руках, чтобы уже через несколько секунд чиркнуть зажигалкой и закурить.
Что же случилось с его телефоном? Или он просто отключил его, чтобы никто не доставал в это утро. Опять его какие-то дела.
Сейчас Данте совершенно ничего не хотелось, лишь, прикрыв глаза, стоять вот так на набережной, прислушиваясь к чужим шагам, отголоскам разговоров и шуму волн. Умиротворяющая картина, ничего не скажешь.

Отредактировано Данте (2008-05-03 15:45:11)

0

3

------- Поместье Хакару Гина
У воды было более чем прохладно, что как ни странно не мешало ему наслаждаться прогулкой. Влажный ветер оставлял мокрые следы на мягкой куртке, наполняя воздух вокруг специфическим запахом кожи. Ветер беспокоил ровную гладь воды. Не знай Гин какая сейчас температуру океана, он бы решил, что вода приглашает его искупнуться. Ага, по просьбе трудящихся. Чтобы добрый шеф Хакару слег с воспалением легких, давая возможность отдохнуть не только Клеймору, но и многим его «друзьям-товарищам». Альбинос громко хмыкнул. Единственное, что не давало в полной мере насладиться свежим воздухом, это забытые в неожиданных попыхах сигареты. Возвращаться за ними было, конечно же, глупо. Не за этим он проделал весь этот путь фактически пешком. Оставалось рассчитывать только на возможную встречу с киоском. Поднявшись с насиженного и нагретого места, Хакару по неуемности двинул на поиски. Мягкие туфли практически беззвучно ступали по мостовой. Набережная была на удивление пустынной, видимо утро действительно было ранним, если не считать вырулившую на совсем не проезжую часть машину. Хм?.. Ещё один любитель ранних прогулок? Взгляд не произвольно упал на бутылку виски. Или поздних. Хакару направился к «пришельцу». Его мало волновало, кем является этот ВС, но, чем черт не шутит, возможно, у малого помимо бутылки виски завалялась пачка сигарет, и он не откажет от милости угостить одной-двумя простого прохожего. Обратится к молодому человеку ему так вовремя помешал телефон. Данте?!. Не может же быть в этом городе два Бойца с одинаковым именем. «…там появился паренек, Данте, хотя он скорее шакал на побегушках Куроя...» Ярэ-ярэ…. Его должность официально звучит как "секретарь". Как интересно! Вы, Хакару Гин, стали очень невнимательным… и хорошо, что пока этой невнимательностью никто не воспользовался.
- С добрым утром, Данте Норхейм, - окликнул альбинос Бойца, не желая так сразу отступать от первоначального сценария, - довольно красивое имя. Не угостите ли сигареткой, если таковая имеется? – улыбаясь, Хакару незаметно и споро распутывал нити силы, вполне возможно она ему в скором времени понадобится, - Приятно с вами познакомится, а то я только вчера о вас слышал. Надо сказать вы разбудили моё любопытство. Поговаривают, что вы в системном бою убили Лару. За что вы так с несчастной девушкой?

Отредактировано Hakaru Gin (2008-05-04 08:41:50)

0

4

Практически сразу после того как Дан повесил трубку, к нему обратились, причем, по имени. Удивительное дело, вот так, стоит только поговорить по телефону, озвучив свое имя, как тут же всякие начинают подходить, разговаривая, словно давние знакомые. Данте обернулся, чтобы высказать все, что он думает по такому поводу, как, увидев обратившегося к нему человека, он понял, что крупно попал.
Да, сегодняшний день начинается весьма и весьма интересно, если не с некой долей адреналина.
Перед ним стоял не кто иной, как Хакару Гин, глава «Клеймора». Уж его-то было трудно не узнать или даже не знать. Одна только его уникальная внешность говорила сама за себя. Молодой человек невозмутимо посмотрел на своего неожиданного спутника, слегка прищурившись и в мерах столь необходимой сейчас предосторожности поднимая щиты. Голова чуть закружилась, что было следствием того, как бесцеремонно вчера Тенши ломал его защиту. Зря это он делал, ведь мало ли, чего можно ожидать от главного конкурента и, можно даже, вероятно, сказать, врага, как минимум, организации «Дети Ада».
- И вам доброго, если оно таким является, Хакару-сан, - ледяные голубые глаза чуть прикрыты темным ресницами и в какой-то мере сглаживают вызов, таящийся на их дне. Юноша аккуратно извлек из кармана куртки пачку сигарет и, еле заметно пожав плечами, протянул ее альбиносу, - Имеется, угощайтесь.
Где-то в голове крутилась одинокая мысль, что стоило бы связаться с Тенши по такому поводу, но на это возникло сразу же два, если не три контраргумента. Во-первых, внутри затаилась обида на Ши за то, что он так бесцеремонно обошелся со своим секретарем. Во-вторых, у Данте, вероятно, хватит сил разобраться самому с этими пока еще не проблемами, но, вероятно, ими в ближайшем будущем. А в-третьих, босс даже не сказал, куда он так скоро уехал, а его мобильник, видимо, не отвечает, раз звонки перенаправлены на секретаря. Так что тут и не дозвониться просто физически, даже если очень сильно попытаться. Конечно, есть вариант позвонить Акутагаве, но вот уж с кем, а с ним сейчас норвежец связывать не собирался. Да и мало ли, чем он может быть занят.
- Неужели я стал знаменитостью всего за один день? – Молодой человек неспешно затянулся, облокотившись спиной о бортик и коснувшись кончиками пальцев горлышка бутылки с янтарной жидкостью, - Увы, signore Хакару, я не стою вашего любопытства, ибо поговаривать могут всё, что угодно. И, тем более, право, я и не упомню, всех, кого я убил в Системном бою, - голос ровный, ничего не выражающий, с еле заметными скучающими нотками, - Впрочем, если вы имеете в виду Бойца Bloodless, то я могу лишь сказать, что она сама напала на меня. Ну, вы же должны знать с юридической точки зрения, всё в целях самообороны, - выпустил несколько идеально ровных колечек дыма, внимательно следя за Жертвой, от которого можно было ожидать всего.
Увы, signore, я так просто не сдамся.
Ленивая расслабленность скрывает внутреннюю настороженность и готовность в любой момент позволить Беретте увидеть свет, одним аккуратным движением освободив ее из кобуры, которую он сейчас прекрасно чувствовал, зажав между спиной и бортиком. Надо быть готовым всегда и ко всему. Впрочем, на лице холодного норвежца не отразилось ни единой мысли или эмоции, позволяя собеседнику лишь гадать о том, что творится у него внутри.
Идеально.

0

5

Хакару улыбался. Реакция молодого человека его несколько позабавило. Закрылся щитами? Почти своевременно… почти. Казалось, Гин потерял легкую возможность попробовать захватить «шакала Курои». Не идет ему подобное определение. Шакал бы уже скалился, рычал и или бежал, или напал, а этот присматривается и защищается. На самом деле Лис для себя пока не решил, что ему надо от этого Бойца. Что такое сила, как думаешь Данте? Что это на самом деле? Вопрос волновавшие его давно, правда он никогда не задавал его вслух. Сила зарезервированная, тщательным образом хранимая и охраняемая, сгущалась вокруг его фигуры, сплетаясь в невидимые нормальному человеку узоры, огибая почти по самым границам щитов мужскую фигуру. Хакару едва заметно огляделся. Красиво. Кто знает, возможно, этого никто и не видит кроме меня, возможно, это лишь игра моего воображения. Надо признать красивая игра.
- Надо же, вы знаете моё имя! – Гин вскинул брови, будто альбиносы в этом городе встречаются на каждом углу. Он был далеко не так удивлен, как могло бы показаться, - Я польщен. Так почему этому утру таковым не являться? – на лице Гина отразилось глубокое недоумение, тут же сменившееся привычной улыбкой, - По-моему, в нем ничего такого излишне отличающего его от сотни других. Хотя… сегодняшнее утро определенно располагает к общей невнимательности. Вы слишком напрягаетесь по поводу нашей встречи. Буть у меня желание напасть на вас, Данте-сан, я бы сделал это, пока вы премило болтали по телефону. С помощью Силы или без неё ударил бы вас со спины, на это не надо было тратить ни много времени, ни энергии. Но ведь я этого не сделал, так? И я даже не отметил ваше «превосходное» состояние. Кто-то обошелся с тобой очень грубо недавно, так Данте? – Хакару приблизился достаточно близко, для того, чтобы подцепить сигарету, - Может у вас есть ещё и то, с помощью чего её можно прикурить, найдется? - Хакару слегка склонил набок, и приоткрыл обычно крепко сощуренные красные глаза, заглядывая тому в лицо. Зажигалку, в отличие от сигарет, Лис не забыл, но об этом никому знать не обязательно.
- Наверное, вам, как впрочем, и мне, не стоит ранними утрами прогуливаться в безлюдных местах без охранки…. Вот что вас выгнало на улицу в это время?
Он оправдывается? Пусть нагло, но оправдывается. Лара… бедная несчастная Лара, никто особо не опечалился твоей гибелью, но зато какой повод! Спасибо тебе, Лара. Спасибо тебе, Данте. Я непременно воспользуюсь этим красивым поводом, дабы твоя смерть не канула в безызвестную лету. Страна будет помнить своих геройев, погибших во имя победы, свободы и чего-то там. Хакару улыбнулся… почти искренне. Сила, пока гибкими нитями обивала щиты, намечая слабые места, для пока теоретической атаки.
- Вы я смотрю, отличаетесь скромностью, - Хакару выглядел вполне расслабленно и непринужденно, несколько нетерпеливо покручивая в руках сигарету, - Весьма похвальное качество… в других обстоятельствах. Но, к сожалению, тут наши интересы столкнулись. Я не могу смотреть сквозь пальцы на то, что Дети Ада убили одного из работающих на меня Бойцов. Не могли бы вы рассказать по подробней обстоятельства встречи с Ларой, кстати, да, она Боец Бескровных. Милое имечко, не так ли?
Какая выдержка! Не мог не отметить альбинос. Просто восхитительно. Весь такой строгий и серьезный…. Эх, и почему Абараи, рыжая обезьяна, не рассказал мне об этом чуде что-нибудь более интересное, чем те обрывки, которые он выдал за новости. «Довольно сильные заклинания», да? Хакару внутренне фыркнул. Этого было мало. Слишком мало, чтобы пытаться предугадать его реакцию. Значит, будем провоцировать и узнавать на опыте.

0

6

Данте не любил, когда слишком много улыбаются. Всего должно быть в меру, даже если это простая человеческая гримаса. Он даже не мог понять, что в этом такого милого и обаятельного, когда рот кривится в форме параболы. Бред, да и только. И что люди в этом находят? «Ах, у него такая очаровательная улыбка!» «Боже мой, ты видела, как он мило улыбается?» «Удивительно, какая прелестная улыбка играет на его лице!».
- Вас трудно не знать, signore Хакару, - молодой человек слегка склонил голову на бок, с невозмутимым видом рассматривая альбиноса. Было нетрудно догадаться, что он играл. Напускное удивление, излишняя доброжелательность. Увы, Данте не думал, что глава «Клеймора» будет в себе сомневаться до такой степени, что наивно полагать, что конкуренты вряд ли знают его имя, - Почему же, каждое утро отличается от других в ту или иную сторону. Впрочем, в какую сторону оно будет отличаться для каждого – за ними есть право выбора. Это не напряжение, Хакару-сан, это лишь предусмотрительность, - норвежец пожал плечами, почти не меняя расслабленной позы, - и знаете, почему-то мне кажется, что не в ваших принципах нападать со спины. Неужели такой победой можно будет гордиться? Сомневаюсь.
Этот светловолосый лис чертовски силен. Но, право, не буду же я показывать это всем и вся?
Он на мгновение прикрыл глаза, сконцентрировавшись на своих щитах и легкими внимательными прикосновениями проверяя их прочность. Что бы не говорил Хакару, у Дана не было желания проверять его Силу, тем более, при таком раскладе, когда энергия Жертвы настолько осязаема в воздухе, который словно тихо потрескивает от такой концентрации, а у самого Бойца странное состояние, которое, впрочем, оставляет желать лучшего. Можно было на мгновение вспомнить, что произошло за один только вчерашний день: Системный бой с Бескровной, который окончился смертью последней; потом странный поход в Систему с неимоверным расходом Силы, чтобы удержать *создание*; небольшая энергетическая подпитка от ослабленной Жертвы, которая, увы, слабее Данте в силовом понятии; и, словно на десерт, отвратительное поведение босса с бесцеремонным взламыванием щитов. Конечно, норвежец привык к его эксцентричным выходкам, но не настолько же. Столь хамски, кажется, Тенши с ним еще не поступал раньше.
Впрочем, он ни единой тенью эмоций на лице не выдал то, что он думал по этому поводу. Он лишь извлек из кармана штанов небольшую и совершенно простенькую зипповскую зажигалку с выгравированным на ней вензельными буквами K и D. Он хранил ее восемь лет, ведь ее подарил на шестнадцатый день рождения братик.
Madonna Mia, как же непросто постоянно вспоминать о нем, чувствуя, что у тебя просто отсутствует одна половина. Удивительно, но может быть, он ничего не боится и с легкостью бросается в бой, потому что теперь ему нечего терять? Неужели стоит беспокоиться по поводу работы или, вероятно, насиженного гнездышка? Увы, Данте не был мелочным, чтобы цепляться за такие вещи.
- Что меня выгнало? - Взгляд красных глаз он встретил прямо, не собираясь отводить свой, хоть его на мгновение и бросило в дрожь. Он никак не ожидал и не думал ранее, что ему придется смотреть в такие глаза, - Я просто хотел прогуляться, все весьма прозаично, Хакару-сан, - легкое касание горлышка бутылки кончиками пальцев.
Данте слегка потянулся, напоминая огромного кота, и облокотился о бортик локтями, чуть прогнув спину, но не отводя взгляда ледяных глаз от альбиноса:
- Увы, signore Хакару, наши интересы всегда будут сталкиваться, ведь мы по разные стороны баррикад, - никакого сожаления, злорадства или иных эмоций, лишь равнодушная констатация факта, - Неужели ваши верные подчиненные не рассказали все, как было, по их мнению? Наши интересы столкнулись в парке и вместо спокойного выяснения отношений без применения Силы, ваша Лара кинула мне вызов, на который я не мог не ответить, - он пожал плечами, словно такая реакция очевидна и было бы глупо ожидать чего-то иного. Впрочем, внутри зашевелилось *создание*, которое словно физически ощущало еле заметные прикосновения к щитам. Легкое напряжение, чтобы осадить *его* на цепи и загнать обратно, но все же *оно* успело на миг взглянуть на Хакару алыми точками своих глаз из голубых глаз невозмутимого норвежца.

