~Loveless~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~Loveless~ » Больница » VIP-палата.


VIP-палата.

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Достаточно просторная палата на одного человека, для комфорта «важных персон», попадающих в больницу. Другим словом, VIP-палата. Большое окно с широким подоконником, закрытое темными занавесками. Все выполнено в спокойных тонах, чтобы не было негативного действия на психическое состояние пациента. Удобная кровать, напротив, на стене, широкий экран телевизора. Небольшая тумбочка у изголовья, на которой лежит свежая пресса. Рядом с кроватью на стене в наличии небольшая кнопка вызова медперсонала.

0

2

Гаки, Приемная

"Стук сердца, пустые глаза, скрежет шестеренок под левым веком. Все как всегда. Человек, который не любит. Иначе меня бы стукнуло по связи... Не любит... Зачем? Зачем все это? Я убивал. Я бился с собой и с другими. Что я могу сказать себе? Да гори все синим пламенем... "- Акутагава молча смотрел на Тенши, лежащего под капельницей - "Холодно. Мне холодно."
-Прости, Тенши. Я не смог тебя уберечь. А ты и не хотел, я знаю. Но я искуплю свою вину. Позаботься о Ракке и Сэе. - Гаки бесшумно по своему обыкновению подошел к юноше и поцеловал его в губы. А потом отошел на два шага назад, опустился на колени и, достав катану из-за спины, вонзил ее себе в живот. Насквозь. Сильное движение, продольная прорезь. Закусить губу. Не показывать боль. Каменное лицо Гаки не выражало никаких эмоций. Вылернуть катану, и еще одна прорезь, на сей раз снизу вверх, разрезая грудную клетку. НЕ КРИЧАТЬ!!!! Молчи.
Проваливаясь во мрак забытья он успел подумать только одно - "И как я посмотрю в лицо сатане?"
Тело легко осело на пол. Палату заливала кровь. Отклонившись влево, со стуком упал. Лежал недвижимый. Застывшей маской улыбался. Холодно, было холодно.

Гаки умер
тебя кастрировать или сам передумаешь хренотенью страдать? --

хрен тебе, лапочка, умер я) насовсем) Гаки

Отредактировано Abarai Renji (2008-05-23 01:12:31)

-1

3

Кё, Данте. Приемная.

Данте достаточно быстро прошел все коридоры, которые были необходимы, чтобы увидеть необходимую палату. У входа – Кё. Интересно, почему он не зашел сам? Впрочем, это не так важно. Сейчас можно зайти вместе. Но… Дурное предчувствие. Конечно, обычно интуиция – это конек Жертв, поэтому норвежец внимательно посмотрел на друга, который стоял рядом. Сосредоточенный взгляд, кажется, нервничает. Значит, что-то дурное.
- Я зайду первый? – полувопрос без шанса на ослушание. Скорее, утверждение с намеком на вопросительность. Но только с намеком. Аккуратно отодвинуть рукой Кё и зайти внутрь, остановившись у двери и не давая тому проследовать за ним и хоть как-то увидеть то, что в палате.

В раскаленном воздухе появился новый запах. Такой же знакомый и вечный, как соленый запах моря. Теплый, сладковатый, тошнотворный душок. Самый ужасный на свете запах для тебя и тебе подобных. Крик вырывается из твоей груди, и ты встаешь, шатаясь.

Ты словно завернут в пурпурный плащ. Он льнет к твоим бедрам, ты смотришь, как он обволакивает поясницу, стекая и струясь по ногам и лодыжкам, красный. Самый красный цвет из всей цветовой палитры. Чистейший, прекраснейший и ужаснейший цвет, который тебе когда-либо доводилось видеть, разливается, растекается и покрывает все тело.

Красное. Море красного. Все было дальше, словно в замедленной съемке, мир стал маленьким и тесным. Только, пожалуй, два цвета и лишь одно ощущение. Красный и белый, белый и красный. Мысли логически перетекают на альбиноса. На Жертву. На природную Жертву. На шее бинты окрасились снова красным. Опять это сочетание. Это начинает порядком надоедать. Шея горит, но это все терпимо, если не считать тоненьких иголочек боли, отдающихся в висках. Но сейчас не стоит думать об этом, надо вернуться к пониманию, сделать хоть что-то.
Данте, не изменяя своей невозмутимости, вышел и прикрыл за собой дверь, так и не давая впечатлительному другу заглянуть туда. Это было вряд ли самое необходимое для него зрелище. Легонько прижав к себе юношу, он поймал одного из докторов, проходивших мимо, и шепнул ему на ухо пару слов, после чего тот рванулся сначала в один из кабинетов, а потом с компанией врачей ворвался в палату. Норвежец, заметив широко распахнутые глаза Кё, резко повернул его и прижал к стене, не давая вырваться, пока в комнате орудовали доктора и уборщики. Оттуда доктора, кидая сочувственные взгляды на парочку, вынесли тело накрытое простыней.
Не спасти.
Жертва рванулся, но Дан не отпускал:
- Это не Тенши, - все, что сказал, все, что сейчас волновало. Он даже не хотел представлять, что бы он сделал, если бы это был его босс. Просто его Ши – сильный. Очень. И если он поддался временной слабости после встречи с рыжим, то дальше такого не повторится. Ведь самоубийство – удел слабых. Тех, кто не могут справиться с жизнью, не могут идти по ней с гордо поднятой головой, не поддавшись приступу трусости. Перевел взгляд на друга, аккуратно погладил его по голове, успокаивая, после чего отпустил и зашел в палату снова. Безупречная чистота, идеальная белизна, словно ничего и не было. Даже окровавленную катану забрали. Молодцы. На полу телефон, кажется, Гаки. Норвежец наклонился и подобрал его, убрав в карман, после чего подошел к кровати, на которой без сознания лежал его босс.
Тенши-Тенши. Глупый, зачем?
Опустился на колени рядом с ним, чтобы, взяв руку Тенши, прислонить к своему лбу. Просто коснуться. Может быть, это поможет понять его? Неизвестно. Молодой человек посидел так некоторое время, прислушиваясь к ровному дыханию и радуясь, что все уже позади. Что это до безумия глупое создание все-таки будет жить. Под бинтами жжется, проступают следующие буквы. Сейчас он здесь, рядом с Тенши, а в голове раздается насмешливый голос альбиноса. Не хочу. Усилием воли прогоняет мысли, чувствуя горячим лбом прохладную руку босса. Ты будешь жить, Ши. Тем более, что кто-то обещал мне пикник, не так ли? Так что, дурья башка, отвертеться у тебя не получится. Ты выздоровеешь и выполнишь обещание, ведь ты всегда их выполняешь.
Данте коснулся губами кончиков пальцев Тенши и, подавив вздох, встал. Он отошел от кровати и, присев на стул, достал мобильный Гаки. Непрочитанное сообщение. Скользнул взглядом по буквам, после чего, пожав плечами, набрал номер на своем телефоне.
Едва взяли трубку норвежец произнес:
- Добрый день. Я могу поговорить с Раккой Фусицую? – совершенно спокойный голос, словно не было сейчас всего этого бело-красного буйства.