0

7

Основная подготовка завершена, теперь можно лишь попривлекать свободно плавающую Силу кругом. Зачем? Нужно ли её так много? Хакару далеко не был в этом уверен, но почему-то не хотел останавливаться. С Бойцами последнее время Гин имел дело только по «служебным обстоятельствам». И это несмотря на любовь все делать самостоятельно! Он довольно давно не пользовался Силой, даже приказы предпочитал отдавать во вполне «человеческом» тоне. Это происходило отнюдь не от отсутствия любви к манипулированию людьми, скорее даже наоборот. Хакару нравилось всего добиваться самостоятельно. Возможно, это появилось ещё в детском доме. Какое-то желание доказать всему человечеству свою значимость? Или что-то иное… Гин никогда не маялся самоанализом. Он знал лишь одно: ему никогда не нравилось чего-то лишаться. Пусть даже временное явление, Хакару не желал его принимать. Вот и сейчас… ему совсем не хотелось упускать этого зверя. Постепенно все туже и туже обжимая щиты Бойца, но пока даже не прикасаясь к ним. Всему своё время.
- Трудно? Возможно…. Мне довольно часто говорят, что личность у меня запоминающаяся. Интересно, что они имели в виду? – Хакару внимательно смотрел за реакцией Данте, будто опасаясь упустить что-то интересное, почти невиданное, - Не у каждого есть выбор, Данте-сан, и тем более не в каждое утро. Я имел в виду что-то глубоко общее, не сводя разговор об утре на частности, но если вам так хочется…. Вот я сегодня, например, мог проспать до обеда или же отправить себя на тренировку, или даже заняться разбором происшествий, оставшихся пока без моего внимания, к ним, кстати, относится и ваш случай. А вместо этого я выхожу на прогулку на набережную, где встречаю человека, о котором только вчера, «на ночь глядя» слышал. Разве не судьба? Люблю получать то, чего хочу. А тут так занимательно… я хотел узнать побольше о вас, но даже и не надеялся в ближайшем будущем встретиться с вами, Данте-сан, лично.
Помимо «прощупывания» силой, Хакару готовился и к обыкновенному физическому «контакту». Данте был его выше, но это не вызывало особых проблем. Гин за время бытия в своей родной стране привык, конечно, быть выше «среднего» японца, но не настолько, чтобы испытывать какой-то дискомфорт, от перемены ролей. То, что Норхейм не захочет со мной лишний раз связывать, я не сомневался, но сам имею большие, ну или не совсем большие, планы как раз на «связывание». Не отпускать же его ей-богу! 
- Вы глубоко ошибаетесь на счет наличия у меня принципов, - Гин был почти серьезен, даже улыбка слегка приспала, Таковых не было и, я надеюсь, никогда не будет. Говоря откровенно, то я просто следую своим целям, руководствуясь только своими желаниями. Но, несмотря на неправильность логики, выводы вы сделали вполне верные. Я бы навряд ли напал на вас со спины, это было бы просто не интересно. Кроме того, такое поведение лишало бы возможности побеседовать с таким занятным человеком.
Хакару решил расщедриться на комплементы, которые из его уст почему-то раздражали большинство людей. Гадать, почему было неуместно в данной ситуации. Надо было признать, что обстановочка постепенно становилась все абсурдней, что не могло ни радовать альбиноса. Хакару любил правящие обстоятельства. Данте полез в карман за зажигалкой, распахивая на короткий миг куртку, давая при этом не плохой обзор. Конечно же, такие птицы не ходят без оружия! Теперь Хакару был почти уверен в наличие кобуры. «Почти» в его понятие вещь далеко не маленькая.
- Спасибо, - скромно поблагодарил альбинос, прежде чем принять зажигалку. Короткая вспышка, и вот она, самая первая, самая приятная и ожидаемая затяжка. Курить стоило хотя бы только ради неё. Покрутив немного вещицу в руках, Хакару спокойно её вернул.
- Ах, да! Вы разумеется правы! Кроме всего прочего именно ваша организация виновата не только в смерти моей сотруднице, но и в гибели моего отца, а последнее прощать никак нельзя – это же личная месть. Что же тогда с вами делать? – задумчиво протянул Гин, - Отпущу, и вы снова возьметесь за свое «черное дело». Как не приятно-то…. Чтобы не произошло в парке мои люди не захотят примеряться с гибелью Лары, уж я об этом позабочусь, так же как и правительство обеспокоенное вашим буйный поведением. Дети ада, так? И чего вам тихо-то не сидится? – Хакару смотрел в глаза своему собеседнику, - У меня к вам предложение. Оно косвенно связанно с сегодняшним утром. Дело в том, что я давно ищу себе кого-нибудь, кто удачно обладал н-ным количеством качеств, позволяющих работать моим телохранителем. Вы мне довольно симпатичны, уж не знаю причины, но это так. Поэтому, если вы забросите свои глупые идеи работать на Курои, я с радостью предложу вам место у меня.
Хакару действительно не отказался бы от такого Бойца. Интересно...

0

8

Молодой человек отвел взгляд, чтобы лениво проследить за спокойной гладью воды, которая всегда действовала на него умиротворяющее. Почему-то сейчас до безумия захотелось в горы. Увидеть ослепительно белую снежную равнину, от единственного взгляда на которую болят глаза. Север, далекий север.
- Я привык к тому, что в жизни всегда есть выбор. Даже в самых безысходных ситуациях их два. Как в бою, например, - он не стал продолжать, подразумевая, что собеседник должен сам додумать все остальное. Ведь это так просто понять, что в любой ситуации вторым (или n-ным) выбором всегда будет смерть. И не важно, чья, но она все равно есть и будет, как это не прискорбно. Данте чуть пожал плечами, - Я не верю в судьбу, увы. И уж, тем более, не знаю, чем вызван столь сильный интерес к моей скромной персоне. Хотя, уж лучше бы его не было. А то от такого «любопытства» могут быть только проблемы. И черт же меня дернул поехать сегодня сюда? – молодой человека прикрыл голубые глаза темными ресницами и взъерошил шоколадного цвета волосы.
Сегодня день был странный. Уже с самого утра. Мало того, что его разбудили в совершенно неприемлемое время, так он еще и готовил с утра, чем обычно он не отличался, а потом еще и какая-то неожиданная прогулка на набережную, где он встретился уж с тем, с кем не собирался встречаться совсем. Было бы проще перевалить такие вещи на «хрупкие» плечи босса – улаживать все конфликты с конкурентами, но увы. Кажется, сегодня ему пришлось это делать самому, и, если честно, Дан был в заведомо невыгодной позиции, что не могло не расстраивать.
А он любит много поговорить.
Норвежец чуть отвел взгляд, тем не менее, внимательно слушая своего собеседника. Он сам не отличался особой многословностью, предпочитая говорить лишь тогда, когда от него необходим ответ на прямой вопрос или совершенно ясно подразумевающая реплика. А в остальных случаях – зачем болтать много лишнего? Это было не в его правилах.
- Право, не стоит. Вы напрасно меня захвалили, Хакару-сан, - несколько скучающий тон человека, который привык к комплиментам и даже, скорее всего, устал от них. Впрочем, эта легкая скука тщательно скрыта, чтобы нисколько не спровоцировать Жертву, ведь это сейчас будет так некстати. Властный человек, к которому так хорошо подходит фраза «Цель оправдывает средства». Хотя, она, вероятно, и к самому норвежцу прекрасно подойдет. Поступил приказ доставить ушастого Ангела к Тенши – любым способом будет исполнено. Было, если быть точнее. И пусть это закончилось Системным боем и последующей смертью оппонентки – главное, что Ангел был доставлен домой, где… хм. Можно об это, вероятно, и не упоминать. Надо было обладать удивительной сообразительностью, чтобы так… кхм… относиться к ушастому, зная, что должен приехать начальник-собственник. Поразительно.
Зато следующие слова Хакару заставили Данте приподнять брови, что придало его лицу слегка удивленное выражение. Пожалуй, это была первая эмоция, которая отразилась там, ведь до того он сохранял полнейшую невозмутимость, даже несмотря на глухое ворчание *создания*, которое раздавалось у него в голове. Легонько натянуло цепь, словно пробуя на прочность, и удовлетворенно хмыкнуло, сделав какие-то одному *ему* понятные выводы.
- Signore Хакару, а вы думаете, что здесь все зависит только от меня? – пожал плечами, словно сейчас обсуждалась не его дальнейшая судьба, а состояние дел бухгалтерии детского дома где-то в Зимбабве, - Устраните меня, а на мое место придут другие цепные псы, - молодой человек тоже закурил, чтобы убрать зажигалку в карман, чуть потерев ее в пальцах, словно запоминая, какие эти буквы на ощупь. Нет, драться сейчас совершенно не хотелось, как, впрочем, и быть подчиненным этого альбиноса. Данте чуть потянул за ошейник, словно тот слишком туго сдавил горло, и встретился взглядом с глазами альбиноса, пока что не осознавая, что где-то на глубине голубого льда таятся алые искры *создания*.
- Увы, Хакару сан, я боюсь, что откажусь от такого весьма «заманчивого» предложения. Меня вполне устраивает и моя нынешняя работа. Ага, уйти от своего босса-любовника к главе конкурирующей организации. Делов то, - норвежец подавил фырк, чтобы опять проверить и укрепить свои щиты, полагая, что после отказа могут последовать вполне радикальные действия со стороны Жертвы.

0

9

- Вы определено слишком серьезный, Данте-сан, - хмыкнул Хакару, - Разве можно все так буквально воспринимать? Судьба всегда есть. Она является логическим следствием наших поступков, поэтому несет в себе нить неизбежности. Я не мог сегодня «после обеда» и пропустить нашу встречу, потому как рано лег, а сплю до отвращения мало. С тренировкой дела не ладились из-за терзающих меня мыслей соответственно рукою «Рока» или «Судьбы» я пришел на набережную. Только и всего! Вода успокаивает. А безвыходные ситуации также существуют по причине не нравящихся нам выходов.
Спокойный или слишком спокойны? Все воспринимает буквально и серьезно. Скучный? Я бы не сказал… хотя меня эти беседы уже должны были утомить, а его-то как утомляют! Пусть… пусть понервничает, я хочу это видеть. Хакару будто невзначай прошелся оформившейся, толстой нитью силы прямо по щиту, пробуя его на прочность.
- А со своими интересами я и сам порой не в хороших отношениях. Откуда они берутся и что собираются делать, об этом они мне не докладывают. Единственное, что остается делать в такие моменты – это давать дань. Сегодня это видимо похвала. Можете оценить, можете не делать этого, но поверьте, такое случается не часто, - здесь Хакару ни сколько не преувеличивал. Это спокойно может подтвердить любой его сотрудник. Что касается интереса и комплиментов, то и тут Гин почти не лукавил. Такой замкнутый и спокойный европеец просто раздражал в нем желание довести его до любой реакции. Хотелось видеть, знать, убедиться, что представшее перед ним лицо является маской. Хакару дергал тигра за усы и ждал реакции, правда, пока он это делал не слишком активно, чтобы не спугнуть. Наконец его старания увенчались полууспехом и на лице собеседника отразились хоть какие-то эмоции, пусть не совсем не, которых хотелось альбиносу, но все же.
- Вы сами творите свою судьбу, не так ли, Данке-сан? Может на ваше место, и придут другие, но конкретно вы уйдете. Куда и как, разве не вам решать? В том-то и дело, что «цепные псы» всегда найдутся, но этот случай с Ларой поможет мне поворошить осиное гнездо. Не люблю когда все слишком спокойно, пусть суетятся, главное, чтобы не нас кусали, а об этом нужно будет позаботиться. – Хакару не слишком скрывал своих планов. Хотя бы потому что они были вполне ожидаемыми. Не мог же глава «Клеймора» проигнорировать такой шаг в свою сторону? Кроме того… ему просто не хотелось их скрывать. Пусть думает, пусть делает выводы.
- Жаль, - Хакару огляделся кругом, будто пытаясь понять, где он находится, и снова перевел взгляд на Данте, забытая сигарета дымилась в его руках, отсчитывая своей жизнью время паузы, - Действительно очень жаль. Не понимаю, что вас держит на явно проиграющей стороне, но право ваше. Только поймите одну вещь,… ваш отказ не приводит ни к чему хорошему. Я и вы… ситуация патовая. Я не могу уйти и не только потому, что вы убили одного из моих людей, у меня нет повода вам доверять. Я отойду, отпущу давления, развернусь и получу пулю промеж лопаток. Ой, простите, не верю я в честность, хотя и не сомневаюсь в вашей гордости. Есть враги, которых убивают любым способом. Учитывая небольшой конфликт наших организаций, я не могу вам доверять. Думаю, моя логика вам вполне понятна.
Сила почти искрилась, приобретая в глазах Гина серебристый завораживающий оттенок. Плети, насыщенные плети приобретали острые края. Хакару давно был готов бить несколько раздражающие его щиты. И почему, когда чего-то делать «не надо» этого только хочется вдвойне? Боец напрягся, ожидая удара, но его не последовало… пока. У него ещё достаточно времени, чтобы подумать. Норхейм никуда не денется.
- Кстати, пока ещё точно есть возможность узнать… Что означает слово «signore», которое вы ставите перед моей фамилией. Просто умираю от любопытства.

0

10

В ответ на реплику о серьезности норвежец лишь пожал плечами: честно говоря, ему было совершенно наплевать, что о нем думают другие люди. Серьезный? Пожалуйста. Зануда? Да без проблем. Невозмутимая скотина? К вашим услугам. Он столько всего слышал за свою жизнь, что теперь это даже наскучивало, лишь был небольшой интерес, сможет ли кто-нибудь придумать новый эпитет, который подошел бы холодному Данте, но еще не был назван. Создавалось ощущение, что таких просто не существует.
- Судя по вашим словам, судьба – это последствия. Последствия того, что кто-то сделал, а не будет делать. Тогда это расходится с общепризнанным определением о предначертанности, - его голос был совершенно ровным, даже несколько ленивым. Молодой человек, по своему обыкновению, растягивал гласные в словах, что придавало его речи вальяжность и неспешность, - А вода, действительно, успокаивает.
Внезапно он почти физически ощутил легкое касание силовой нити о его щит. Настолько легкое, словно небольшая бабочка пролетела мимо и невзначай коснулась его кончиком крыла. Данте внутри напрягся, внешне же оставаясь все так же расслабленным. Он даже не шелохнулся, лишь его глаза чуть прищурились, скрывая за темными ресницами нараставшее напряжение. *Создание* глухо заворчало, почувствовав прикосновение, и тут же бросилось вперед, лишь резко остановленное длиной цепи. Алые точки *его* глаз метали молнии, а само *оно* возбужденно скалилось, показывая свои острые клыки. Если *его* сейчас отпустить, то Данте не будет настолько невозмутим, но ведь у каждого человека есть внутри темный уголок души, где талантливо спрятаны все плохие качества.
Мало кто верил, что норвежец на самом деле был таким, но против природы не попрешь. Его предельная концентрация и ледяное спокойствие не были маской, поэтому все и удивлялись, как он может всегда оставаться таким… неэмоциональным. А что он мог поделать? Не будет же он радостно скакать и бить в бубен, чтобы развлечь всех несуществующими эмоциями. Хотя, иногда у него и возникало острое желание сделать так, чтобы все потом долго подбирали свои челюсти с пола. Например, при чтении какого-нибудь доклада перед важными людьми, которые знают его исключительно таким, какой он есть.
Интересы, интересы. Неужели так трудно их контролировать? При большом желании, кажется, можно контролировать все. Особенно, если ты по природе - сильная Жертва.
- Да, конкретно от меня зависят мои дальнейшие действия и уйду ли я или нет, и , уж тем более, куда - соглясился молодой человек, затянувшись, и на мгновение прикрыл глаза, которые слегка потемнели. Дым наполнил его легкие, принося какое-то смешанно удовольствие. Медленный вдох и, вероятно, какой-то даже слегка томный выдох. Многие удивляются, как люди могут курить, но все же это так приятно.
А это заметно, что не любишь слишком спокойное, лис. У тебя все равно не получится вывести меня из себя, как бы ты не старался. Слишком многие пытались и все безуспешно. Сомневаюсь, что ты будешь первым.
Дан невозмутимо запрокинул голову, чтобы кинуть взгляд в небо, а потом продолжил, -  Не стоит говорить «гоп», пока не перепрыгнешь. Не стоит судить сторону, пока не убедишься, что ее дела совсем плохи, - он пожал плечами, словно показывая, что ему такой факт кажется сомнительным, - Но даже если дела обстоят именно так, то с тонущего корабля первыми бегут крысы. Я похож на одну из них? – Данте ненавидел крыс, он их терпеть не мог. Маленькие противные пищащие создания с отвратительным голым хвостом и жадными бусинами глаз. Неприятное зрелище.
Зато дальнейшие слова развеселили юношу:
- Неужели я произвожу впечатление настолько опасного, нервного субъекта, который в любой момент может выхватить пистолет и палить без разбора? Увы, signore Хакару, я не приучен бить в спину, даже если бы мне этого хотелось, - уголок его губы чуть приподнялся, оставляя совершенно прозрачный намек на улыбку, которая была бы, впрочем, исключительно данью вежливости. Мысленно сконцентрировался, максимально уплотняя щиты и добавляя в них скрытые до этого момента резервы Силы. Чтобы пробить их сейчас даже этому весьма самоуверенному молодому человеку, который выглядел намного младше своих лет, потребовалось бы основательно постараться.
- Дело в том, что моя драгоценная матушка привнесла в меня итальянской крови, что, однако, малозаметно. Меньше, чем было у Кая... Я пошел в нее лишь темными волосами, в то время как он, обладая светлой шевелюрой отца-норвежца, был по характеру чистокровным итальянцем. И в те времена, когда я проживал у нее на родине, мне пришлось выучить ее язык, поэтому теперь у меня иногда проскальзывают их словечки. «Signore» – значит господин, Хакару-сан, - он подчеркнул приставку в имени и чуть склонил голову на бок, внимательно глядя альбиносу в глаза, скрывая вызов в глубине синих глаз, скрытых шоколадными ресницами.

0

11

Медленно, но уверенно в нем назревала даже не скука, как обычно, а раздражение. Гулкое и упрямое, оно прошлось по его нервам колючей проволокой, оставляя борозды, преобразовывая некогда гибкие нити силы, деформируя их, изгибая, заостряя…. Что именно вызвало такое реакцию, Хакару даже сам толком не знал. Он не привык ограничивать себя не в словах, не в действиях, поэтому, когда ему чего-то хотелось сделать, он делал. Сейчас его подушечки чесались от желания придушить этого европейца. Хотя он и сомневался, что это хоть ненадолго изменит выражение лица Данте. Но иногда… ему казалось, что он видел что-то на дне голубых глаз, отдающих холодом зимнего океана.
- Вы ошибаетесь… или просто по необразованности не знакомы с понятием карма, - почти устало, ведет уже становившуюся нить беседы, нить, которая должна в скором времени стать чьей-то удавкой. Интересно чьей? – Не могу сказать, что воспроизвел эту теорию дословно, но от прямого концепта не ушел.
Успокаивала ли вода в действительно, Гин не знал. Ему она помогала приводить мысли в порядок, определяться с ближайшими целями, но успокаивала ли? Лис посмотрел сквозь Бойца на некогда почти ровную гладь океана. Сейчас по ней раз за разом пробегала рябь. И это было далеко не только от ветра. Её толкали, тормошили, не давали покоя, внутренние силы. Скоро прилив… или все-таки отлив? Закрыв на доли секунд свои глаза, скрывая довольно чувствительные зрачки от солнечных бликов. Утро начинало переставать ему нравится.
Пережав плечами, Хакару не стал каким-либо образом комментировать выраженное согласие.
- Я не собираюсь прыгать, Данте-сан. Даже если мне вдруг не удастся «осилить» вашу организацию это сделает либо кто-то со стороны, либо она разрушится сама. Лично мне почти все равно… если забыть о памяти о гибели моего отца. Сама организация «Дети Ада» мне даже не интересна. Это не я через вас прыгать пытаюсь, это вы у меня под ногами путаетесь, - Хакару затянулся протлевшей более чем до половины сигаретой, -Но нет, вы не похожи на крысу, но почему из-за этого я должен считать вас идиотом? – и снова легкий наклон головы и взгляд красных глаз в голубые.
- Так же вы далеко не походите на неуравновешенного человека. Но пальба по цели, совсем не походит на «беспорядочную». Это было бы глупым поступком, - что именно Гин не стал уточнять, - Хотелось бы посмотреть на вашего учителя, учащего подобному.
Закрываешься? Рвешься к собственному резерву и укрепляешь раз за разом щит? А разве даже вот так вот простое держание их не тратит твои силы? Хакару не стал биться, рваться напролом на чью-то стену. Зачем? Он не настолько раздражен, чтобы творить необдуманные поступки. Даже наоборот. Нежные до этого плети Силы, начали резко сжимать Бойца вместе с его щитами. Медленно, по груди, прижимая руки, по горлу, мешая дышать. Милый ошейничек давно будил в Гинее затянуть его потуже. Эти бы ощущения были бы почти не заметными, если бы каждая из нитей не была снаряжена рядом колючих шипом, «пилящих» щиты. Так он себе это представлял, так видел, а на самом деле… Как это выглядило на самом деле?
- Вот как? Итальянской…. Мало что могу сказать про эту национальность. Почти жаль, Данте.

0

12

- Увы, signore, я просто этим не интересуюсь, поэтому и не могу порадовать вас своими познаниями в данной области, - равнодушно пожал плечами Данте и снова затянулся, на некоторое мгновение прикрывая глаза. Сейчас ему было совершенно искренне все равно, что будет в следующий миг. Он знал, что шел по самому краю, по тонкому бритвенному лезвию, даже не утруждая себя балансировать, чтобы хоть как-то сохранить равновесие. Равновесие морального состояния белобрысой главы «Клеймора», которая вела себя сейчас так, словно он являлся королем всего мира. Такие вещи мало кому добавляют сговорчивости, и уж тем более, не хладнокровному норвежцу, весьма преданному своему хозяину-боссу.
Чуть повернул голову, чтобы проследить за взглядом красноглазого Жертвы и еле заметно поежиться, уже физически ощущая огромную силу Хакару, которая, словно сгустила воздух вокруг Бойца. Это напрягало и теперь требовалось больше усилий, чтобы сохранять невозмутимость: не нахмуриться, не дрогнуть, не показать на лице своего напряжения. Почему-то сейчас создалось впечатление, что он похож на пчелу, которая медленно, но верно вязнет в липкой патоке, сначала одним прозрачным крылышком, потом вторым. Далее лапки, по одной, все шесть, словно попадая в зыбучие пески. И тебя утягивает, ты не можешь двигаться и на тебя накатывает ужаснейшее ощущение осознания, что это, вероятно, последнее, что ты увидишь, до того, как ты погрузишься в эту пучину с головой.
Вы не поверите, Хакару-сан. Мне все равно, что вы думаете по этому поводу. Вы можете говорить все, что угодно, ведь это лишь слова. С Л О В А, которые могут обратиться в действие, а могут и нет. Это зависит лишь исключительно от человеческого упорства. Увы, я не хочу спорить о таких вещах, бесполезно сотрясая воздух.
Данте пожал плечами на этот монолог, показывая, что его не сильно волнует все то, что он сказал. Единственное, что он мог здесь понять – это исключительно личные мотивы, связанные с местью за отца. Ведь это так по-итальянски – следовать традициям кровной мести, где все так просто: око за око, зуб за зуб, кровь за кровь. Каюсь, сам грешен.
- Благодарю, Хакару-сан, за столь лестные слова, - молодой человек чуть насмешливо подарил альбиносу легкий полупоклон, позволяя уличить эту еле заметную иронию лишь неощутимым изменением тона голоса, добавляя туда небольшую каплю горько-сладкого яда. Впрочем, лицо же его осталось, как ни странно, невозмутимым.
Внезапная смена событий – резкое исчезновение воздуха из легких – заставило норвежца выдохнуть, приноравливаясь к разворачивавшимся действиям, чтобы, сконцентрировавшись, воспользоваться щитами, которые действовали в противовес сжимавшемуся кольцу, отдаляя его от себя. Он почувствовал, как острые невидимые шипы связи вспахивают его защиту, причиняя боль не хуже электрических разрядов.
Еле заметно дрогнула рука с сигаретой, которую он так и не успел донести до губ, чтобы в очередной раз затянуться. Его напряжение, которое было похоже на тонкую натянутую гитарную струну, и резкую боль, как от сотни когтей, царапавших его кожу, можно было заметить лишь в мгновенно потемневших глазах с расширенными зрачками. Несмотря на то, что это, кажется, было заведомо проигрышное дело, он все равно сопротивлялся и не собирался сдаваться без боя. Сконцентрировался и все же донес руку до губ, чтобы оставить в их уголке сигарету и опереться обоими локтями о бортик, скрывая легкую дрожь.
Это все, на что ты способен, лис?
Насмешка пробивалась сквозь туман боли в почти черных глазах норвежца, который даже в такой ситуации не собирался изменять себе. Внутри *создание*, почувствовав резкий горько-сладкий запах боли, взвилось на дыбы, чтобы начать биться на цепи, чтобы огласить подсознание диким, первобытным протяжным воем. Ослепительно белые клыки сверкнули, когда *оно* безумно оскалилось, с ненавистью смотря на альбиноса не менее красными бусинами из сейчас темных глаз Данте.
Собрать всю свою волю в кулак и, сморгнув и прищурившись, посмотреть в глаза Хакару:
- Увы, очень даже милая национальность, смею заверить, - Дан и сам удивлен, как ему удалось сохранить настолько ровный голос, который лишь в одном месте еле заметно сорвался на выдох, когда один из шипов враждебной Силы слишком глубоко вошел в щит Бойца.
Я так просто не сдамся. Тебе придется помучиться.