+1

4

Кё стоял возле двери, не решаясь войти, что-то останавливало, заставляя дождаться Данте. Чертовы предчувствия. Вскоре появился норвежец, внимательно посмотрел на парня. – Я зайду первый? – не вопрос, утверждение. Лишь кивнул в ответ, пытаясь мельком заглянуть в палату, что бы не подтвердить свои опасения. Заглянуть естественно не дали, осторожно отодвинув в сторону.
Кё терпеливо ждал пока Дан либо выйдет к нему, либо позовет к Тенши. Невозмутимый, спокойный, непробиваемый  норвежец вышел, невесомо обнял, прижав к себе, словно ограждая от чего-то. От чего…?? Несколько врачей пронеслись мимо. Ушастый дернулся: – Пусти меня! Тенши! Позже из палаты вынесли тело, накрытое простыней.
- Это не Тенши. – спокойный холодный голос, поставил мозги на место.  – Ка.. как не Тенши? Кто? Если не он.. Ох черт… Нет-нет-нет. Осторожное прикосновение, немного успокаивающе, хотя нет… провоцирующее тихую, беззвучную истерику. Кё сполз по стеночке вниз, оставшись сидеть на холодном, идеально белом полу.
- Мне надо немного времени, что бы придти в себя. – произнес он едва слышно, словно для себя самого.
Я даже ничего не могу сделать, ничего….. не могу…. Или могу? Дожили, сам с собой разговариваешь.
Поднялся и зашел в палату, еще немного шатало. Посмотрел на норвежца потухшим взглядом.
- Данте, могу я попросить. Переместить тело Гаки в мою лабораторию. - на эту фразу Боец, договоривший по телефону невозмутимо кивнул и встал, что бы выйти из палаты. Вернулся через несколько минут и, аккуратно удерживая Кё за плечи, вывел из палаты и повел по коридорам. Уже через минут десять, они оба сидели в машине Данте, направлявшейся в сторону офиса.
>>>Рекрутинговое агенство

Отредактировано Кё (2008-05-26 14:14:16)

+1

5

Странная боль возникла из неоткуда, поглотив собой сущность, лежащую который час растением в какой-то гребанной комнате.
- Что, хочешь сбежать?
Да, кто-то рвал ниточки, так уверенно, быстро, словно боялся, что не успеет.

-Я что хотел сказать - пока. То есть не так - прощай.- мутная фигура направилась к не менее мутной двери.
- Думаешь, я тебя так просто отпущу? Не дождешься!- парень дернулся всем телом, словно пытался поймать этого непрошенного фантома. Боль пронзила всё тело. Теперь уже банальная физическая боль.
- Черт, что со мной? – в голове мелькнули осколки недавнего прошлого.- Ах, да, я же идиот. Небось, лежу как овощ под капельницами. Ну и черт с ним. Я от этого не слабее…

…………………………….

- Поймал.- ехидная улыбочка скользнула по губам. – Всегда держал нескольких бойцов, и сейчас никто у меня этого права не отберет.
Пусть тоненькая, слабая ниточка, но она есть, крепко схвачена и привязана к себе.
- Вот востановлюсь и всё будет как прежде. От меня еще никто без моего разрешения не уходил.

…………………………….

Время текло в этом состояние странным образом, а если правильнее - не улавливалось. Может, проел час, может два, может три минуты.
Шаги. Спокойные, тихие. Знакомые, родные.
- А вот и моё пришло. Волнуется. Не то, что некоторые.- мордашка скривилась в обиженную гримасу.- Знал бы ты как я ра…- мысли обрываются на половине ноты. Оказывается прошлая боль была чушью.
- Ты что творишь?- режущая, адская боль, словно… ножи, точно, острие. Смерть бьет обоих, особенно если связь сильная. Крик, крик, который прорезался даже в реальный мир.
- Да как ты смеешь, что ты творишь!- мысли путаются, теряются, нет. Уже не поймать. Просто боль. Тупая боль.

.........................

Стало тепло, тепло от нежных прикосновений. Губами, к руке, к холодным и неподвижным пальцам. Но всего на несколько секунд. Слишком мало...

…………………………………………..

Апатия. Кто в полной мере знает, что это такое? У каждого своя.
- Ушел, да… Ну и катись. И ты, тоже катись…- тонкие, слабые пальцы разжались и отпустили еле заметную ниточку связи. Истинной, настоящей, не то, что та, уже мертвая.

......................................

- Дай мне кари. Что ты мне дал? Это не то! Ты даже кари отличить не можешь? Катись с кухни, от тебя никакого толка! Куда пошел?! Быстро вернись! Я, что, твоя кухарка?! Смотри - это кари, запомнил?- парень нагло машет пакетиком перед лицом бойца, а у того лицо, словно он на казни и последнего желания ему не положено.

.............................
- Ты не взял зонтик? Я же сказал взять! Что значит - сам мог взять? Ты как со мной разговариваешь?! Не лезь обниматься! Не пойду я с тобой никуда! Я обиделся! Отстань!!!!!!!

.............................
- А как тебе эта кофточка? Такая же как и прошлые пятьдесят?! Во- первых их было сорок девять, во-вторых, они совсем разные! Ты ничего не смыслишь в моде! Да, кстати, переоденься. Тебе и так нравится? Думаешь, меня это волнует?! Ты похож на бомжа! Из известной коллекции? Я выбирал? Я не мог такого выбрать! Во что б ты без меня превратился… У тебя совсем нет вкуса. Вот, одень. Ты не глазурный пидорас, что б так одеваться?! Тебе это идет! Я тебя оскорбляю? Да это ты меня своим видом оскорбляешь!!!!!!!! Переоденься быстро! Мне что, приказать?

..............................
- Оставь меня одного. Не лезь. Сказал же отстань! И без тебя тошно. Отстань!- вместо отстань- крепкие, но нежные объятья. Вместо бесполезного трепа - долгий поцелуй…

.............................................

- я же отпустил тебя, уходи… Уходи…. Почему ты еще в моей памяти? Спасайся, иди к своим шлюшкам, с которыми небось каждую ночь шляешься. Уходи! Иди отсюда! Ненавижу! Слышишь, ненавижу!!! – вместо крика - срывающийся голос, вместо привычной ехидной улыбки- слезы.- У-Х-О-Д-И!

А где-то, будто за кадром, нервный голос: - Срочно в реанимацию! У него остановилось сердце!

- Что, неужто у меня? Как я тебя вовремя отпустил… Ты и не узнаешь. Потом только посмеешься моей глупости. Сам виноват… Видишь, даже бессмертные умирают… Будь счастлив.

Аната но кото айшитеру…- эхом прозвучало в тишине.

*******

Из реанимации Тенши вернули, как ни странно живым. Слабым, без сознания, но живым. Сердце снова работало. И какое- то странно- знакомое чувство намекало своим присутствием на то, что природную связь агнец не сможет разорвать никогда.Почему?- прозвучал предсказуемый вопрос в голове Жертвы. В том, что ответ он прекрасно знает парень отказался признаться даже себе...

Отредактировано Тенши (2008-11-21 23:54:54)

0

6

-----офис Клеймора, система --------
Система это весчь. Автора – расцеловать, первого практиканта – в бронзе, учителя – в золоте. Абарай чуть ли на не коленях, но все же целый и неделимый оказался в палате Тенши. ВИП-палату он узнал сразу и мысленно похвалил себя – сюда просто так ни одну живую душу не пустят. Привыкший чувствовать бой интуицией, Рен даже сейчас улавливал какое-то напряжение, какой-то азарт и … собственное, глухо бьющееся сердце. Он знал, что под глазами уже залегли черные пятна, что системный рывок – как гигантский шаг к смерти навстречу, но если бы он взял машину…  Вряд ли бы успел. А ведь еще, ведь еще столько всего нужно сделать!
Говорить не получалось. Хотелось высказать все, все что накипело, наболело и вмазать как следует по хорошенькой физиономии этой гребаной балованной куклы, которая никак не желает оставить его в покое, но.. Стоило вот оказаться здесь – и все что он может, это как много лет тому назад - стоять на коленях у кровати, сам полуживой, весь белый – лишь черные татуировки, пятна под глазами и медная шевелюра, робко прижимая к щеке бледную расслабленную руку.
Смутные воспоминания – у него уже плывет в глазах, и реальность плывет и смешивается вместе с ними. Кухня, карри.… Это ужасное блюдо, которое они постоянно готовили вместе, отвратительный вкус в одежде – при том, не известно еще у кого из них, какой-то зонтик…а потом дождь. Серая пелена. И шум, шум бесконечный и красивый, легким шорохом и гулом на фоне полностью серой пелены… Да нет, это не дождь. Это просто сознание медленно угасает – интересно, навсегда или лишь потеря на некоторое время?..
Ренджи уже смутно помнит, но он успел еще привстать и поцеловать брюнета - мягко, почти невесомо, а потом окончательно потерять сознание, устроив грохот своим падением.

Врачи обнаружили довольно любопытную картину, но, в частности некоторые отлично осведомленные, они тут же все уладили наилучшим образом: сперва отвезли в реанимационную Тенши, а уж потом пара толковых во всех аспектах медбратьев привели в чувство и Абарая, предварительно разместив его в другой палате. Бедные.. Как он бушевал, попытавшись узнать в чем дело. Но затих в момент, узнав что вроде бы все хорошо – а потом и вовсе успокоился. Видимо, проверял связь.

Так и было. Ренджи проснулся от назойливого, лезущего просто не то, что в мозг, а в самый центр мозга, запаха нашатыря. На его бормотание и сдавленные маты персонал не реагировал – лишь добро улыбнувшись, ввел какую-то противно-лекарственную дрянь, от которой голова кружилась лишь сильнее. Мрачно попросив их «приостановить палату, чтобы не вертелась», рыжий уснул под давлением препаратов. Врачи, скумекав, что к чему, лишь горестно вздыхали, подсчитывая будущие убытки больницы. Она конечно, нейтральная, но вот платить ей мало кто станет если что…

Проснулся Абарай вечером – и, уже не от противного запаха нашатыря, а от противного звона в ушах. Он усиливался, нарастал и в конце концов, заиграл мелодией из какой-то хардкорной песенки. Пообещав себе поставить что-нибудь куда более чем мягкое и благозвучное, Рыжик поморщился и щелкнул крышечкой слайдера. Дядю игнорировать – да лучше сдохнуть, честное слово, и то проблем меньше. Мрачно вспомнив, что он был к тому сегодня несказанно близок, Ренджи поздоровался с любимым дядюшкой. Сейчас ему-то мозги и поимеют делами по полной программе. На фоне собана Тенши просто цветочек безобидный в этом вопросе… Так мастерски владеть собой и собеседником как дядя – предел мечтаний рыжего лет похоже что с пяти.
-Добрый… Вечер, дядя. – понеслась…

0

7

*звонок на мобильный Абарая Ренджи.»