0

13

Звонок Данте Норхейму
- Данте! Доброго времени суток, извини, если отвлекаю, тут такое дело. – Выпалил Кё – Не то что бы я поднимаю панику, но Тенши не отвечает на звонки. Оба номера недоступны. Я боюсь, что с ним что-то случилось.

0

14

Внезапно зазвонил телефон. Сейчас достаточно резкая мелодия досадно била по ушам, лишь еще больше натягивая струны нерв и причиняя боль: обычно он не всегда слышал звонки, поэтому ему нужно было что-то, что он смог бы всегда различить в практически любой какофонии звуков. Данте кинул взгляд на альбиноса и сообщил ему в формате утверждения:
- Я отвечу, - на мгновение прикрыл глаза, не отрываясь от концентрации с щитами, и медленно извлек из кармана телефон, чтобы уже через несколько секунд ровно ответить, - Слушаю, Кё. Привет.
На том конце трубке взволнованный и, как всегда, шумный брюнет стал что-то говорить. Слова трудно давались сейчас для понимания норвежца, ведь это могло значить разделение внимания на два фронта. А это уже повлекло бы за собой почти проигрыш в борьбе с Жертвой. Досадный проигрыш, который мог обойтись весьма дорого.
- Так, а теперь чуть тише и медленнее. Тенши не отвечает? - глаза прищурились, на их дне мелькнуло беспокойство, - Ты на домашний звонить пробовал? На работу, в офис?
Куда же он мог отправиться? Он должен был забросить Ангела, как я полагаю, в камеру в центральном офисе, а потом... а потом он мог смыться куда угодно. Только вот, думаю я, он мог пойти к этой рыжей скотине, своему бывшему природному бойцу.
- Кё, если он не будет отвечать дальше – наведайся сам к нему в офис, а потом в квартиру, - сказал тише, стараясь, чтобы альбинос не слышал разговора. Ему было незачем знать, что Курои пропал.
Дан на мгновение потерял концентрацию в защите, поэтому голову его пронзила резкая боль, заставившая его прикусить на мгновение губу и вдохнуть и выдохнуть, восстанавливая дыхание и равновесие, чтобы усмирить болевые ощущения.
Радуйся, лис, тебе только повезло, что Кё позвонил так невовремя.

Отредактировано Данте (2008-05-05 01:20:08)

0

15

- А зря… - внешнее спокойствие никуда не делось, только рот уже улыбается меньше, больше кривится в гримасе, а голос с неохотой вытягивает незамысловатые слова. Вперед, только вперед, не оборачиваясь, не останавливаясь ни на минуту, вот какое движение он любил, вот чему отдавал предпочтение. Вот и сейчас, если господину Бойцу угодно пытаться вести этот разговор дальше, Гин не будет ему мешать. Наоборот, он с удовольствием поможет ему в этом извращение. Люди удивительно нелогичные создания с атрофированным чувством самосохранения, даже или точнее сказать, особенно если они ВС.
- Трудно поверить, сколько мудрости заключено в, казалось бы, абсолютно бессмысленных словах. Сам я религиями не увлекаюсь, но поверхностно изучать приходилось.
Злился ли он на самом деле? Скорее нет, чем да. Хакару любил чужую выдержку и испытывал что-то похожее на уважение по отношение к принципиальным и сильным людям, хотя и считал, что порой такое упрямство ни к чему хорошему не приведет. Даже обидно было, что он никак не мог как следует разозлиться на этого упрямого итальянца. Щиты по-прежнему были на месте, что даже с каким-то удовольствием наблюдал Хакару. На месте, не поддаваясь напору, крепко держась на собственных устоях. Сила наматывалась по ним петлей за петлей, стягивая так не нравящееся ей препятствие. Вонзая острые шипы в чужую броню, возмущаясь тем, что кто-то может не желать её, что что-то лежит на дороге к её цели, щетинясь и раз за разом стягивая, стягивая, стягивая. Как ни странно, только это зрелище предавало ему… ледяное спокойствие? Нет уж, такое определение шло Данте, но никак не Гину. Его спокойствие никогда не было ледяным, оно было скорее… затаившимся. Да, именно так, спокойствием затаившегося зверя, когда любая излишняя нервность может сорвать охоту.
Проследив за едва заметным движением головы, за едкими нотками в голосе, Хакару и не думал  злиться, он лишь улыбался. На этот раз почти одобряюще. Да-да, упрямься, сопротивляйся, упорствуй. Мне нравится. Твоя воля, твоё хладнокровие, твоё выражение лица. Мне нравится, но это не значит, что я оставлю это без внимания. Чуть склонив голову, едва заметное движение, в ответ на его слова. Ничего более вести эти разговоры действительно бессмысленно далее. Хакару не был фанатиком своих идей, тех которые были выставлены на показ, поэтому не мог просто ненавидеть или презирать своих оппонентов. Напротив, он был им очень даже благодарен. Не буть их… не было бы... всего, что он сейчас имел, а главное не было бы «Клеймора» как такового. Точнее не было бы так рано, быстро, с такими развернуты возможностями, с такой поддержкой правительства. Если бы Детей Ада не существовало, возможно Гину пришлось их придумать, а это далеко не так легко, как может кому-то показаться. Придумать группу людей, готовых противостоять всех и вся. Но не высказывать же такие соображения вслух? По-крайней мере сейчас не то время. Он вообще мало говорил того, что хотелось услышать людям, предпочитая перемалывать откровенную чепуху.
Почти с восхищением он смотрел на то, как Данте пытается доставить сигарету до рта. Мило, очень мило. Если бы он сомневался, хоть на секунду, в своей победе, это бы, наверное, его взбесило. А так…. Сопротивляйся, противься, кури…. Мне нравится… Хакару уже выбрал место для своего удара, формируя острую и гибкую нить связи, ослабляя именно в том месте чужие щиты. Действительно…. Сдерживая неожиданное желание погладить Бойца по щеке, пока рано переходить на прямой контакт. Так было бы ещё проще,… было бы, но…. Мне действительно нравится играть сейчас по таким правилам. Гин почти в полной симметрии, зеркально повторил движения Данте, затягиваясь последней затяжкой, докуривая несчастную сигарету.
- Поверю вам на слова, перед моими глазами стоит непосредственное доказательство, - Лис усмехнулся, разжимая пальцы, позволяя сигарете упасть на мостовую. Сколько они уже тут стоят? Судя по той же сигарете, не более пяти-десяти минут, для Хакару это время растянулось почти в часы. С удовольствием сожмурившись, Гин ловил движение каждого мускула на лице итальянца, и те надо признать его не разочаровывали.
- Правда, я слышал, что они народ темпераментный…. – договаривать Хакару не стал, и так понятно. Данте наверняка приходилось слышать что-то подобное часто, а повторяться Лис не любил.
Легкое раздражение заставило его лицо ненадолго застыть в гримасе улыбке. Звонок был не вовремя, или вовремя? Хакару не стал никаким образом мешать Данте ответить, напротив, вполне внимательно прислушиваясь к словам. Надеюсь, ты не рассчитывал, что с такого расстояния я могу не услышать твои одинокие реплики? Тенши пропал? Какая прелесть…. Но на столь приятную пропажу Хакару никак не мог рассчитывать, а поэтому просто принял к сведению, не сводя внимания с Бойца.
Вот оно!.. Короткая заминка в потере концентрации и отросток, шип, лезвие уже несется к щитам, чтобы ударить в давно намеченную точку. Да-да, именно туда… по милому ошейничку. Удар! Короткий, резкий, отдающийся общей вибрацией и  в щель, а скорее даже рану в щитах пробивается Сила, расширяя края, затягиваясь по ошейнику прочным серебристым кольцом.
- Положи трубку, Данте, - вот сейчас можно и подойти ближе, для того, чтобы едва заметно коснуться кшеи упрямца, - сейчас же.

Отредактировано Hakaru Gin (2008-05-05 03:48:45)

0

16

Это поразительно, насколько легко можно потерять концентрацию и насколько роковым это обстоятельство может стать. Если бы не этот звонок, если бы не Кё, если бы не… Тенши.
Jossenavn! (1) Как же ты мог пропасть, мой темноглазый босс? Как же не вовремя это произошло. И… Faenfaenfaen! (2) Это… это должно стать твоей последней ошибкой, Данте.
Вслед за резкой болью мгновенно потемнело в глазах, а горло немилосердно сдавило. Рука рефлекторно дернулся к ошейнику, словно это именно он был во всем виноват, словно именно этот кусок черной кожи внезапно решил взбеситься и пожелать задушить своего хозяина.
Глаза норвежца, темные, почти черные с этими расширенными донельзя зрачками, распахнулись, он посмотрел куда-то на небо. Впрочем, как ни странно, других эмоций все равно пока что не было на лице. Он умел терпеть. Он умел терпеть такие вещи, что многим даже и не снилось. Да, он талантливый Боец, ничего не скажешь. Именно поэтому, даже с силовым ошейником на шее он еще сопротивлялся, почти задыхаясь, но все же насмешливо глядя в красные глаза альбиноса. Сейчас весь мир сузился для Данте лишь до двух силуэтов, которые он словно бы видел со стороны. С небольшим усилием заставил себя убрать руку от горла и медленно вдохнуть и выдохнуть. Он забыл о сигарете, которая тлела в уголке его губ, поэтому на выдохе она просто упала на каменную мостовую, прощально сверкнув аленьким огоньком.
Как надежда? Увы, это все равно глупое чувство. Очень глупое. Нельзя надеяться, надо знать. Точно знать.
Внезапный Приказ раздался эхом внутри голову, разнося боль неподчинения, ведь он не собирался так просто бросать трубку. Норвежец сузил глаза и, борясь с застилающим их туманом, как можно более ровно произнес:
- Ладно, Кё. Прости, я сейчас немного занят. Позвонишь позже, как все проверишь. До связи. Morrapuler (3), - и вот теперь эта ноющая боль постепенно пошла на спад, ведь он удовлетворил отвратительную сущностью Бойца подчиняться, повесив трубку и медленно убрав телефон в карман. Это было весьма странное ощущение – подчиняться врагу. И отвратительное. Когда понимаешь, что трудно что-то сделать вопреки, надо лишь беспрекословно исполнять любые, даже самые глупые приказы. Нет, он, конечно, весьма неплохо к ним относился, но… не от главы «Клеймора». Данте, например, мог без труда выполнить любую, даже самую безумную прихоть Тенши. Ведь это так логично – исполнять приказы того, у кого ты ходишь под крылом, к кому ты относишься с искренней симпатией.
Внезапное прикосновение горячих пальцев к щеке заставило норвежца рефлекторно дернуться, чтобы увеличить расстояние между ним и альбиносом. Hvorfor fan?! (4) Ему не нравилось, когда с ним так бесцеремонно обращаются и ему, уж тем более, не нравилось, что к нему прикасалось это красноглазое чудовище. Нет, не внешне – внешность у него была хоть и необычная, но весьма приятная. Нет, сейчас разговор был о том, как к нему в данный момент относился Боец – враг, подчинитель, ненавистный хозяин положения. Данте не любил от кого-то зависеть, ведь он птица свободного полета.
Внутри него снова дернулось *создание*, чтобы до рези в глазах натянуть тяжелую цепь, опасно скалясь. Отпустить? Пожалуй. Словно легкое платье, которое соскальзывает со стройного девичьего тела, звенья цепи истончились и так же аккуратно соскользнули вниз, давая простор *ему*. Победное рычание, протяжный дикий вой и *создание* уже пытается завладеть телом Данте, чтобы показать всем, где раки зимуют. Палка о двух концах, не находите? *Созданию* плевать на физические ощущения, а вязкая боль и удушающий ошейник лишь подстегивают *его* первобытную ярость.
Сейчас на Хакару смотрит не норвежец, сейчас в его глазах сверкает полубезумием *создание*, которое он так осмотрительно, или нет, выпустил из себя. Острое сознание раздумывает над дальнейшими действиями, в том время как *оно*, ядовито скалясь, невозмутимо тянется к кобуре, чтобы уже через пару секунд черный ствол касался виска блондина, обжигая его холодом, а палец Данте еле заметно подрагивал на курке. Он никогда не ставил Берету на предохранитель, так что сейчас это могло хоть как-то уравновесить ситуацию: любая попытка затянуть дальше удавку или резкая боль заставит палец дрогнуть, а это означает, что голову японца прошьет девятимиллиметровая пуля, и здесь не поможет даже эта физически ощутимая сила Жертвы.
Ну что, лис? Неужели наши шансы уровнялись?
Черные глаза норвежца, чуть склонившего голову на бок, пристально смотрят в красные глаза Хакару с откровенным вызовом.
- А-а-ах, tusen takk (5), Хакару-сан, за милый урок, - его голос был с хрипотцой, сказывалось удушье, - Но увы, я, скорее, норвежец, чем итальянец. Dra til helvete (6), Жертва, освободи меня, - глаза прищурены, ресницы дрожат от напряжения. Теперь надо сдерживать *создание*, чтобы не прострелить просто так башку этому белобрысому faen, хотя это было бы решением всех проблем.

(1) Господи Иисусе! (норв.)
(2) Чертчертчерт (норв.)
(3) Норвежский мат. Аналог русского «…твою мать».
(4) Какого черта?! (норв.)
(5) Большое спасибо (норв.)
(6) Норвежское ругательство. Дословно – «Иди ты к черту (в ад)».

Отредактировано Данте (2008-05-05 12:39:46)

+1

17

Вежливо попрощавшись перед тем, как положить трубку, Данте буквально исполнил его пожелание. Не хотелось бы, чтобы неожиданное прерывание  разговора вызвало какие-то не правильные, а точнее ненужные реакции. Короткий кивок ознаменовал принятие действия. Да, мол, молодец Данте, так держать. Усмешка, скривившая его губы. Упрямец. Какой же все-таки упрямец. Но красиво. Его попытки сопротивляться красивые, упрямые, гордые. Цепной пес? Шакал? Нет… не идут ему эти прозвища. Никак не идут.
Это случилось снова, да? Как он уже говорил, он не верил в судьбу, только в последствие действий. Логическое последствие. Самоуверенный? Более чем. Он много ненавидящий, идущий по единственно ему видимой дороге, куда-то навстречу собственной цели. По мере возможности Гин всегда обходил препятствия. Это не было трусостью или чем-то подобным. Он не любил просто из-за чего-то грызться, особенно если чего-то можно добиться другими путями. Но иногда… достаточно редко… он встречался с препятствием, которое ему просто хотелось одолеть. Самодовольный, он всегда был убежден в собственной уникальности. Он ненавидел ждать, терпеть, тянуть за уши время, если в этом не было смысла. Поэтому, встретив такое препятствие, он часто действовал на порыве.
Ему всегда казалось, что единственное, что может его самого победить, это его же собственная самоуверенность и любопытство. Непомерность их требований. Не умение останавливаться.
Сила на самых подушечках пальцев – довольно странное ощущение, особенно когда редко пользуешься подобной радостью. Не настолько редко, чтобы утерять мастерство. Хотя Хакару сомневался, что здесь возможно что-то потерять. Ему всегда казалось, что это чем-то похоже на езду на велосипеде, разучится не возможно, если научишься, то раз и навсегда. Впрочем, это чувство ни с чем несравнимо, оно увлекает.
Смешенная, буквально пятнистая от пробоин аура, пробитые щиты, взгляд, таящий прямой вызов, сейчас так хотелось уделить этому внимание. Он начинал забывать о том, что человек стоящий перед ним вообще-то навряд ли считает его своим другом. Хакару успел уловить изменившееся выражение глаз, такое уже было пару раз, но где-то так… не сильно… на заднем фоне. Что это? Сужающийся в бликах силы мир, переставал отражать надлежащую действительность, стирая границы, увлекая сознание чуть ли не в другую реальность. Хакару был почти благодарен холодному ощущению у висков, прервавшую глупую иллюзию, хотя цена этому была большая.
- Я совсем забыл о пистолете. Ярэ-ярэ… все-таки это утро достаточно странное, быть настольно неосторожным необычно для меня, - рука опустилась, храня кожей легкие прикосновения. Ситуация менялась фактически кардинально. Данте не был так хорошо подчинен, чтобы слушаться приказов беспрекословно, а даже самой короткой заминки будет достаточно, чтобы он успел пустить пулю в белобрысый висок. Физически слишком близко. Надо обладать сверхскоростью, чтобы успеть уклониться на таком расстоянии. Сила? Силовой ошейник действует далеко не так эффективно в таких ситуациях, как того хочется.
- Освободить? – удивленное лицо и сосредоточенный взгляд. Пуля в голову – это очень неудобно. Крайне неудобно и к тому же несовместимо с жизнью. Хакару не боялся. Если бы он испытывал страх, он носился с толпой секьюрити и багажом оружия. Он не боялся…. Скорее немного расстроился. Пистолет в такой интересной игре был слишком вульгарным, устраняющим хрупкую красоту.
- Ты про это, Боец? – кроткий кивок на силовой ошейник, - Никаких проблем. Ваши щиты, Данте-сан, так и напрашивались на разрушение, уж простите, не удержался…. – Гин не стал убирать его резко, он просто постепенно ослаблял давление Силы вокруг горла. Было бы не плохо, выйти из этой переделки живым. Что случится в случае его смерти? Новый взрыв в прессе, подстегнутый только вчерашними поминками; из «Клеймора» делают специальную карательную организацию, на прямую подчиняющуюся правительству; на ВС открытая охота. Слишком много возможного шума, но кто знает, как развернуться события?
- Так лучше? – Гин не стал отступать, провоцировать даже самого спокойного человека, держащего палец на курке пистолета, холодным дулом, упершимся в висок, не стоит. Сила уходила ласковыми касаниями, обещая вернуться, чтобы продолжить игру. Толстые, шипастые нити, сейчас не угрожали, а стелились сверкающими узорами.
- Возвращаясь к теологии, хочу вспомнить ещё одно понятие – Бог, - и снова слова. Кто говорит, что они ничего не меняют, глубоко не прав. Спокойный тон возращения к неожиданно прерванному разговору, будто ничего и не было. - Говоря о Боге, люди представляют себе что-то непостижимое, необъятное в своей сущности. В буддизме этого состояния можно достичь. Просвещение. Возможность преодолеть человеческие границы, вырваться из круговорота перевоплощений и, став чем-то большим, уйти от собственной кармы. Я в каком-то смысле равный богу, если таковые вообще существуют, способный нарекать Бесконечным, я разрушаю границы, меняя судьбу.

+1

18

Faen! Спокойствие, только спокойствие. Хватит поминать черта, Данте, один уже появился по твою душу.
*Создание* глухо рычало, сверля красными глазами альбиноса, *оно* с клоками рваной пены у рта порывалось спустить курок как можно быстрее, ведь *его* так бесил этот взгляд, этот голос, да и просто эта внешность. Хотелось растоптать, разорвать на мелкие клочки, смешав его кровь с кровью «хозяина», которая алым отсвечивала на белоснежных клыках.
Интересно, его кровь такая же алая, как и его глаза? Morrapuler, это же не мои мысли?! Полная концентрация.
Норвежец на мгновение расфокусировал взгляд так, что чуть удивленное лицо альбиноса расплылось, получая какую-то сглаженность, излишнюю мягкость, которой не могло быть просто. Мысленно найти звенья цепи, собрать ее по маленьким кусочкам, медленно и аккуратно, чтобы уже через несколько секунд одним резким движением накинуть ее на шею *созданию*, сковывая и заставляя остановиться. Разочарованный выдох, тихий скулеж, переходящий в тонкий ультразвуковой вой. Данте сосредоточился, чтобы ненароком не поморщиться от бьющего по грани сознания *его* визга, и, отрешившись от внутренней борьбы, загнав *создание* глубже, он снова сфокусировал взгляд на красных глазах Жертвы, которые почему-то напомнили ему снова о том, кого он только что одолел в невидимой битве.
Еле заметный выдох, и полная невозмутимость, ведь норвежец почувствовал, как давление на шею ослабло, истончившись почти до еле осязаемого шнурка. А потом даже этот шнурок исчез, впрочем, присутствуя на грани сознания, но не угрожая. Пока. Именно поэтому Дан не торопился убирать пистолет от виска Хакару. Рука его перестала дрожать, он сейчас держал его так, словно всю жизнь только этим и занимался – убивал людей. Конечно, ему все же приходилось это делать, но в реальной жизни – редко. Пистолеты, ножи - что может быть банальнее? Скорее, его интересовали Системные Бои. Смертельные игры, в которых трудно знать, чем все закончится. Игры, в которых все равны.
- А ваш висок, Хакару-сан, так и напрашивается на несколько грамм стали, - никакой угрозы, простая констатация факта, словно не было еще секунду назад этого силового ошейника, словно не были его щиты изрезаны на почти что мелкие лоскутья.
Мне придется долго восстанавливаться самому.
С поразительным вниманием он выслушал монолог молодого человека, чтобы еле заметно пожать плечами. Ему была не интересна эта тема и, уж тем более, никак не интересны эти его высокомерие и самоуверенность, которые так и сквозили во взгляде, да и в любом следующем еле заметном движении.
Так и не убирая холодное, как и его снова голубые ледяные глаза, дуло от виска альбиноса, Данте легко коснулся пальцами его подбородка, чтобы уже через несколько мгновений чуть сжать, приподнимая, всматриваясь в его глаза. Еле заметно склонился к лицу блондина так, что между их губами оставались считанные миллиметры, и на выдохе произнес, обжигая пахнувшим горьким шоколадом и ванилью дыханием:
- Бесконечный, тебе не кажется, что ты слишком самоуверен? - еще совсем немного и их губы соприкоснулись бы, но нет, все тщательно выверено, да и палец все так же лежит на курке, готовый сделать еле заметное движение, которое может быть последним, что почувствует собеседник Дана, - У тебя может быть власть, но этого недостаточно, - он не собирается продолжать, пусть тот сам подумает, поразмышляет, что норвежец хотел этим сказать. Он прищурился и склонился еще, еле заметно касаясь щекой щеки Хакару, чтобы тихо сказать ему в ухо:
- Иногда можно обжечься, самоуверенный мотылек, который именует себя Бесконечным. Если же тебе суждено опалить свои крылья, знай, что я буду этим огнем и не тебе, søt*, решать за сеньориту судьбу, - он коснулся губами мочки уха лишь на мгновение, зацепив такие точки, от которых бросает в жар, и медленно отдалился, чтобы, прищурившись, взглянуть в глаза Жертве. Данте полностью восстановил свою невозмутимость и даже, как ни странно, стал аккуратно шлифовать свои щиты, пытаясь сделать дыры в них менее заметными.

* Сладкий (норв.)

0

19

Мир выцветал до двух цветовой палитры. Почти белое небо с красным светилом, горящий в огне океан, он сам – все. Его такие красные слова на белом фоне силы вызвали едва заметное дрожание, ознаменовавшее активацию имени. Почти бесполезное действо, когда ты один, но как ни странно всегда наполняющее его уверенностью и спокойствием. Отступать некуда. Сила кружилась, в видимости полной свободы, следуя заданными Хакару путями. Выбора нет. Белый Лис снова перехитрил сам себя. Зарвался, неосторожно влез туда, откуда и выход то найти сложно, по-крайней мере тот, который бы ему понравился бы. Хакару внутренне усмехнулся. Снова необдуманно бросается на то, что лучше было бы обойти. И так невнимательно! Необдуманно, глупо…. Но сейчас совсем не время на поиски причин, это потом, позже, когда холодной чуть дрожащее дуло уберется от его виска или даже когда он доберется до своего дома. Он не хозяин положения. Один необдуманный шаг поменял их местами с этим Бойцом. Спокойно, Хакару, думай….
Гин внимательно следил за Бойцом, за каждым его движением, любым выражением эмоций, мыслей, будущих действий. Думай, Хакару, думай. Его Сила спокойно чувствовала себя и вне и внутри дырявых щитов, создающих какую-то видимость обособленности Данте. Кружась, она стягивалась к «центральному выходу», перетекая обратно к Гину. Щиты не проблема. Единственная проблема была у его виска.
- Напрашивается? Ну, что вы…. Что-что, а мой висок желает вам всех благ. Он совсем не виноват том, кем является его хозяин, не правда ли? 
Хакару молчал, делая равномерные вдохи – выдохи. Спокойно, Хакару…. Не сейчас…. Сейчас надо извернуться и найти выход. На благостное расположение к нему Данте, можно было не надеяться. Единственный выход, который у него был… единственный выход, который зависел от него, был слишком рискованным и… не вполне желательным. Нужно сделать так, чтобы он слушался моих приказов. Точнее, чтобы не имел времени перед их исполнением на всякие глупости, типа нажимания курка, а тут времени много и не надо.
Он не подумал даже как-либо реагировать то, что его бесцеремонно трогают, слишком занятый своими мыслями, слишком удивленный действиями Данте. Сила на кончиках пальцев, сила на поверхности кожи, сила в незамысловатых движениях, словах. Его сила. Ловя губами горячий запах шоколад или запах горячего шоколада, Хакару почти удивлено смотрит в голубые, обжигающие холодом глаза. Он не понимает? Неужели он не понимает? Судя по всему самоуверенность не только моя болезнь, Данте. Сердце на короткий миг пропустило удар, для того чтобы снова начать перекачивать кровь по сосудам, быстрее, ещё быстрее, окрашивая белую кожу альбиноса в едва заметный красный оттенок. Да, власти недостаточно, Данте. Даже той власти, которая появляется у человека, который держит пистолет у виска другого человека. Лисы, они достаточно хитрые, знаете ли, хитрые и решительные. Попав в капкан, они могут отгрызть себе лапу, если понадобится, а могут затаиться и ждать охотника, чтобы в тот момент, когда он подойдет близко,… в тот момент, когда он подойдет достаточно близко…. Гнев, рожденный обращением, тлел на кожи, в глазах, особо не скрываемый. Тебе же Данте интересно, как реагирует «недавний хозяин положение» на твои властные замашки? Любуйся. Провоцируешь меня, на то, чтобы я дал тебе повод? Знакомая ситуация не так ли? Но я подожду. В это трудно поверить, но я умею ждать. Чуть не случившееся соприкосновение губ, еле заметное скольжение по щеки и короткое касание к мочке уха, вызвавшее очередные волнения силы.
Что такое Связь, Данте? Канальчики силы связывающие Жертву со своим Бойцом, делающие их одним целым. Факторы образования связи: наличие Силы, эмоционального и физического контакта. Спасибо, что помог, Данте, без тебя бы последнее было бы не возможной роскошью. Сила, обтекающая Бойца, жаждущего восстановления Бойца, едва заметными прикосновениями обозначала границы, пока разделяющие их. Огнем? Хм…. Посмотрим.
- Установка насильственной связи. Полное подчинение, – один ответ на все, что было сказано и сделано Бойцом. Ответ звучащий спокойным, не выражающим наличествующие эмоции голосом, следующий за прикосновением Данте и за потоком Силы, ринувшимся на этот раз не к Бойцу, а в него, образуя связь. Щиты? А там были щиты? Сила собирающаяся на дырявых остатках былого величия, не находит особого сопротивления проникновению.
- Запрещаю тебе нажимать на курок! Убери оружие, - вибрация Силы отдающаяся даже в самом Хакару. Держать образовавшуюся связь. Контролировать поток Силы. Смотреть в голубые глаза. И ждать….