«Вечер, дядя?» – телефон иронично хмыкнул – Две пули бы уже в твой  висок выпустил, Абарай, за неуважение к собану. Позволь узнать: где ты? – он непозволительно говорлив и эмоционален  с племянником, но иначе тот просто не понимает. Да и нельзя иначе. – В больнице? И? Связь, понятно. – Да, пожалуй, такого полосатого тигрозубра только связь с ног и свалит. Ну и еще бутылок десять дорогого и крепкого алкоголя, вовремя подлитого в бокал. Пачка снотворного… Плохим он был бы главой, не знай элементарного о своих. Еще немного потрепав парню мозги – не расслаблялся, чтобы и брал уже в руки свою гору мышц без малейшего ума в них, Рёта приказным тоном велел ему явиться в Роял Хост не позднее половины девятого. Желательно трезвым. Еще лучше – даже официально одетым, аккуратно причесанным и при секретаре. Выслушав сбитые объяснения о том, что секретарь вдруг резко затерялся, оставив о себе лишь краткое послание, Сабуро нахмурился, но так как это были не его проблемы – вмешиваться не стал. Не нянька он за сопляками следить всякими. – Половина девятого – как по Приказу. Ты меня понял. – Безапелляционно отрезал мужчина и повесил трубку без прощаний. Пусть понимает, что вопрос серьезный.

0

8

А что же было на самом деле? Прозаично и банально до безумия. Да, Курою было плохо, очень плохо, но, даже стоя на краю гибели тот умирать, не собирался. И сердце остановилось совсем по другой причине. Сейчас, спокойно пережидая своё поганое состояние в уютной палате, Агнец умудрялся так же анализировать произошедшее раньше.
Еще пять минут и проснусь.
Теперь Тенши отчетливо понимал, что, прямо перед моментом истины в реанимации в его палату явилась рыжая бестия. Непредсказуемый и аномальный организм Жертвы среагировал на столь неожиданное события соответствующие. Учуив связь, родную, любимую и природную, он взбунтовался, резко воспрял "духом", начал собирать энергию. А организм то был жадный. Стоило появиться катализатору (или, точнее, мотивации) как тот, уставший отдыхать и валяться в беспамятстве, стал тащить в себя энергию тоннами. Соответственно: перегрузка, остановка сердца. Дальше - провал в памяти. Врачебные способы вернуть больного торжественно провалились и, когда те уже собрались записать время смерти, Курой сел на кровати и попросил крепкий кофе. Надо было видеть лица персонала больницы...
А что я такого сказал?- подумал Курой и снова отрубился. Алилуя, организм оправился, подлатал все раны (от душевных до физических) и самозапустился. Вот и всё. Очень странно, но банально и понятно для этого Агнца.
Всё, пора вставать.
С огромнейшим нежеланием Тенши открыл глаза. Ожидаемое кружение мира вокруг не порадовало своим явлением. Парень словно прилег поспать, хорошо отдохнул и, теперь, всё было "в лучшем виде". Всего лишь часа хватило Жертве, что бы получить свою одежду (именно свою, практически из дома), привести себя в порядок и выползти из палаты.
- Где рыжий парень в татуировках? - Агнец был уверен процентов на 98, что Абарай здесь. И он не ошибся. Медсестра как то неохотно, но всё же привела Куроя к палате, где еще, пока что, спал Рыжик.
- Оставьте нас минут на 15.- девушка не стала возражать и быстро скрылась в коридорах, а Тенши тихо скользнул в палату.
- Ну здравствуй.- говорил он тихо, почти шепотом, словно боялся потревожить сон Ренджи. - И тебе, как я вижу, плохо.
Медленно, легкой походной, Агнец скользнул к кровати и присел на краешек.
- Можешь возрадоваться, я сегодня добрый.- ехидная, но с какой-то долей грусти, усмешка.- Полуживой враг- это же не интересно, правда, Рыжик.
Тенши нежно провел ладонью по щеке Бойца, потом по рыжей, лохматой гриве.
Последний раз я это делаю, запомни, в последний раз.
А потом Агнец наклонился к спящему Рыжику и нежно его поцеловал. Вроде банальная передача энергии самым банальным способом. Но не только эта роль была приписана сие жесту.
- Неужели мы повязаны с тобой навсегда?- мысли вслух, пара секунд на слова и снова поцелуй.
Я когда- нибудь уже избавлюсь от тебя, Абарай? Я когда- нибудь смогу...
Курой замер на несколько секунд, словно обдумывая варианты решения данной проблемы.
- Я когда нибудь уничтожу тебя за то, что до сих пор люблю, понял? А пока, будь спокоен, Рыжик, я даже позабочусь о тебе. - Агнец встал с кровати и направился к двери. Энергия Бойца была востановлена. Ну, может, не совсем восстановлена, но вкачена определенно. В более чем достаточном количестве. Ей осталось только прижиться.
- Когда ты проснешься, Абарай.- голос из нежного полушепота превратился в спокойный и безразличный командный тон. - Ты не вспомнишь то, что я к тебе сейчас заходил. Этого не было. Приказ.
Думаю, к вечеру ты уже будешь как огурчик.
В коридоре Агнца встретила только что вернувшаяся медсестра.
- Позаботьтесь о нем. Мне нужно, что бы он вышел отсюда в наилучшем состояние. Счет пришлете мне. И... Поставьте у него в палате букет алых роз. Шикарных, свежих и с самыми острыми шипами.
Такси. Быстро. И как можно дальше отсюда.
Уже вечером та же самая девушка (медсестра) пришла в палату с цветами. Она только кивнула и тихонько, почти на цыпочках прошла к столику, поставила туда цветы. Больной проснулся и говорил по телефону, мешать не хотелось. Кивок вместо извинения, исчезновение за дверью. Только прекрасные цветы остались составлять компанию Рыжику, не стесняясь и ни капли, не боясь помешать.
Тенши. Резиденция Данте.

Отредактировано Тенши (2008-11-30 01:53:59)

0

9

Ренджи вздохнул и защелкнул телефонную крышку. Уныло потер виски – странно, но он только вот-вот умирал, а уже как лошадиной дозой силы накачался. Ют? Но… В общем, он и близко здесь быть не может – физически. Жаль, жаль. Такой источник сил был хороший… Абарай тряхнул рыжей гривой – меркантилен становишься, как дядюшка. Аукнись, постучись башкой об стенку.… Сделай хоть что-то и приходи уже обратно в себя. Мужчина хмыкнул и взял со стула новую смену одежды – дядя даже это предусмотрел. Нет, ну каков нахал! «Желательно прилично одетым». А именно тот факт, что все «прилично одетым» ему доставили чуть ли не на золотом подносе стараниями приказа главы мафии – всего лишь незначительная мелочь. Хм, хм, как приятно от такой заботы!
Ренджи подошел к массивной тумбочке – часы, медальон, браслеты… Браслеты  Тенши. Развернуться бы и вышвырнуть в окно не глядя, но… Безделушка, сжатая в руке до побеления костяшек, скользнула под манжет белоснежной рубашки. Но не могу.
В палату, бледной мышкой скользнула медсестра. Абарай уже даже фирменно ухмыльнулся и так и замер с застывшей челюстью, бросив случайно взгляд на то большое и алое пятно в палате, которое он игнорировал – цветы. Цветы, черт их. Букет роз, невообразимо красивый и столь же невообразимо колючий. Черт, хватит, хватит, дома об этом подумаешь, а то дядя тебя убьет сейчас.
-Б..б..брюнет – на его вопросительный взгляд пояснила медсестра и кажется, попыталась вжаться в стенку. Чего это она? Абарай хмыкнул полувопросительно и попросил всю одежду и прочие его вещи, включая  букет, отдать его людям на входе – они знают, куда деть цветы. Таблетки он послушно выпил, хотя чуть и не подавился этой кисло-горькой россыпью лекарств (с ума сойти от количества только можно, чего уж одни названия стоят!) и, быстро схватив краткий отчет о предстоящей сделке, покинул больницу.

------ Royal Host

0

10

----Из Роял Хоста обратно)))

Ирония – не иначе – думали врачи, мрачно лицезря одного и того же пациента в н-цатый раз за день. Абарай
ничего не думал, он просто плавал в каком-то кумарно-укуренном мареве. Беззвучно нервно хихикал, приложившись башкой о диван, по пути поговорив с кустами деревьями и кафельной кладкой о несовершенстве мира. Узнал о мыслях фонтана по поводу канализации и вообще, вкурился по падении сильнее, чем профессиональный хиппарь с отличнейшего косяка.
Родную палату он узнал, потому что.. Нет, кровать с ним не говорила. Это была подушка. Наволочку может,  и сменили, а подушка была та же.
Врач, бегло осмотрев, назначил несколько процедур, но, вдруг оказалось, что, увы и ах – так просто он их делать не может.
-То есть вы близкий друг его близкого друга, так? А где сам близкий друг Абарай-сана? Он должен будет явиться в ближайшее время для заполнения некоторых отчетных формуляров о поступлении пациента. К тому же, мы не можем полностью диагностировать состояние Абарай-сана, так как не знаем полной картины произошедшего. Вот вы говорите – упал с балкона. А как упал, сколько летел, почему упал... Вы же сказали, что упустили момент или я вас не так понял? – маленький круглый человечек с залысиной  и редкими волосиками-одуванчиками умел быть не просто приставучей пиявкой. Он умел быть приставучей пиявкой, сосущей ваш мозг через уши. Абарай уже потерял сознание, но если бы он помнил – он бы не в жизни ни стал с этим доктором разговаривать. В прошлый раз, заподозрив в насморке чуть ли не подозрения на пневманию, Ренджи неделю от него прятался, лишь бы не пить тонну таблеток и лежать прикованным в буквальном смысле к кровати за буйство и непозволительную расхлябанность по отношению к своему здоровью. Сейчас, пребывающего в абсолютной темноте и бессознательности Рена можно было бы даже назвать счастливо отдыхающим, сумей он осознать это.

0

11

---Royal Host
-Да, вы все правильно поняли, доктор. - Как можно более милая и добрая улыбка, отстранится от того, что сейчас действительно хочется. -Простите, доктор,а можно с ним хоть что нибудь пока сделать? Потому что его и мой близкий друг очень-очень занятой человек и мне бы хотелось, чтобы Абарай-кун очнулся до его прибытия...
Может ему деньги нужны? Или еще что-то? Или ему просто нравится трахать мой несчастный мозг.
-И да, доктор, можно я побуду у него в палате? Я просто так боюсь за него... Я думал у меня сердце остановится, когда он вдруг упал.. - Алиса выполнил почти тетральный, но вполне правдободобный жест - одной рукой коснулся груди, другой прикрыл глаза.
Хотя, доктор, если он подохнет я пожму вам руку и закажу медаль. Интересно, тут можно перекусить?
Хотелось выгнать этого дяденьку, медсестер... хотя медсестер можно и оставить, они вполне симпатичные.. в общем выгнать всех остальных и расслабится. Ах да, можно было бы еще привести в чувство Ренджи, сдать его на руки Вану и тогда уже расслабится.
Спасибо Триаде, которая научила его тому, чтобы мысли никак не отражались на лице. Только благодаря этому, Лиангу до сих пор удавалось сохранить тень выражения скорбного беспокойства.
Алиса посмотрел в спины все-таки покинувшему палату мед. персоналу и достал телефон. Где-то в гостинице оторвалась одна из подвесок, пластиковый кусочек торта. Жааалко. Ну да ладно. Чуть ли не с мстительным удовольствием набрал номер Фея и милым голосом начал грузить его какими-то посторонними словами.