Отредактировано Hakaru Gin (2008-05-07 17:42:54)

0

20

Звонок на мобильный от Саби

-Прошу прощения за беспокойство, Данте, насчет утреннего разговора..я согласна. Если вам нужна моя помощь, я готова начать работу прямо сейчас, все равно дел у меня теперь никаких нет.-сказала девушка спокойным серьезным тоном, но с более мягкими нотками, нежели в их утреннем разговоре. Первые секунды, на другом конце провода Саби слышала лишь какое то странное сдавленное дыхание. Ему больно...внезапная мысль стегнула ее мозг. Рука Саби сама сжалась на ручке мотоцикла.
-Данте, с тобой все в порядке?Тебе нужна помощь?-спросила взволнованная девушка напряженным голосом, уже предчувствуя недоброе.
Саби.Квартира Саби.

Отредактировано Саби Butterfly dreamy (2008-05-07 19:37:00)

0

21

Глаза норвежца удивленно расширились, когда он понял, что сейчас сам сделал недопустимую ошибку. Вот оно, излишняя самоуверенность, в которой он только что упрекал альбиноса. Он отпустил подбородок, вглядываясь в тлевшее на дне красных глаз раздражение столь возмутительным поведением.
- Jævel*, - тихо сквозь сжатые в тонкую полоску губы, перекатив это слово, словно маленький камешек, маскировавшийся под сладкий леденец.
Ты сам загнал себя в ловушку, Данте. Твоя роковая и последняя ошибка сейчас. Ты смешон, до боли смешон. Ты говорил что-то про самоуверенность, но не стал следить за собой, пошел у себя на поводу, стремясь показать свою власть в данный момент. Неужели было трудно предугадать действия? Все настолько просто, все элементарно! Ты же смотрел в его глаза, ты должен был понимать, что это будет следующее логичное действие этого белобрысого faen.
Прищурился, чуть дрожа от напряжения, чтобы медленно убрать пистолет от виска Хакару, чтобы поставить себя в такое положение, когда нельзя не подчиняться. Как же это отвратительно, ощущать себя беспомощным, скованным почти по рукам и ногам. Обжигающие нити Связи легко прошли сквозь изрешеченные щиты, словно играючи огибая препятствия, чтобы с подчиняющей властью пройтись по нервам, проникнуть в голову, делая из Бойца марионетку.
Но нет, Данте так просто не сломить, даже если есть Связь. Пусть Жертва сейчас сильнее, пусть сам Боец устал, словно месяц работал на каменоломнях, все равно он не сдастся. Прикусил до крови губу, так и не меняя выражения лица. Удивительно, но Связь сейчас похожа, скорее, на тонкую, до боли натянутую струну, которая отдает северным холодом. Ледяные глаза и такое же ледяное сердце, трудно ощущать человека, когда он не испытывает эмоций. Или… так хорошо прячет их. Даже от самого себя. На границе разума глухо заворочалось *создание*, чтобы окинуть своим полубезумным взглядом Связь. Она *ему* не понравилась, вызвала недовольство, но нет. Нельзя пока что выпускать, никто не должен узнать о том skapningen**, которое таится в голове норвежца.
И… странное обстоятельство, ведь образование Связи подразумевает под собой вливание своей собственной Силы, хоть и небольшой, которая сейчас была схожа для измученного Бойца с глотком родниковой воды в пустыне. Сейчас он почувствовал, как внутри янтарными переливами собирается Сила. Чужая Сила, принадлежавшая врагу. Но ведь даже если враг даст глоток воды измученному пленнику, разве изменятся от этого физические качества воды?
- Увы, я переиграл, сам себя, - нет, не проиграл. Переиграл. Не подумал о последствиях. Резкое движение, чтобы разрядить половину обоймы в бутылку, которая стояла неподалеку. Янтарные капли солнечным дождем разлетелись по сторонам, перемешанные с осколками, часть из которых задела самого Данте. Его скулу пересекла тонкая царапина, которая стала, наполняться алой кровью, но даже тогда там не дрогнул ни единый мускул, хоть его и обожгло мимолетной болью. Удивительно, что она не застыла ледяными каплями от одного выражения его глаз. Рука норвежца чуть дрогнула, когда он медленно убрал пистолет в кобуру, и невозмутимо вытащил тонкими пальцами несколько осколков, все еще блестевших янтарем, из ладони.
Внезапный звонок на мобильный заставил его устало поморщиться, чтобы, не отрывая вызывающего взгляда от альбиноса, взять трубку:
- А, Юкки-сан. Я безумно извиняюсь, но я сейчас занят. Давайте созвонимся сегодня вечером, я введу вас в курс дела, - голос ровный, но вот на миг он чуть дрогнул, сорвавшись с губ хрипловатым от боли и усталости дыханием, которое все же успела заметить девушка, - Нет, Саби. У меня все нормально, я сам тебе позвоню вечером, - он был слишком гордым, чтобы принимать чужую помощь. Иногда он корил себя за это, но не мог ничего с собой поделать. Попрощавшись с девушкой, он убрал телефон обратно в карман, чтобы, наконец, выдохнуть, прикрыв глаза, прислушиваясь к себе и установленной блондином насильственной связи. Это было ужасно, отвратительно, бесцеремонно, но с этим можно было бороться. Нету общего имени, хоть и неприродного, этой связи не больше нескольких минут, да и сам Данте еще готов биться до последнего, пусть Сил у него почти и не осталось.
- Что ты добиваешься этим, reven***? – ровный безэмоциональный голос, словно они сейчас обсуждали погоду, а бутылка сама случайно разбилась, а не от нескольких десятков грамм свинца, - Тебе все равно не удастся меня подчинить. Тем более, что ты так неразумно поделился со мной своей Силой, когда образовывал Связь. Пусть контролированно, умеренно, но это было. Палка о двух концах?
В подтверждение этому молодой человек, прищурившись, снова легким движением достал пистолет, чтобы покрутить его на указательном пальце. Он приказал убрать оружие? Исполнил. Только никто не говорил, что его нельзя снова достать. Как непредусмотрительно. Но мне перехотелось тебя убивать, Жертва. Черное дуло снова скрылось в кобуре, а сам Данте упер два пальца снизу в подбородок Жертвы, чтобы опять выдохнуть в губы, так и не касаясь их:
- Поиграем, Uendelig****? – тихо, еле заметно, - Открыть Систему.

Данте, Хакару. Система.

* Ублюдок (Норв.)
** Существо (Норв.)
*** Лис (Норв.)
**** Бесконечный (Норв.)

Отредактировано Данте (2008-05-08 10:39:28)

0

22

Саби затормозила у берега океана и устала слезла с мотоцикла. Это бессмысленно... он может быть где угодно, а Токио слишком велик... мне никогда его не найти... Набережная была последней ее остановкой, здесь она хотела встретится с норвежцем, когда все решит, но вследствие измененных обстоятельств их встреча утратила смысл. И все же, словно по привычке, девушка решила остановится именно здесь.
Саби посмотрела на отметку количества бензина в баке мотоцикла. Его хватало только на обратную дорогу. Охохо... Пристегнув железного коня к небольшой железной перегородке, отделяющей эстакаду от побережья, Саби побрела к ближайшей скамейке.
Как же здесь восхитительно... Глубокий вдох, и в легкие резким холодным потоком ворвался свежий вечерний воздух океана. Восхитительно.. - подумала девушка, собираясь сделать очередной вдох, как с юга подул едва заметный поток воздуха. Иного воздуха. Взгляд карих глаз стал стеклянным. Он совсем недавно был здесь.. этот Данте... Саби в очередной раз удивилась своей интуиции, способности чувствовать людей. Наконец, добредя до скамейки, она села, пытаясь придти в себя, полностью расслабила свое тело, чтобы уловить едва заметную Нить. Но ее конец обрывался вне досягаемости Саби, и девушка поняла, что Данте уже в Системе. Тут уж она ничего сделать не могла. Оставалось только полагаться на силу Данте, которая, как она почуствовала, была не маленькая, но и его враг должен был быть силен, раз сумел причинить ему хоть и не большой, но все же вред.
Ладно. В конце концов я думаю, он сумеет разобраться и без моей помощи. Но все же Саби решила подождать возвращения Данте на случай, если с ним что-нибудь случится. Устроившись поудобней, девушка начала терпеливо ждать, мимолетно любуясь вечерними подсвеченными солнцем, облаками и искрящимися отблесками на волнах океана.

Отредактировано Саби Butterfly dreamy (2008-05-10 19:35:11)

0

23

Хакару, Данте. Система.

Едва Система закрылась, как Данте почувствовал небольшое головокружение. То ли это было из-за резкого перехода и быстрой смены событий, то ли это было из-за тут же подкатившего упадка сил. Он вложил все, что мог в свой последний удар, понимая, что иначе их обоюдное упрямство доведет их до смерти одного, это уж точно.
Данте обессилено выдохнул, прикрывая на миг глаза, и прислонился спиной к бордюру, около которого появился. Казалось, что если бы не было этого бордюра, на который можно было облокотиться, молодой человек опустился бы на землю, на владея ни ногами, ни своим телом. Кажется, кровь еще шла, тут снег из Системы не помог. С каким-то отстраненным злорадством он отметил, что альбинос был немного испачкан, но даже из-за этого он не стал отпускать его, словно еще боялся, что тот лишь притворяется, что вот уже через пару мгновений он поймает насмешливый взгляд красных глаз, а его рот исказится такой привычной ухмылкой.
Jossenavn, а выглядит аки невинная овечка, когда спит.
Данте прислушался к легкому дыханию спящего человека, чтобы медленно вдохнуть и выдохнуть, пытаясь отойти от ощущения удушающего ошейника. Какое же отвратительное ощущение беспомощности и подкрадывавшегося ужаса, когда понимаешь, что малейшее неправильное движение может оставить инвалидом на всю жизнь или, в лучшем случае, заставить распрощаться с жизнью. Да, перелом позвоночника – это штука опасная, но, кажется, ни один из них не привык к безопасным играм. Шея все еще ныла, поэтому Данте попытался расслабиться, опустив голову вперед, чтобы внезапно понять, что он уткнулся лбом в светлые волосы Жертвы. Резкий рывок головой, чтобы избавиться от этого неожиданного прикосновения, которое обожгло, словно огнем, и опять захлестнувшая волна головокружения и черные точки, которые заплясали перед глазами. Кажется, руки дрожали. Но все же Дан мог гордиться собой, пожалуй. Он не вышел проигравшим из этого поединка, но, увы, он и не был победителем. Скорее, это была легонькая ничья, когда лиса сгубило его собственное любопытство. Все же можно сказать, что норвежцу крупно повезло, что он вышел из этой переделки живой и более-менее свободный.
Нет-нет-нет. Что за бред? И что мне теперь делать с этим «телом»?
Он почти физически ощущал нить Связи между ними, которая хоть и была ослаблена заклинанием, но все еще упорно держалась. Бесит. Белобрысый faen, как же нам не повезло, что мы наткнулись друг на друга.
Данте решил, что надо добраться, как минимум, до машины, чтобы там уже решить, что делать. А еще, кажется, надо было позвонить Кё и узнать, как у него дела и нашел ли он Тенши. Молодой человек запрокинул голову, чтобы кровь не сильно капала на одежду, и присел на корточки, так и не выпуская из рук свою ношу, чтобы уже через некоторое время достать телефон и набрать номер Кё. Трудно было сосредоточиться, хотелось лечь и отдохнуть, поэтому внутри зашевелилась зависть, когда взгляд его натыкался на белобрысую сволочь, так уютно посапывавшую у него на руках.
Так всегда, одним все, а другим ничего.
- Uendelig, да ты даже спящий умудряешься действовать мне на нервы, - тихо сообщил норвежец альбиносу, даже не задумываясь, услышит он его или нет.
Едва только на том конце взяли трубку, Данте чуть устало произнес:
- Кё? Привет. Ты узнал что-нибудь про Тенши? – он все еще тяжело дышал, но старался, чтобы этого не было заметно на том конце трубки. Впрочем, у него это не очень хорошо получалось.

Отредактировано Данте (2008-05-14 19:24:03)

0

24

Солнце клонилось к горизонту, когда в нескольких метрах от Саби возникла знакомая фигура норвежца. Но, похоже, он был не один. На его руках спал незнакомый девушке юноша.
Саби внимательно всмотрелась в лицо незнакомца. Секунда слабости и легкое головокружение сообщили о том, что это агнец, причем, довольно сильный, даже с такого расстояния Саби ощутила мощную ауру его Силы. Достойного он себе противника отыскал.. или это его отыскали?    
Девушка перевела взгляд на Данте, которому, судя по внешнему виду, досталось больше, чем его противнику. Саби заметила его шаткую походку, а вскоре и грязные пятна на одежде, которые скоро Саби распознает как... кровь. Кровь, которая капала из носа Данте. А лицо... лицо уже, скорее, напоминало неподвижную маску, у которой уже нет сил ни на какие эмоции. Слабая аура и пробитые, судя по всему, щиты Силы, также возвещают о том, что он держится из последних сил. Серце Саби сжималось при виде такой печальной картины. Ему нужна помощь, он не может вести машину в таком состоянии, а ведь именно к ней он и направляется!
Вслед за этой мыслью девушка наблюдала как Боец, сел на корточки, дабы набратся сил и, достав мобильный, начал набирать чей-то номер. Воспользовавшись этим моментом, Саби порывистым движением сорвалась со скамьи и быстрыми шагами направилась к норвежцу, который за то расстояние, которая она прошла, успел договорить по мобильному, после чего коротко, не обращая внимание на несколько удивленное лицо Бойца, девушка бросила:
- Я решила не дожидаться вас и сама за вами приехать. К счастью, мне повезло, и я вас нашла. Позвольте мне помочь, я думаю, поддержка Жертвы вам сейчас не помешает.

Отредактировано Саби Butterfly dreamy (2008-05-15 20:03:42)

0

25

Молодой человек повесил трубку и медленно убрал телефон в карман, обдумывая разговор. В принципе, это была, действительно, дельная мысль отправить этого белобрысого лиса в Клеймор и пусть там с ним разбираются его подчиненные.
Да, det var for faen, мне бы отправить его куда угодно, лишь бы подальше от меня. Сейчас, пожалуй, это последнее, что я хочу видеть или слышать.
Задумчивый взгляд скользнул по лицу альбиноса, который, словно, порождал интерес. Непонятный, еще где-то спрятанный и неосознанный, переходящий в странную тягу. Посмотреть, как чуть дрожат бесцветные ресницы, как рот даже во сне изгибается в мимолетную полуухмылку. Создавалось впечатление, что сон его настолько чуток, что он уже через несколько мгновений откроет свои красные глаза и озвучит очередной не менее красный приказ, сопротивляться которому Данте уже не сможет. Но, к счастью, заклинание было сильным, поэтому проснуться альбинос должен был нескоро, что радовало норвежца.
Он прищурился, чуть склонив голову на бок, а с его подбородка сорвалась капля крови, упавшая на щеку блондину. Дан поморщился и, непроизвольно вытерев свое лицо рукавом, аккуратно провел большим пальцем по коже альбиноса, стирая алое пятно, контрастировавшее с его бледностью. На секунду задержал прикосновения, проведя кончиком пальца вдоль скулы к подбородку, чтобы уже через несколько мгновений коснуться шеи там, где у него самого был ошейник. Что-то настораживало, только вот сам норвежец не мог понять, что именно. Это было легкое, но очень навязчивое ощущение, которое было трудно поймать, которое ускользало в любой момент, когда ты думал, что уже почти разгадал его. Похожее на бабочку, оно парило рядом, дразня своими переливающимися крыльями, но так и не давая к себе прикоснуться.
Данте коснулся рукой своего ошейника, который почему-то стал давить. Слишком горячий и шершавый, словно он обернул шею наждачной бумагой. Молодой человек чуть оттянул кожаную полоску, чтобы хоть на миг стало свободнее, но все же ощущение того, что там все горело не отпускало.
Только не говорите, что там покраснело. Неужели так сказываются силовые ошейники и попытка сломать мне шею?
Внезапно в голову пришла идея, мысль, которая ошарашила его в своем понимании, которая заставила его расширить глаза и задохнуться, потеряв дыхание. Нет-нет-нет, этого просто быть не может. Норвежец опустил глаза и провел по контуру воображаемого ошейника на шее альбиноса, чувствуя жар под пальцами. Совпадение.
Неожиданно его окликнула девушка. Саби, кажется? Он поднял на нее все еще удивленные глаза, потому что никак не мог переварить эту мысль, это ощущение, что все может так трагично закончиться.
Молодой человек выдохнул, уже спокойно и вполне ровно, и встал, держа на руках альбиноса, чтобы обратиться к ней:
- Ну что вы, все в порядке. Я почти в норме, - это было такое «почти» с очень большой натяжечкой. Данте ровно направился к машине, посматривая на ушастую, которая шла рядом с ним и словно горела желанием ему помочь. Он нажал на кнопку сигнализации, чтобы открыть дверь и аккуратно посадить спящего блондина на переднее сидение и пристегнуть его. Теперь можно было чуть потянуться и повертеть шеей, словно пробуя ее заново, проверяя, нет ли каких-нибудь несовместимых с жизнью отклонений. К счастью, все было нормально, поэтому молодой человек достал из бардачка бутылку воды и салфетки, чтобы попытаться привести лицо в порядок и оттереть кровь с кожаной куртки. Покончив с этим и отметив в зеркале, что выглядит он уже намного лучше, чем сразу после Системы, Данте убрал полупустую бутылку обратно и вернул свое внимание девушке:
- Поддержка Жертвы? Вы уверены в этом? - Прищурившись, он склонил голову на бок и скрестил руки на груди, чтобы уже через несколько мгновений подойти в упор к Жертве и, коснувшись подбородка пальцами, приподнять ее лицо, заглядывая в глаза. Их губы оказались совсем близко, так, что молодой человек обжигал девушку своим горячим дыханием, смешанным с запахом горького шоколада, - Вы уверены что справитесь, и что вам захочется это делать?

0

26

- Ну что вы, все в порядке. Я почти в норме, - иного ответа Саби и не ожидала. Всегда держаться так, словно ничего не произошло.. Внезапно появившаяся мысль сбивает с толку и, слегка тряхнув головой, как бы вытряхивая из нее эту мысль, девушка снова приходит в себя, в течении следующих минут наблюдая, как Данте стирает следы крови со своего лица и одежды. Нужно согласится, после этих манипуляций он стал гораздо лучше выглядить, но.. Кровотечение из носа, пусть и небольшое, не остановить протранием носа смоченной в воде тряпочкой...
Благо, я захватила с собой небольшое количество медикаментов.. - подумала Саби, в кои-то веки захватив с собой что-то действительно нужное. Мысленно усмехнувшись, девушка впервые с благодарностью вспомнила курсы первой помощи, которые она проходила, когда собиралась учиться на медика, тогда она еще не знала, что выберет совсем иную профессию. совсем иную... После чего Саби повернулась к мотоциклу, дабы принести медикаменты, как следующие вопросы норвежца заставили ее остановится на полушаге.
- Поддержка Жертвы? Вы уверены в этом? - вопрос несколько сбил с толку девушку. Разве я уже не ответила на этот вопрос?
- Уверена ли я? Да, уверена, - еще раз подтвердила Саби. Он не уверен в моих силах?
Неожиданное приближение норвежца посеяло в ней все нарастающую тревогу, а когда ее подбородок приподняли тонкие пальцы Данте, а лицо девушки стало обжигать его горячим дыханием, все чувства внутри нее вспыхнули искоркой и запылали по всему телу, она ощущала себя, так словно оно превратилось в один большой клубок оголённых нервов, реагирующих на малейшее дуновение ветерка, на малейшее прикосновение... но когда лицо Данте склонилось настолько близко, что Саби могла разглядеть его восхитительные голубые глаза, чистые как лед, разглядеть каждую ресничку обрамляющие этот холодный взгляд, тревога и внутренний огонь сразу, пусть и не до конца, но все же ушли из нее, их словно заморозило этим ледяным взглядом. Все-таки у него необыкновенные глаза.. словно льдинки... а мои? интересно, что мои глаза сейчас напоминают? Когда на них попадал солнечный свет они начинали напоминать треснувшую плитку шоколада, но сейчас вечер, солнце почти скрылось за горизонтом. В такие времена ее взгляд напоминал, скорее, темные бездны, настолько темные, что, казалось, в их глубины никогда не проникал солнечный свет. Иногда, смотрясь в такие моменты в зеркало, Саби пугалась собственных глаз, их потустороннего, пустого взгляда.
Собрав все силы и, кое-как сообладав с собой и уняв признаки дрожи, Саби ответила на последний вопрос, тихим но уверенным голосом:
- Да, уверена. Но, если вы не хотите, так и скажите, я уйду.

Отредактировано Саби Butterfly dreamy (2008-05-16 21:53:27)

0

27

Норвежец прищурился, всматриваясь в глаза девушки и с какой-то долей сожаления отмечая, что в этих карих глазах не было ни тени красного, а губы ее не были раздвинуты в вечной улыбке. Он сморгнул, отгоняя эту навязчивую мысль, и склонился к ее уху, чтобы тихо спросить:
- А ты умеешь? Установи со мной Связь, - властно и ровно, чуть растягивая слова. Так, словно это не он был Бойцом, которому природой велено подчиняться чужим приказам. Если она хотела играть во взрослые игры, то он мог с легкостью предоставить такую возможность. Возможность проверить себя, почувствовать почти между двух огней. Данте сейчас не знал, какие ощущения испытает альбинос, когда будет установлена временная Связь, когда помимо той тоненькой серебряной струны, соединяющей норвежца с ним, добавится еще одна, которая будет образована с этой ушастой девочкой.
Для создания Связи нужен физический и эмоциональный контакт? Сделаем.
Он опустил руку, чтобы прижать девушку к себе, пробежаться кончиками пальцев вдоль ее позвоночника, отыскивая такие невидимые точки, от прикосновений к которым бросало в жар. Налаживание эмоционального контакта стало для него теперь делом одной минуты, ведь эмоциональное единство так легко построить, ловко поймав момент, когда зрачки расширяются от горячего ощущения, заполняющего тело вне желания его хозяина. Этот эмоциональный контакт основан на физическом, построить который не менее просто, достаточно только коснуться пусть даже кончиками пальцев в точках, известных только тебе одному, чтобы непроизвольно отозвалось тело, неподвластное расчетливому сознанию. Именно на таком эмоционально-физическом контакте и был поймал Дан, когда он неосторожно осмелился показать свое владение ситуацией этому альбиносу, забыв на мгновение, что лисы не сдаются, что лисы лишь выжидают удобного момента, затаившись и глядя на мир бусинами красных глаз.
Другой же вид эмоционального контакта был сложен, и трудно достижим. Это было эмоциональное единство, когда двое ощущают себя практически одним целым, словно у них существует одна душа на двоих. Так было с Каином, но, увы, он не был Жертвой. Налаживание такого контакта является невозможным при первой или второй встрече, ведь ты должен знать человека, как себя, понимать его. Думать синхронно, действовать синхронно. Говорят, что это подвластно только близнецам, но нет. И именно из таких людей получаются идеальные боевые пары. Данте не умел налаживать такой контакт, ведь ему никогда это не надо было. Он испытывал ощущение дикого восторга и эмоционального единения, когда находился с братом, но после его смерти никто не мог вызвать в нем что-то большее, чем легкий интерес, неважно, физический или эмоциональный. На таком уровне трудно было установить Связь.
На несколько секунд отвлечься, тряхнуть головой, словно отгоняя непрошеные мысли и воспоминания, и потом снова вернуть все внимание ушастой. Он медленно склонился к девушке, чтобы поймать губами ее дыхание, как бабочку, и прижал к себе, еще сильнее чтобы снова провести кончиками пальцев вдоль позвоночника. Норвежец прищурился, скрывая ледяные глаза за пушистыми ресницами, и наклонился к ее уху, чтобы коснуться его губами. Это должно было быть похоже на разряд тока. По крайней мере, для него прикосновения к ушам были чем-то… особенным. Впрочем, только когда это делало его возлюбленное золотоволосое создание, только там он позволял делать с собой все, что тот только пожелает, подчиняясь и испытывая неуместный восторг от любых его действий.
- Установи Связь, - он выдохнул девушке в ухо, чуть пощекотав его своим дыханием, которое не подводило своего хозяина, даже не сбившись со своего уверенного и глубокого ритма.
Эмоциональный и физический контакты присутствуют, дело только за тобой, Саби. Только помни, что это взрослые игры, поэтому держи все под контролем. Как ты можешь доверять человеку, которого видишь во второй раз в жизни? И… хватит ли тебе Силы, чтобы помочь мне?
Он понимал, что даже всей бы ее Силы не хватило, чтобы восстановить его полностью, но Дану и не надо было это. Надо было только для того, чтобы восстановить все щиты по крупинке, чтобы быть в нормальном состоянии, когда вернется в офис, чтобы иметь возможность противостоять альбиносу, если он вдруг проснется. Конечно, последнее было сомнительным, но надо было оставаться настороже, не позволяя временной победе затмить разум, как это было прежде.
С лисом шутки плохи.