Отредактировано Алиса (2008-12-14 17:08:28)

0

12

Дом Фей Лао Вана

В больницу Фей Лао влетел разъяренным речным драконом – благо выглядел соответственно – высокий, гибкий как хлыст, во всем белом, с распущенными ухоженными волосами и горящими глазами. А что делать – надо было изображать крайнюю степень раздражения всем происходящим… Как же, как же – его «любимый друг» попал в больницу, мы так переживаем, так переживаем, просто место себе найти не можем.
В тоже время китаец наслаждался ситуацией – была возможность показать себя во всей красе. На ходу обругал по-китайски нерадивых дежурных медсестер, попытавшихся его было остановить. Ага, как же – его сейчас груженный камнями состав несущийся навстречу не остановит, не говоря уже о крашенных медсестричках… А правда – как и говорил Лианг – половина из них с ушками… Только вот их прелестность он явно преувеличил…
На ходу поймал какого-то не особенно волосатого докторишку, почти карликового роста, выслушал очередные сбивчивые просьбы вести себя потише, опять обругал – только теперь по-японски и выяснил, что плешивый старикашка как раз и был условно говоря лечащим врачом Абарая…
-Замечательно… - Прошипел вслух Ван и отпустил врача, затребовав, чтобы тот отвел его к его «любимейшему другу».
-Может вы поясните как все произошло? – Неуверенно подал голос доктор.
-Напился, ибо расстался со своей любимой девушкой, начал дебоширить, - нагло пустился в пространные объяснения Ван, даже не краснея от такой непроходимой лжи. – Я пытался его как-то вразумить… Мы вышли на балкон, чтобы проветриться, я оставил его там  - решил принести ему немного воды… Вернулся – а эта мааа… - Запнулся на полуслове, ловя несколько удивленный взгляд мужчины и тут же исправился. – А он на  перилах стоит… Не успел ничего сделать, как он пошатнулся и полетел вниз… Благо этаж всего второй был. Все.
Ван резко остановился, заметив около ближайшей палаты скучающего Лианга.
-Как этот ублюдок? – Предусмотрительно переходя на китайский, спросил Фей Лао. – Как я понял по словам врача – он ни хрена ни пришел в себя, так какого я делаю здесь, вместо того, чтобы спокойно спать? Может, ты мне объяснишь, а?
И говорил с такой тревогой в голосе, что сам поверил, будто Абарая жалко…

0

13

-Ну... понимаешь... У него рука шелохнулась. И ресницы дрожали, как будто вот-вот очнется. Я сразу в панику, звинить тебе, рассказывать... Врача позвал... А потом... вот... оказалось что он еще не очнулся... Я попытался еще раз позвонить, но...не дозвонился... - Когда врешь, особенно когда врешь такому человеку, главное - искренне верить в то, что говоришь. Благо Лианг умел это в совершенстве, старался и оттачивал месяцами, так, что не придерешься. - Наверное я просто слишком устал, вот мне и мерещаться всякие глупости...
Алиса тонкой, но ярко-алой ниточкой вплел намек в свою речь.
Отпусти меня, Фей...
Парень улыбнулся, прикусив губу и начал рассматривать собственные ноги, носки кед.
А если я прямо тут в обморок завалюсь? Что ты сделаешь? А, хотя о чем я? Конечно же, ничего..
Глупо обижаться на господина, но когда Алиса руководствовался принципом "это глупо,значит этого делать не надо"?

0

14

Врач неожиданно-восхищенно вскликнул: «Какой организм!» и бросился к пациенту. Абарай тихо застонал, крепко зажмурившись, после чего попробовал поднять ладонь. Ой, зряя... по позвоночнику словно разряд тока пропустили – такой болью отозвалось вполне себе естественное движение.
-Не дергайтесь, не дергайтесь! – врач схватил китайца за руку, и, воспользовавшись его замешательством, всунул изящную ладошку Абараю. – Мы все здесь, любимый ваш тут, все хорошо, Абарай-сан!– далекий от отношений популярных людей, врач попросту перепутал изящного китайца и решил, что Фей Лао и есть тот брюнет, по которому воздыхал Ренджи.
Самому Абараю наличие кого-то вообще сейчас было до лампочки – вплоть до всех ее контактов и ключей, ибо сам он ничего пока не понимал, не воспринимал и не помнил. Память возвращалась медленно и мелкими кусочками. Неприличными. Нет, почему-то наличием неприличности он не удивлен был – изящная, хрупкая спина, явно мужская, шелк растекающихся по белой наволочке смолисто-черных волос... Изогнутые в ласковой улыбке губы, нежный шепот, мягкие поцелуи... Вскрики... Сердце сделало что-то странное – оно учащенно забилось, и, как бы это... «влюблено затрепетало». Неожиданно для самого себя, Рен вспомнил, что он влюблен. Ну, что он гей и бла-бла-бла – сознание приняло без помех, ну, случается такое в нашем экзальтированно-извращенном мире. А вот то, что он влюблен в самого прекрасного брюнета на свете...
Ресницы вздрогнули, ненадолго зажмурились веки и плавно, словно бы нехотя распахнулись. Смазанная картина реальности мееееедленно (да быстрее открывайте свои гребаные декорации!) обретала очертания и резкость. Уже знакомая, почему-то, сияющая  лысина в окружении редких светлых волос, рассвет за неплотно прикрытыми шторами и... Какие же шикарные глаза у этого брюнета. Непослушные губы сами собой вдруг сложились в нежную улыбку, и даже больное насквозь горло не помешало ему прошептать восторженное: «koi…!»*, чуть сжав изящную мужскую ладонь.
Где-то фоновым шумом врач качал головой, бормоча (на самом деле, говорил он достаточно громко, но утонувший в прекрасной эмоции «влюбленный по уши» Ренджи сейчас все, кроме брюнета воспринимал мелкой незначительной пакостью на заднем фоне) страшные медицинские термины и тут же поясняя их: «частичная потеря памяти, множественные синяки и ушибы, глубокие порезы левой рук от предплечья до кисти, правой половины грудной клетки...»  - если вслушаться, то понять, что ничего в целом серьезного не произошло, но все равно, такое восстановление было удивительным для большинства пациентов. Видимо, «Это все волшебная сила любви, какая девушка! Я же помню, что Абарай-сан исключительно.. кхм.. как бы это.. Предпочитает мужчин женщинам! Наверное, он хотел поддразнить вас ревностью.. » - счастливый врач утер несуществующие слезинки и вздохнул что-то вроде «Ах, эта прекрасно-целебная сила любви!», любуясь Реном и Фей Лао.