Отредактировано Данте (2008-05-16 22:11:58)

0

28

- А ты умеешь? Установи со мной Связь, - На губах Саби появилась едва заметная улыбка, редкий гость на ее лице, но она ничего не ответила, лишь подняла легким движением правую руку, плавно и в то же время нежно опуская на шею норвежца, обхватывая чуть ниже затылка, опуская пальцы между позвонками шеи, словно желая поиграть на них, как на флейте. Не отрывая взгляда от небесных глаз, Саби медленно начала поднимать левую руку, уже чувствуя внутри нее... Поток, нескончаемый, непрырывный, всепоглощающий, по мощи который не сравнится ни с каким торнадо, цунами. Ни с чем. Внутри этого потока уже начинает слышаться мелодия. Тонкая сначала, еле слышная даже ей, но все больше и больше набираюшая свою мощь, и вот она уже охватила всю Butterfly, от ее порывов можно оглохнуть, кажется, все вокруг заполнено только этой мелодией, вся набережная, все дороги, весь мир слышит ее но... это был лишь признак того что Саби наполнилась до краев Силой, той Силой которя была так необходима норвежцу, весь ее поток устремлялся, концетрировался в одной точке, известной одной лишь Жертве.
Данте так крепко прижимал ее к себе, что у Саби сперло дыхание, но когда он... Легкое прикосновение к позвоночнику вывело ее из равновесия, зрачки расширились, а после этого восхитительного нежного поцелуя в ухо, по нежности с которым не мог сравнится ни один распускающийся бутон сакуры по весне, Саби закрыла глаза. Она была готова.
Подняв левую руку, ориентируясь только по внутренним ощущениям, которые сейчас стали настолько острыми, что с легкостью заменяли глаза, Саби провела кончиками пальцев по линии его четко очерченного лица, его губ, которые еще недавно были так нежны к ней, медленно провела рукой по шелковым волосам Данте, словно изучая каждую частичку, пропускала сквозь пальцы пряди его волос. После чего все так же медленно Butterfly сделала движение головы вперед, по направлению к уху норвежца.
Несмело, застенчиво подарив ему свой поцелуй. Это очень дорогой подарок, храни его, Данте. После чего Саби сначало тихо в самое ушко Данте, потом чуть громче начала петь ту самую мелодию, которая играла внутри нее, древняя, она, скорее, напоминала те мелодии, которые задевали сердца Бойцов, еще в древние времена, после чего внезапно прервала пение и, резко открыв глаза, ровным четким голосом с нежными нотками в нем, отдала приказ:
- Установить связь.
И вновь подарила, уже смелее, свой поцелуй, после чего уже ничем не сдерживаемые нити Силы безудержным потоком хлынули через нее прямиком к Данте, за секунды восстанавливая его Силу и пробитые щиты. Подобная мощь, по мнению Саби, должна была бы его просто сбить с ног, но так как его ранг Силы был выше, чем у нее, она заметила лишь резкое расширение зрачков и крупную дрожь, прошедшую сквозь тело Данте, словно разряд молнии.

Отредактировано Саби Butterfly dreamy (2008-05-16 23:21:26)

0

29

Легкое ожидание и просыпающееся внутри чувство природного нетерпения, свойственного всем Бойцам, когда они уже всей кожей чувствуют близость Силы, такой волнующей и будоражащей. Хотелось, чтобы эта ушастая скорее накрыла его ауру своими нитями, словно зашивая ее в тех местах, где ее пробила чуждая Данте Сила альбиноса.
Легкие прикосновения к затылку, а потом и к лицу заставили молодого человека еле заметно улыбнуться. Ему нравились эти немного робкие и в то же время нежные касания тонких девичьих пальчиков, но даже от этого его глаза не потеряли своего обычного холода. Он решил, что стоит лишь прищуриться, скрыть за темными ресницами лед, сверкавший там, ведь это странно, когда даже горячее девичье тело не может изгнать оттуда весь зимний холод. Оттуда и из сердца. Кажется, никому не суждено это сделать, как бы никто не пытался.
Судьба? А ты веришь в Судьбу, Данте? И опять насмешливый образ Хакару перед глазами. Что надо сделать, чтобы убрать его? Наверное, для начала надо убрать «тело», а потом уже решать, что дальше. Хотя.. а сейчас пока Связь.
Внезапно у самого уха норвежца раздался тихий голос девушки, которая стала напевать непонятную мелодию. Она была грустно-щемящая, заставляла вслушиваться, чтобы пытаться разобрать все переливы и перекаты. По венам потекли расплавленным металлом восторг и нетерпение, которые только усилились от песни Саби. *Создание* заворочалось, открыв свои красные глаза, чтобы тихо клацнуть зубами, отгоняя дурманящее наваждение, сбрасывая пелену с затуманенных глаз Бойца.
Что это было?
Ушастая резко прервала пение, оставив ощущение пустоты внутри, но где-то на границе разума появился черный силуэт *создания*, который словно говорил, что не позволит больше вслушиваться в эту пленяющую сказку, в эти переливы нот, даже если это последует снова. Красные слова установки Связи заставили *его* мрачно зарычать, и рвануться на цепи. *Оно* было недовольно, что *его* подряд пытаются связать уже двое. Впрочем, за эту Связь Данте не волновался, ведь если у него хватило способностей выйти в ничью с такой сильной Жертвой, как Хакару, то любые попытки Саби выйти за рамки оговоренной помощи могли быть жестко пресечены. Это взрослые игры.
Норвежец зарылся рукой в светлые волосы девушки, чуть приподнимая ее голову и касаясь ее губ своими, чтобы уже через несколько мгновений еле ощутимо прикусить нижнюю. Он не стал углублять поцелуй, хотя сейчас этого так хотелось, ведь сейчас все его сознание почти агонизировало в таком простом желании получить Силу. Впрочем, девушка не стала действовать мягко, аккуратно устанавливая Связь, она распустила свои нити, чтобы резко начать вливать Силу в норвежца. Его зрачки внезапно расширились, а по телу прошла крупная дрожь, ведь он никак не ожидал, что она будет действовать настолько резко. Пожалуй, такое можно было сравнить с тем моментом, когда альбинос ударил своей Силой, ослепляя и дезориентируя Бойца в пространстве, только в разы слабее.
Молодой человек справился с собой и вернул невозмутимость, чтобы открыться и позволить девушке несколько рваными движениями затягивать свою ауру. Впрочем, все равно даже всей бы ее Силы не хватило на полное восстановление, поэтому в один из моментов, когда она еще продолжала подпитывать Бойца, он внезапно разорвал контакт, наглухо закрывшись от нее щитами, останавливая передачу Силы. Аккуратно, словно в знак благодарности, коснулся губами ее виска, а потом, отстранившись, сказал:
- Все. Не надо больше, иначе ты исчерпаешь себя, а нам это не надо, - он прищурился и запрокинул голову, ощущая, как внутри переливается чужая Сила, - Могу тебе сказать только, что ты слишком резко начала передавать Силу. Надо быть мягче и сначала подготовить Бойца к этому, «синхронизироваться» с ним, вплетая нити своей Силы в его ауру, и лишь потом, небольшими порциями, начинать передачу, - он полез в карман за сигаретами и закурил, - Извини. Я просто очень устал. Кстати, пожалуй, лучше, чем я, тебе смогут объяснить в офисе, ведь я все же Боец, - молодой человек выпускал дым в другую сторону от Саби, чтобы она не чувствовала неприятный ей запах. Удовольствие от такой простой радости, как сигарета, накатывало волнами, а внутри был небольшой эмоциональный подъем, который всегда наблюдался после получения Силы. Данте взъерошил свои волосы и, переведя взгляд на машину, вспомнил о своей «спящей красавице», что заставило его немного грустно вздохнуть.
Надо еще и этого забросить.
Он перевел взгляд прищуренных глаз на ушастую и сказал:
- Извини, Саби, но мне сейчас надо ехать – дела, - Дан кивнул в сторону машины, -  Большое тебе спасибо за помощь. Ты приезжай в офис, скажешь, что от меня. Я появлюсь там чуть позже, - он протянул девушке визитку компании, на которой был написан адрес, - До встречи. Если что – звони.
Норвежец выкинул так и не докуренную сигарету и направился к машине, чтобы сесть за руль. Легонько провел кончиками пальцев по нему, словно приветствуя свою серо-стальную красавицу, и кинул взгляд на альбиноса, скованного узами сна.
Почему ты попался мне на пути сегодня, reven? Я не верю в Судьбу.
Легкое касание указательным пальцем к подбородку, скользящее движение по волосам, словно просеивая мягкие белые пряди сквозь пальцы, а потом резкий разрыв контакта, едва только он почувствовал натянувшуюся нить Связи между ними. Непроизвольно почесав шею, Данте еле слышно выдохнул, ощутив, насколько горячей там была кожа. Это было похоже на солнечный ожог, пожалуй, но даже это совершенно не устраивало норвежца. Он тряхнул головой и завел машину, чтобы, едва только услышав привычное рычание мотора, резко сорваться с места и вывести ламбо на шоссе по направлению к городу.

Хакару, Данте. Клеймор - Комната ожидания.

+1

30

Сила Саби потихоньку истощалась, уже ее половина влилась в Данте и продолжала вливаться, животворным потоком наполняя его тело. Пора бы уже было прекратить предачу Силы, у Жертвы должна остаться хотя бы частичка Сила, иначе... Но Саби... не могла. Ответный поцелуй Бойца, нет, даже не поцелуй, а легкое прикосновение его губ, с агрессивно нежным прикусыванием ее нижней губы, ввел ее в небольшой шок, и теперь уже по ее телу пробежала едва заметная дрожь, словно от дуновения северного ветерка. Она не могла пошевелится. Какое... неземное... чувство... И что самое страшное, она не могла разорвать Связь. Последнии частицы Силы уходили из нее, пугая непредсказуемыми последствиями, но Жертва не боялась, единственное, чего она желала - продление этого Неземного чувства..
Словно почувствовав утончение нити Связи и приближающиеся истощение потока Силы, Данте резко оборвал Связь, прерывая контакт, позволяя Саби сохранить крохотные остатки ее Силы.
- Все. Не надо больше, иначе ты исчерпаешь себя, а нам это не надо, - Резкий разрыв Связи заставил ее придти в себя, но шоковое состояние вновь вернулось, когда, вслед за разрывом связи, Данте аккуратно, словно боясь спугнуть, коснулся губами ее виска, выражая Саби благодарность за ее помощь.
Божественно...
Да что это со мной происходит??.. - здравый смысл холодной пощечиной вернул ее в реальность.
- Могу тебе сказать только, что ты слишком резко начала передавать Силу. Надо быть мягче и сначала подготовить Бойца к этому, «синхронизироваться» с ним, вплетая нити своей Силы в его ауру, и лишь потом, небольшими порциями, начинать передачу, - немного погодя произнес норвежец.
- Прости, обычно все не так резко происходит... - ответила девушка тихо и несколько растеряно, сама удивляясь своему резкому вливанию Силы. Не сдержалась... впервые... - неутешительные мысли блуждали в ее голове, а ведь она еще в Университете всегда плавно, нежно налаживала контакт, никогда не срывалась, не давала сбоя, а сейчас? Неужели, ее так вывел из равновесия тот, совершенно обычный поцелуй? Нет, он был необычный... Саби всеми силами пыталась прогнать из головы эти непонятные, странные мысли.
- Большое тебе спасибо за помощь. Ты приезжай в офис, скажешь, что от меня. Я появлюсь там чуть позже, - произнес Данте немного погодя и, закурив, выдыхая дым в противоположную от девушки сторону, помня что она его не выносит, продолжил, - До встречи. Если что – звони, - После чего протянул ей визитку с адресом офиса организации и направился к своей машине, чтобы вскоре, резко ударив по газам, сорваться с места и быстро истончиться до крохотной точки на горизонте.
Вот и все. Девушка поежилась от холодного вечернего ветерка, только сейчас осознавая, что Данте больше не держит ее в своих крепких объятиях, согревая своим дыханием и защищая от ветра своим телом. Пару секунд девушка все еще стояла на набережной, словно чего-то ждала, после чего медленно направилась к своему мотоциклу. Она собиралась заехать домой прежде чем ехать в офис. Принять душ, собраться с мыслями... вот что мне сейчас необходимо.

Надевая шлем, Саби тихо напевала мелодию.

Саби. Квартира Саби

Отредактировано Саби Butterfly dreamy (2008-05-17 17:26:08)

0


Вы здесь » ~Loveless~ » Побережье океана » Набережная