_____

* «koi» – с яп. «любимый».

0

15

Ощущение, прятавшееся где-то за спиной хладнокровия, то мерзкое ощущение, что все идет явно не так, как нужно и приведет вообще неизвестно к чему, к середине ночи прямо таки затрубило и заорало глубоко внутри китайца, разрушающими ростками пробивая себе путь к свету.
И всего циркачества хватило часа на два максимум. Уходить из палаты Фей Лао отказался на прочь, отметая любую возможность прекословить. Вытребовал у врача кресло, а потом еще и заставил его принести кресло в палату.
К утру мысли о том, что сказать ЭТОМУ, когда ЭТО очнется, становились туманнее и бесплотнее.
И сном теплым, горьковато-сладким полынным вкусом целовал лицо - прикасаясь к векам, лбу, скулам...
Ван уверенно и размеренно вспоминал все бесчисленные дыхательные упражнения, что только знал, но это этого лишь активнее зевал и растекался по креслу. Лианга он почти не замечал. Бродил по палате, напевал какие-то древние - небо, пожалуй времен, великого кормчего - песенки и стишочки, перебирал на звук, будто пробуя на вкус, какие-то неизвестно откуда узнанные поговорки - на китайском, японском, словацком (а это откуда в тайниках крайне бесхитростной памяти?!)
На час даже заснул. Пока отлучился врач, Фей Лао нагло подвинул валяющегося без всякого сознания Абарая и улегся рядом - правда быстро затекло тело, заныла опять от неудобного положения спина и вообще китаец рисковал свалится, ибо ширина кровати может и позволяла на ней наличие двух тел одновременно, но только не в паре с этой макакой переростком.
По истечении очередного часа китаец понял, что от отсутствия сна его понесло - все в голове выглядело забавным, смутным, мало знакомым, а самое главное ярким. Хотя создавалось определенное впечатление, что это всего лишь была легкая передозировка лекарством. Эффект был просто слишком наваливающимся - то отступал, но снова начинал мягко давить на плечи и подталкивать под колени. И редкие смешки, иногда срывающиеся с губ Вана, говорили о том, что всерьез стоит задуматься над тем, что лекарство, тем более такое сильное, как он принимал, стоит вводить более аккуратно отмеряя дозу.
Ага, а то вдруг занаркоманю... Продам всю Триаду к лешему и стану уличной шлюхой... Небо, что за мысли?!
Фей повернулся на бок, лицом к мерно дышащему японцу, подпер щеку ладонью и уставился невидящим взглядом в своего "соперника". Теперь он воспринимался просто вздорным мальчишкой, которому еще никто не удосужился объяснить, что на злых и нервных дядек лучше не кидаться.
-А знаешь, Абарай. Ты не макака. - Вслух пустился рассуждать Фей Лао. - Ни фига ты не макака. Только выпендриваешься много. Ты, пожалуй... - Китаец, задумчиво опустил голову, упершись лбом в подушку, потом еле слышно добавил. - Ты тигр, только молодой и глупый. Твое счастье, что я тебя не убил.
Потом приподнял голову и одной рукой коснулся волос японца, пропуская сквозь пальцы алую прядь.
-Tyger! Tyger! Burning bright in the forests of the night, what immortal hand or... - Задумчиво протянул Фей Лао. – Or... Проклятье... В Китае еще мучил этот стих и до сих пор не могу вспомнить... Небо, что я вообще несу! - Ясность мозгам не вернулась, зато вполне четко стало видно, как со стороны это выглядело.
Потому буквально спрыгнул с кровати и начал мерить комнату шагами - не образно, нет. Вполне целенаправленно, метался из угла в угол, считая шаги. На двух сбивался, вспоминал очередное ругательство на родном, великом и могучем китайском и принимался за дело заново.
Когда начало светать Фей Лао пропустил - задремал таки беспокойным сном, буквально провалившись в какую-то удушающую серую перину, без всякой возможности выбраться на свободу.
А разбудил врач, радостно орущий что-то о чьем-то организме, о пожелании, чтобы обладатель этого организма дергался как можно меньше. Не сразу понял, что речь, судя по всему, шла о макаке - то, что сказал часом ранее успешно забылось.
Сонного, едва стоящего на своих ногах китайца бессовестно схватили за руку и, что еще хуже, представили Абараю, как "возлюбленного". Внутри все ощутимо передернуло, но... Оставалось тихо надеяться, что частичная потеря памяти в случае с этой горой мускулов пришлась на нужный момент.
Как оказалось, все несколько хуже. Даже легкого и поверхностного сканирования этого придурка хватило, чтобы захотелось сжаться и начать громко костерить мир за его величайшую несправедливость.
Мало того, что Абарай помнил ооочень мало чего... Так он помнил самое оригинальное! И как оказалось - китаец удачно подходил под описание возлюбленного, подсунутого пришибленным сознанием.
Надо было что-то делать. Срочно.
Пуля в лоб была идеальным решением. Пуля в лоб естественно досталась бы первому - Абараю, а потом - доктору. Лианга бы не тронул. Ван решил сегодня детей не обижать...
А делать, несмотря на все исхитрения и извороты в мышлении, действительно что-то надо было. Для начала - выставить за дверь Лианга и этого плешивого старикашку, что было сделано всего за миг - резкого взгляда было более чем достаточно.
Фей Лао, мягко высвободил свою ладонь из руки Абарая и осторожно присел на край кровати. А вдруг он все же помнит? Во будет цирк.
-Абарай-кун. Знаешь, по-моему произошло некое недоразумение. - На ходу придумывая, что говорить, пустился в объяснения Фей Лао, но тут же умолк.
Факт оставался фактом - что говорить, китаец не знал даже примерно...

0

16

Абсурд... Это все - просто абсурд.
Хотя да, сон и голод, как рукой сняло. Лиангу оставалось только стоять в стороне и ошарашенно смотреть на признание в любви господину. Юноша с трудом сдержал неизвестно откуда взявшееся желание дать этому Абараю по мужественному лицу, благо пока он достаточно слаб, чтобы можно было это сделать без страха.
Только вот зачем? Так же, не вмешиваясь - гораздо интереснее.
Интересно, как ты выкрутишься?
Все это закрыло собой впечатления от Лао, читающего стихи и проговаривающего пословицы. Пожалуй, сегодня вообще удивительные ночь-день...
И как обидно, быть выставлнным за дверь в разгар веселья! Подслушивать конечно нехорошо, но... Но великое слово "но" снова пришло на помощь.
Только первая же фраза Фей Лао заставила Алису зевнуть. А раз продолжение обещает быть скучным - ну его нафиг..
Парень развернулся и гордо направился по больничному коридору, поглаживая подушечками пальцев кредитку, так великодушно дарованную перед отправлением в больницу.
-Если будет спрашивать, где я - скажи, что телефон включен, найдет. - Свобода. Пьяняще, восторженно и празднично.

0

17

-Недоразумение..? – Абарай с непониманием посмотрел на брюнета. Потом, нахмурившись, очень постарался вспомнить что произошло. Хм.. так.. так...толчок в грудь, больно... Какие-то шипы-кусты...Я или напился до чертей и упал с третьего этажа в заросли бурьяна или, что вероятнее, опять нарвался на систему. Но кои целый сидит...Или я настолько хреново сражаюсь, но защищаю жертву, беря на себя все удары, что маловероятно, или я совсем обнаглел и рванулся в авторежим, совершенно забыв о Кои. Черт... Он наверное нервничал, ему больно наверное было...
– Кои.. – Рен моргнул. Говорить было больно, от каждого рычащей согласной горло словно наждачкой протиралось и на глаза набегали слезы, но в целом, это все было сущее ерундой ведь? -Кои.. Прости, прости... Я ...Как я мог забыть о тебе?! Опять сорвался в систему... Наверное мне сказали что-то слишком гадкое... Прости, я больше ни шагу без тебя, хоть на цепь сажай...! – Он порывисто потянул на себя растерявшегося (почему-то?) брюнета, крепко обнял и, не давая ему возразить или возмутиться такой наглостью, приподнял за подбородок, нежно прижимаясь к его губам и целуя, словно выпрашивая извинения. Кажется, будь он сейчас в более здоровом состоянии, даже на колени бы встал – настолько сильно было внезапное раскаяние. Я что-то совсем размазня..? Хм, да, я, черт возьми, зато счастливо-влюбленная размазня и остальных это не касается. Не рискнув просить о большем, но отпустив лишь после того, как легкие, возмущенно вдарив крепкой порцией болезненных ощущений по всему телу, потребовали воздуха, Рен улыбнулся и счастливо мурлыкнул: - Аната но кото айшитеру, кои...*

________
*Аната но кото айшитеру, кои. - (яп.) Я люблю тебя, любимый. Да, на русском смазанно звучит)

0

18

Нет, Абарай, ты точно идиот…
Фей Лао только вздохнул и мученически поднял глаза к потолку, когда вместо своих объяснений на тему – извини, погорячился, не хотел тебя калечить, услышал сбивчивые извинения этой макаки. Что он вообще нес? Сам хотя бы прислушивался к своим же речам? Не повезло все-таки той самой Жертве, за которую сейчас Абарай принимал Вана, ему видимо эту несуразицу приходилось слушать десять раз на дню.
А потом его неуклюже, грубовато принялись обнимать и целовать. Отпихиваться было себе дороже – при немаленьком росте Ван все же значительно уступал в «мышечной массе».
И все же… Абарай чувствовал, что что-то не так… Он будто старательно глушил своей нежностью возмущение, растущее в Фей Лао. Видимо, где-то глубоко внутри понимал – не мозгом, явно пришибленным, не каким-то разумом или чутьем Бойца, а сердцем… Сколько можно так будет играть? Час? Два? День? Этого хватит ему, чтобы почувствовать, что отнюдь не китайца он любил  и любит?
-Дурак ты, Ренджи… - И впервые за последние годы в голосе появились виноватые интонации.
Фей Лао очень смутно догадывался, что значить любить… Но красть чужую любовь даже ему представлялось несколько неприличным… Или… Просто это видимо была зависть. Сейчас «люблю» говорили не ему, а кому-то другому, кто был в сердце, кто уже БЫЛ… Вот такой парадокс. Видимо нужно больше спать, раз уже подобный бред лезет в голову.
-И болтаешь ты много… - Фей Лао опустил голову, прикрывая рукой глаза, в которых просто плясало пламя недовольства.
Ублюдок этот Абарай. Сначала вынудил просто выкинуть его с балкона, а теперь сидит тут весь такой из себя виноватый… Ублюдок. Хотя ток ублюдок, что таскал за волосы и грубостью, а не плаксивыми извинениями, добивался поцелуя, вызывал больше эмоций…
Дерьмо. Что за день?! Что за мысли?!
-Заткнись и не неси всякий бред в моем присутствии – это может оскорбить мой изнеженный слух. – Хохотнул китаец, выпрямляясь.
Внимательным, выжидающим взглядом посмотрел на покалеченного его же руками японца и ядовито улыбнулся. Ну что? Берем карт-бланш? И играем до…
-Победного… - вслух «додумал» китаец и подался вперед, целуя Абрая в губы.

0


Вы здесь » ~Loveless~ » Больница » VIP-палата.